«Порядком съели». Коронавирусный резервный фонд Смольного похудел вдвое

При разработке бюджета на следующий год финансовый блок хочет заложить в него резервный фонд в 10 млрд. Это меньше, чем съела пандемия за полгода.

11
«ковидный» госпиталь в «Ленэкспо»
«ковидный» госпиталь в «Ленэкспо»Фото: Елена Хохрина/Архив
ПоделитьсяПоделиться

«Был у нас 1 миллиард рублей Резервный фонд, стал 31 миллиард, — заявил накануне вице-губернатор Эдуард Батанов в эфире телеканала «Санкт-Петербург». — Но и тот мы порядком съели». «Фонтанка» присмотрелась к главной коронавирусной кубышке бюджета и выяснила, что «порядком» — это примерно наполовину. Вторая половина — второй волне.

По данным «Фонтанки», в резервном фонде правительства Петербурга нетронутыми остались примерно 15,2 млрд рублей, стало быть, разошлось около 15,8 млрд. Главным образом — на социальные выплаты и стройку госпиталей, но перепало и бизнесу.

Резервный фонд начали накачивать в апреле. Законодательное собрание разрешило Смольному докапитализировать его без внесения изменений в закон о бюджете, а заодно и тратить его на борьбу с коронавирусом. До тех пор основные коронавирусные расходы брали на себя федералы, но теперь и городской фонд вырос с миллиарда рублей до 10 млрд; тратить его начали незамедлительно, направив более 400 млн рублей на оборудование первой очереди госпиталя в «Ленэкспо».

10 млрд — это примерно 1,4% от расходной части бюджета в апрельской версии, на тот момент лимит составлял 3%. Но уже было очевидно, что город ждет секвестр и пандемический удар, так что в конце апреля комитет финансов разработал изменения в закон о бюджетном процессе: предельный объем резервов увеличивался до 5%. В проекте корректировки бюджета значилась цифра в 31 млрд рублей, и на первом чтении оппозиционные депутаты сетовали, что все это — зона бесконтрольного расходования средств, а администрация за счет увеличения лимита просто решает свои управленческие задачи. Во время второго чтения добавили конкретики: например, Алексей Ковалев призывал вернуть урезанные деньги на жилищные программы и капремонт, а в качестве донора называл как раз раздувшийся в проекте резервный фонд. В конечном счете искомые 31 млрд прописали в новой версии бюджета. На 1 августа, согласно официальному отчету комфина, в резервном фонде оставалось 17,9 млрд рублей. На сегодняшний момент, по данным «Фонтанки», — около 15,2 млрд.

ПоделитьсяПоделиться

Если говорить о крупных статьях, то можно вспомнить, с чего начинали: «Ленэкспо» успело откусить от фонда почти полтора миллиарда. Уже 416 млн рублей на первый павильон временного госпиталя некоторые сочли перебором; специфики добавляло то, что подрядчик — компания «Лентехстрой» — как минимум в прошлом был не то чтобы чужой компанией семье нынешнего председателя комитета по строительству. Впоследствии этот же застройщик получил еще один контракт на расширение госпиталя за 164 млн рублей. В середине июля койки опустели, однако с приближением возможной второй волны пандемии начали готовить новые павильоны — в том числе для тяжелых больных. Очередной контракт с «Лентехстроем» управление строительными проектами (УСП) заключило в конце августа, сумма — 843 млн рублей. Речь идет о 5-м павильоне «Ленэкспо» и 975 койках. В источниках финансирования прописан код целевой статьи, которого в общедоступной версии бюджета нет; при этом указано, что речь идет о субсидиях УСП, хотя опять же в опубликованном бюджете там заложено всего 50 млн рублей. Насколько можно судить, речь идет об использовании городского резервного фонда, и, судя по платежкам, 674 млн уже ушли подрядчику в качестве аванса.

