Сейчас

+5˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+5˚C

Ясная погода, без осадков

Ощущается как 3

2 м/с, вос

763мм

78%

Подробнее

Пробки

0/10

«Безнаказанно им не пройдут санкции даже к Белоруссии». Эксперт про последствия миграционного кризиса

14084

Причина обострения миграционного кризиса между Минском и ЕС — самодеятельность Лукашенко. Выгоды Москвы в этом противостоянии сугубо эмоциональные. Санкции для Кремля тоже пока неочевидны.

Фото: Дмитрий Лебедев/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Об этом «Фонтанке» рассказал программный директор РСМД (Российский совет по международным делам), эксперт-международник Иван Тимофеев.

Фото: скриншот YouTube.com
ПоделитьсяПоделиться

— Почему кризис перерос в столь острое состояние именно в ноябре 2021 года? Мигрантов подвозят к колючей проволоке по дороге в ЕС уже несколько месяцев.

— Это хороший вопрос. Но на него не так просто ответить. История давняя: ей, как минимум, несколько месяцев. И она уже вызывала вопросы у ЕС. Видимо, сейчас увеличилось количество людей и качество их попыток проникновений в ЕС. Есть политическая подоплёка. Минск же не может ответить теми же санкциями, которые вводит ЕС, в силу несопоставимости экономик. Поэтому отвечает тем, чем может. Вот изобрели эту тему. Очевидно, что она носит рукотворный характер. Это типично для игроков под санкциями, которые иначе не могут попытаться сбалансировать внешние ограничения.

— Смена власти в Германии подталкивает к ускорению процесса?

— Нет. Это исключено. Это не та история.

— Остаётся «осеннее обострение»?

— Не нужно недооценивать уровень рациональности людей и в Минске, и в Польше. В целом неважно, почему это происходит именно сейчас. Это знают те эксперты, которые орут друг на друга в телевизоре. Важно понять, почему вообще это происходит. Важно, какие последствия будут для России, для Белоруссии, для нашего бизнеса. Превратится ли это в санкционную историю для наших или турецких компаний. Пока ЕС не подтверждает претензии к «Аэрофлоту» (о причастности авиакомпании к миграционному кризису сообщил МИД Польши, что привело к падению стоимости акций «Аэрофлота». — Прим. ред.). Пока Россия не вовлечена. Но если за это будут санкции для РФ, тогда эскалация с участием России неизбежна.

— То, что с «Аэрофлотом» отступили, говорит о том, что ситуация остывает (В Совете Федерации заявили, что западным авиакомпаниям могут запретить летать над территорией РФ в качестве санкций. — Прим. ред.)?

— Думаю, что с «Аэрофлотом» и не наступали. Информация по «Аэрофлоту» была от источника. Подтверждения не было. Источник сделал допущение, не основываясь на проекте решения, судя по публикациям Bloomberg. Речь шла о том, что санкции будут скоро. Они действительно будут. Но, судя по всему, лишь по отдельным лицам Белоруссии, а не по бизнесу России и Турции.

— Насколько Лукашенко самостоятелен в своих действиях? Смелость называть российский газ своим — самодеятельность или согласовано?

— Это самодеятельность. Александра Григорьевича трудно назвать зависимым президентом. Он всегда умудрялся играть самостоятельную роль. Ошибкой будет считать, что всё, что он делает, это указка из Москвы. Он может ссылаться на дружбу с Москвой, где-то опираться на помощь, но в общем многое из того, что он делает, он придумывает сам. Перекрывать газ он не будет. Россия ему этого сделать не даст. Это риторика для красного словца.

— Очевидно, что Москва не одёргивает Минск. Что Лукашенко должен сделать, чтобы Москва вмешалась?

— Не одёргивают, потому что все понимают, что его риторика нереалистичная. Зачем одёргивать человека, который говорит о вещах, которые не может сделать? Я думаю, что и не хочет.

— Чем этот кризис выгоден Москве?

— Минус в том, что всё это дело некоторыми в ЕС объясняется рукой Москвы. И горячие головы предлагают наказывать Москву. Как у нас есть позиция, что с руководством Украины мы разговаривать не будем, а будем разговаривать с их сюзереном, так и в ЕС тоже есть такие голоса — «говорить будем со старшим партнёром». Верят, что он может одёрнуть. А старший партнёр заинтересован, чтобы Белоруссия оставалась стабильным государством. Чтобы там не происходило цветных революций. Чтобы это было государство, которое сохраняло свои союзнические обязательства и не меняло их произвольно в случае обвала внутриполитической обстановки. Вот чего хочет старший партнёр. Но есть свои издержки. Одна из них связана с тем, что мы эти риски с Белоруссией делим. Выгода Москвы же скорее политическая. ЕС исходит из того, что он может Лукашенко и его политическую конструкцию наказывать за его внутриполитический курс, не получая ответа за это. Но Белоруссия показывает, что может всё равно причинять неприятности. Нет тут экономической выгоды для нас. Но есть политический жест, который показывает, как маленькая страна может делать неприятности крупной экономике ЕС.

