13

На имя отца и сына. С семьи Александровых требуют взыскать 5 млрд рублей в пользу «Метростроя»

Временный управляющий «Метростроя» подал заявление о привлечении отца и сына Александровых к субсидиарной ответственности в рамках банкротного дела. Он считает, что экс-директора не удосужились подать на банкротство вовремя.

ПоделитьсяПоделиться

По данным «Фонтанки», заявление в арбитражный суд было направлено накануне и уже получено. Автор — временный управляющий Григорий Авдеев, но подпись стоит не его, а представителя по доверенности. Если вкратце — у многолетнего патриарха «Метростроя» Вадима Александрова еще в 2016 году были основания подавать на банкротство. И тем более — они были у его сына, который сменил отца у штурвала компании. Стало быть, считает управляющий, с них можно спросить в пользу «Метростроя» стоимость почти километра метро.

Логика заявления укладывается во фразу «промедление смерти подобно». Напомним хронологию: первый банкротный иск налоговая подала к «Метрострою» в январе 2019 года. После этого ФНС в красках описывала в суде причудливую бухгалтерию предприятия, в которую оказался включен и банк гендиректора «Метростроя» Николая Александрова, а сам банк это отрицал. Речь шла о стратегических объектах, на носу были выборы губернатора, и, несмотря на прозвучавшее, суд утвердил-таки мировое соглашение между сторонами, что позволило продолжить строительство фиолетовой линии.

Однако тут же последовал новый банкротный иск со стороны «Ариэль Металл», и он-то как раз докатился до процедуры наблюдения в феврале 2020 года, временным управляющим стал Григорий Авдеев. К тому времени Николай Александров уже находился под арестом по делу о растрате, гендиректором «Метростроя» был экс-председатель КРТИ Сергей Харлашкин. Крупнейшим кредитором в реестре оказался АБ «Россия», однако «Газпромбанк» с меньшим размером требований умудрился пробраться вперед по очереди. Авдеев летом 2020-го сумел через суд отменить мировое «Метростроя» с ФНС, разморозить первое банкротное дело и объединить его со вторым.

Авдеев в заявлении напоминает, что Вадим Александров был гендиректором «Метростроя» с ноября 2002 года по июнь 2017 года и уступил трон как раз своему сыну. Кроме того, на момент возбуждения дела о банкротстве оба были крупными акционерами (13,62% и 24,99% в уставном капитале соответственно) и членами совета директоров. И у них были все основания подать на банкротство своей компании гораздо раньше, а значит — теперь пришло время платить за промедление.

Это обычная логика заявлений о «субсидиарке»; такая же, к примеру, была в сюжете с «Мостостроем № 6». В данном случае Авдеев отматывает пленку в 2015 год и утверждает, что на самом деле признак неплатежеспособности (просроченная дольше 90 дней задолженность более 300 тысяч рублей) возник у «Метростроя» еще в тот момент, не зря он ходил в суды со своими же субподрядчиками (СМУ-13 «Метрострой» и «Тоннельный отряд — 3»). Если же смотреть крупнее, то надо вспомнить те самые недоимки по НДС и налогу на прибыль, которые ФНС в 2018 году впервые предъявила предприятию, — более 800 млн рублей: они были начислены по итогам проверки за период 2013–2015 годов.

Стало быть, говорит Авдеев, уже к апрелю 2016 года у «Метростроя» существовали просроченные обязательства на 574 млн (это сумма основного долга налоговикам без пеней и процентов), которые впоследствии привели к возбуждению дела о банкротстве. Отсчитываем 90 дней, даем месяц на направление заявления и получаем: не позднее 29 июля 2016 года гендиректор должен был подать на банкротство. Вкупе с другими признаками (такими, как доля просроченной кредиторки в пассивах больше 20%) картина невеселая. Однако, продолжает автор заявления, Александровы решили не подавать на банкротство, а кредитоваться в АБ «Россия» и банке «Открытие», что лишь отсрочило неизбежное: за счет этих займов оплачивалось непосредственно строительство, но не погашались обязательства перед налоговиками.