Тот же «Лентехстрой» привлекли на основную базу госпиталя для ветеранов войн, который управляет временными площадями в «Ленэкспо». Компания подрядилась строить многопрофильный лечебный диагностический корпус на Народной опять же с возможностью перепрофилирования под COVID-19. Общая стоимость — 2,8 млрд, но пробоина в резервном фонде меньше, так как оплачено фактически 1,1 млрд.

Расходы непосредственно на строительство стационаров этим исчерпываются. Вторая важная и куда более конфликтная часть — социальные пособия. 1,4 млрд — это выплаты гражданам старше 65 лет, которые добросовестно соблюдали самоизоляцию. Многие помнят, хотя это было словно в прошлой жизни: в мае пожилым людям прописали такой бюрократический порядок получения заветных 2 тысяч рублей, что запахло профанацией, а первыми одарили домоседов старше 80 лет и инвалидов. В итоге Смольный довольно быстро очнулся, отменил от греха любые уведомления и начал переводить деньги автоматически. На нулевых чтениях бюджета в начале сентября глава комитета по соцполитике Александр Ржаненков доложил: беглецов из-под ковидного домашнего ареста не наказывали, в итоге выплаты получили 710 тысяч человек. По линии того же комитета проходили 800-рублевые выплаты на закупку средств индивидуальной защиты. Александр Ржаненков подтвердил, что их получили 1,8 млн человек, общая сумма — порядка 1,470 миллиона рублей.

Едва ли не самыми скандальными оказались выплаты пострадавшим медикам — 300 тысяч в случае заражения, миллион семье в случае смерти. Сам порядок признания врачей «правильно» и «неправильно» заболевшими вызвал много вопросов, так что его вскоре изменили. Несмотря на это, «Фонтанка» много раз за прошедшее с апреля время писала, как врачам отказывали в этих компенсациях под разными предлогами. По данным Ржаненкова, на данный момент 300-тысячные выплаты сделаны более чем 6 тысячам медиков на сумму 1,923 млрд. Еще 150 млн рублей из резервного фонда города вытащили на допвыплаты социальным работникам, которые оказывали помощь на дому.

Не менее горячо петербургские врачи боролись за стимулирующие выплаты, которые им положены при работе с COVID-больными, в дело приходилось вмешиваться прокурорам и президенту. Вообще-то это федеральные деньги, расписанные в двух постановлениях правительства — № 415 и 484: в первом расчет выплат делается на основе среднемесячного дохода в регионе, во втором указаны фиксированные суммы, распространяются они на разные категории медиков. Роль петербургского резервного фонда зафиксирована в 257-м постановлении Смольного; там говорится, что город подключается, если превышен лимит, установленный федеральными правилами. А кроме того, именно местная казна платит работникам медицинских организаций особого типа, а также водителям, перевозящим людей с подозрением на заражение и биоматериал этих людей, и еще нескольким категориям. В комитете финансов «Фонтанке» сообщили, что всего на выплаты ушло 8,6 млрд рублей, из них за счет резервного фонда — 1,8 млрд. Еще 1,75 млрд рублей из этого кармана выложили на покупку СИЗ и оборудования.

2 млрд рублей из резервной «кубышки» ушло на поддержку бизнеса. Средства распределялись через докапитализацию двух специализированных фондов. Фонд развития промышленности Петербурга получил дополнительные 500 млн рублей; а Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса — полтора миллиарда, но еще столько ему насыпали при перераспределении средств во время корректировки бюджета, так что всего ему досталось 3 млрд.

Получив средства, обе организации предложили бизнесу специальные «антивирусные» условия. К примеру, Фонд развития промышленности предложил займы под 1% для покупки оборудования для производства медицинского оборудования, средств защиты, лекарств и средств дезинфекции. Такая же ставка в течение года доступна для предприятий с выручкой от 200 млн рублей с последующим повышением до 5%. Прочие производства могут брать деньги под 3–5%.