— Кроме эмоций, плюсов нет?

— Пока не вижу.

— А как же совместная с российскими военными охрана границ? Это геополитический успех Москвы?

— У нас союзнические отношения с Минском, обе страны в ОДКБ. Под влиянием санкций несколько ускорилась интеграция стран. Несущественно, но ускорилась. Москве это выгодно. Белоруссия лишается возможности балансировать между центрами силы, как было раньше. Давление Запада усиливает связи Москвы и Минска.

— При этом Лукашенко занят самодеятельностью.

— Это его стилистика. Это было, есть и будет. Это усложняет получение выгод Москвой. И это издержки. Но это не отменяет того, что интеграция ускоряется.

— Польскому правительству это чем выгодно?

— Решение проблем польских властей с властями ЕС отходит на второй план на фоне «общей угрозы» («Фонтанка» писала про многочисленные претензии Брюсселя к Варшаве. — Прим. ред.). И как раз поляки будут подчёркивать руку Москвы, «гибридные угрозы», будут позиционировать Беларусь как несамостоятельного игрока. Для них это возможность говорить об их большей значимости в ЕС и НАТО. Будут эксплуатировать тему политически.

— Где предел у этого напряжения? Про использование оружия в этом конфликте говорят всё больше. Лукашенко говорит, что кто-то уже снабжает беженцев, пограничники белорусские опровергают факты смертей, Минобороны РФ говорит, что это такая разведка Запада.

— Я не думаю, что этот кризис перерастёт в масштабное применение силы. Хотя пограничники имеют право на принудительные меры. Любая пограничная служба может применять оружие на поражение. Инциденты не исключены. Но не думаю, что эти инциденты приведут к чему-то серьёзному.

— Карикатуристы рисуют российского президента верхом на трубе с вентилем в руках. Труба — это Лукашенко с подписью «Миграционный поток». Смешно?

— (Смеётся) На самом деле, не смешно. Потому что всё-таки те люди, которые у границы сидят, это же люди. Это не роботы. За каждым из них есть определённая человеческая трагедия. Люди покидают родину не от хорошей жизни. Карикатуры такие — они о людях. Я бы так не делал. Это вопрос этики.

— Проблемы с этикой у политиков пострашнее, чем проблемы с этикой у карикатуристов? Не художники же делают из людей пушечное мясо.

— И это тоже, конечно. Политически эту тему эксплуатируют везде, не оглядываясь на этические моменты.

— В сухом остатке: мы наблюдаем схватку Минска и Варшавы, на которую пытаются намотать Берлин и Москву?

— Можно так сказать. Но я бы уточнил, что мы имеем схватку Минска и Брюсселя при участии Варшавы. Москва — неизбежный игрок, но пока не вовлечена в той мере, в которой её могут в это всё вовлечь.

— Когда вы слышите, что Москва заинтересована в дестабилизации западной цивилизации любыми методами, вы что можете ответить?

— Я вообще очень скептически отношусь к понятию «западная цивилизация». Запад — это очень мозаичное образование. Совершенно разные государства. Разные ценности и измерения. Россия заинтересована в своей безопасности, чтобы балансировать военные угрозы со стороны конкретных стран и блоков. Россия заинтересована в том, чтобы минимизировать влияние на свою внутреннюю политику. А все словеса от участников ток-шоу и у нас, и за рубежом — это всё от лукавого.

— Курды и афганцы на границе с ЕС помогают решать эти задачи Москвы?

— Политика дело тонкое. Там белого и чёрного нет. Много оттенков серого. Есть риски ненужной нам эскалации, вовлечение в конфликт в ненужном нам виде. С другой стороны, это всё символ того, что безнаказанно им не пройдут санкции даже для такого государства, как Белоруссия.

P. S. ООН намерена обсудить с Белоруссией создание «гуманитарного коридора» для отправки беженцев домой. Ранее эксперт по санкционному праву Сергей Гландин рассказал 47news, что воздействовать на Минск через ООН маловероятно. Тем временем иракские дипломаты в России предлагают забрать своих граждан из Белоруссии.

Леонид Лобанов для «Фонтанки.ру»

Фото: Дмитрий Лебедев/«Коммерсантъ»
Фото: скриншот YouTube.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (16)

Россия несомненно виновата - она двадцать лет содержит этого придурка. Самая большая санкция - Лукашенок на шее...

Деградировали окончательно. Осталась жижа, шлак, колхоз и террор. А интеллект, образованность, харизматичность в дефиците. Осталось только мелко пакостить, при чем так, чтобы вонь шла по всему миру.

Лукашенко всё делает как дед скажет! О какой самостоятельности речь вообще.

close