По тексту видно, что управляющий идет по пути формальной юридической логики, на то он и управляющий. Но надо понимать, что в действительности банкротство «Метростроя» летом 2016 года — это чистая фантазия. Вспомним: аккурат в тот самый момент Смольный громко расходился со структурами «Трансстроя», которые строили стадион к Кубку Конфедераций и ЧМ-2018. Контракты экстренно передавали именно «Метрострою», который и надорвался окончательно именно на Крестовском острове и теперь так же громко спорит с комитетом по строительству. В тот же самый момент к футбольным событиям гнали продолжение зеленой линии метро с «Новокрестовской» и «Беговой», да и вообще компания впервые в своей истории строила 4 линии одновременно. В общем, самое время банкротиться. Дозвониться до Григория Авдеева в течение дня не удалось.

Самое интригующее — расчет сумм. Для старшего Александрова — это размер обязательств, возникших с того дня, когда он, по мнению заявителя, должен был подаваться на банкротство компании, до, собственно, возбуждения банкротного дела. При этом из списка убирают обязательства перед аффилированными структурами, которые должны были быть в курсе положения дел в «Метрострое», но все равно кредитовали его. Вадиму Александрову Авдеев предъявляет период с июля 2016 года до января 2019-го, Николаю — на год меньше.

Александров-старший, по мнению временного управляющего, должен заплатить ни много ни мало 4,75 млрд рублей. По большей части это как раз кредит АБ «Россия» (3,3 млрд) и «Открытия» (805 млн); кроме того, долг перед ООО «Таск» (392 млн), АО «Виско» (89 млн), ЗАО «Электронные системы» (53 млн) и полтора десятка задолженностей поменьше. С Николая Александрова Авдеев просит взыскать 288 млн, которые в основном складываются из меньшего кредита АБ «Россия» на 202 млн и все тех же «Электронных систем». Таким образом, общая сумма — порядка 5 млрд; если отталкиваться от традиционных представлений о стоимости строительства метро, то это где-то 700 метров подземки.

В принципе заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подавать и без расчета сумм: суд может принять его и приостановить, а дать ход уже после введения конкурсного производства.

Династии «Метростроя» 2020 год, судя по всему, запомнится в еще более мрачных оттенках, чем многим другим. Николай Александров почти весь его провел под арестом — в СИЗО или дома — по делу о растрате со все новыми эпизодами. Под подписку о невыезде он вышел только в декабре, после чего у него почти сразу сгорела баня. Вадим Александров в течение года передал невестке пакет акций, затем доля ушла Константину Ерошенко, которого связывают со «Стройтрансгазом» Геннадия Тимченко и которого Александровы пытались ранее сделать гендиректором.

Впрочем, точно таким же 2020-й стал и для всего «Метростроя»; это постоянный кризис, включивший в себя корпоративный конфликт, оставивший предприятие без совета директоров, заблокированные счета, остановку проходки, а главное — почти гарантированный уход с рынка. Смольный принял решение не латать пробоины в «Метрострое», несмотря на то что у города там крупнейший пакет в 46% и он много лет пытался перехватить рычаги управления у Александровых. ВТБ зарегистрировал компанию «Метрострой Северной столицы», 65% в которой отдает Петербургу и которая получит статус единственного поставщика. Сейчас этот новый «Метрострой» активно запрашивает и получает данные от старого. Необходимые лицензии и допуски совместное предприятие города и ВТБ намерено получить весной. Судьба традиционного «Метростроя» решается в арбитраже, очередное заседание по банкротному иску — в январе. Попасть в реестр кредиторов есть все шансы и у Смольного, бывшие представители которого за этот год осели в руководстве предприятия.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (13)

Иосиф Виссарионович с Лазарем Моисеевичем за три дня все оргвопросы решили бы и давно уже строили метро для жителей города...

piterez
Что-то не клеится у города с передачей имущества и специалистов от одной структуры в другую. Эта губеровская задумка с новым метростроем теперь переходит в затяжные разборки и междуусобицы. Когда наконец взрослые люди поймут, что развитие и обновление возможно только без монополий. Пригласите на рынок больше участников, разрушите монополию в метростроении и вы получите результат, а не топтание на месте!!!

Иметь лицо такой ширины, просто неприлично.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...