Но в условиях пандемии промышленникам было не до модернизации. Брать у города взаймы — пусть и по льготным ставкам — бизнес не захотел. Как следует из данных ФРП, с начала пандемии было одобрено всего пять заявок на общую сумму 290 млн рублей. Самый крупный кредит — на 156,6 млн рублей получило фармацевтическое предприятие «Вертекс». Руководитель ФРП Евгений Шапиро сообщил «Фонтанке», что на рассмотрении находится еще несколько заявок, но точное число не назвал. Сейчас капитализация фонда составляет 2,15 млрд рублей.

А вот программы Фонда содействия кредитованию малого и среднего бизнеса, которые выдавались на поддержание бизнеса на плаву, пользовались большей популярностью. Как сообщила «Фонтанке» директор Александра Питкянен, первый транш на 1 млрд рублей распределен примерно на 80%. Из этой суммы примерно 630 млн рублей ушло на предоставление поручительств по кредитам, которые бизнес брал в коммерческих банках. Еще 180 млн — на выдачу займов под залог по льготным ставкам от 1 до 5% годовых.

С учетом собственных средств фонда, которые были в его распоряжении до докапитализации, всего с апреля по сентябрь организация выдала займы на 226,4 млн и поручительства почти на 2 млрд рублей. Программы пользуются спросом, остаток миллиардного транша фонд распределит до конца октября, отмечает Александра Питкянен.

Второй транш в 2 млрд рублей тоже расходится как горячие пирожки. Что неудивительно: в рамках второго пакета Фонд предложил бизнесу беззалоговые займы для сохранения занятости. Претендовать на помощь могут представители пострадавших отраслей, но Смольный существенно расширил их перечень по сравнению с федеральным. Ставка на первый год составит 1% годовых, на 2-й — 2% годовых, на 3-й — 3 % годовых. Те компании, которые подтвердят сохранение численности сотрудников в течение трех лет, а также выплатят долг и проценты, смогут претендовать на субсидию от Смольного в размере от 50 до 90% от основного долга.

По словам Александры Питкянен, займы на сумму 340 млн рублей выданы 114 предпринимателям. Одобрено еще 50 заявок на 200 млн рублей, но, чтобы получить деньги, бизнесу нужно погасить задолженность по налогам или предоставить недостающие документы. На рассмотрении еще 38 заявок на 150 млн рублей. Число новых обращений растет по мере того, как бизнес возобновляет работу после ограничений. Среди тех, кто запрашивает поддержку, — торговцы, отельеры, транспортные и туристические компании, все виды производств — даже хлебные заводы, говорит Александра Питкянен.

Правда, пока «за бортом» господдержки остались рестораторы. Как ранее сообщала «Фонтанка», федеральное законодательство не позволяет фонду оказывать поддержку тем, кто производит или продает подакцизные товары — например, алкоголь. В Смольном уже пообещали добиться необходимых изменений в законе. На займы-субсидии у фонда осталось еще 1,3 млрд рублей. Также организация рассчитывает получить еще 200 млн рублей из федерального бюджета.

Вторую волну пандемии, если она и правда придет, будут встречать остатками неприкосновенного запаса. Маловероятно, что резервный фонд будут накачивать еще сильнее во время осенней корректировки — она, по словам Батанова, будет носить технический характер. А вот входить в следующий год с беспечным миллиардом в кармане, как в начале 2020-го, Смольный не намерен. «Уровень резервного фонда мы предусматриваем в увеличенном объеме, в размере 10 млрд рублей, — сообщил глава комитета финансов Алексей Корабельников в ходе нулевых чтений бюджета-2021. — Это позволит нам чувствовать себя спокойно в плане реакции на какие-то чрезвычайные обстоятельства».

Николай Кудин, Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»

«ковидный» госпиталь в «Ленэкспо»
«ковидный» госпиталь в «Ленэкспо»Фото: Елена Хохрина/Архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (11)

Как начнутся проверки , выяснится, что сотни миллионов разворованы чиновниками.

Если "где то" убыло, значит у "кого то" прибыло. Закон сообщающихся сосудов...

Вот эти торчащие кровати из-за выставочной перегородки - это олицетворение нынешнего отношения властей к населению. Можно было сделать лучше и адекватней? Можно! Но зачем, населению и так нравится. Население согласно...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...