Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:42 14.11.2019

Полиция идет по следу 3 млрд, заходя в двери «Мостостроя №6»

Арбитражные приключения бывшей компании Минакова приправили уголовным делом. Полиция прошла с обысками по адресам ушедшего в банкротство «Мостостроя №6». Банки, кредитовавшие крупнейшего подрядчика города, решили, что без уголовной составляющей картина не завершена.

Полиция идет по следу 3 млрд, заходя в двери «Мостостроя №6»

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

По 30 адресам, среди которых офисные помещения почившего «Мостостроя №6» и квартиры его руководства, оперативники искали следы чудесного исчезновения 4-летней давности. Исчезли предположительно ни много ни мало 2,8 млрд рублей кредитных средств. Об источнике этих денег гадать не приходится — заявление в полицию писал АБ «РОССИЯ», в уголовное дело оно оформилось весной.

Квалификация напрашивается: строил «Мостострой №6» в особо крупном размере, вот и мошенничество ищут в таком же. Следствие ведет ГСУ ГУ МВД, оперативное сопровождение — на «оборонном» отделе Управления экономической безопасности. По информации «Фонтанки», материалы дела касаются периода с осени 2014-го по осень 2015 годов.

По версии следствия, неустановленные лица из руководства и совета директоров компании «Мостостроительный отряд №6» обратились в АБ «РОССИЯ» с заявкой на кредит в 3,6 млрд рублей. При этом они якобы уже все знали о невеселом положении предприятия и предоставили кредитору заведомо ложную информацию, в частности бухгалтерскую отчетность, где были указаны мифические финансовые вложения и дебиторская задолженность более чем на полмиллиарда. Из этого вроде как выходило, что у «Мостостроя №6» есть желание и возможность расплачиваться по долгам.

Далее был открыт сезон кредитных договоров и допсоглашений к ним, лимиты колебались от 150 млн до 2,3 млрд рублей. Всего таким образом, утверждает следствие, банк перечислил 4,6 млрд рублей, 2,8 из которых были похищены и использованы на какие-то посторонние цели. Дело возбуждено как раз в отношении этих самых «неустановленных лиц».


В АБ «РОССИЯ» на момент публикации на запрос издания не ответили.

«Фонтанка» подробно описывала закат «Мостостроя №6», некогда крупнейшего городского дорожного подрядчика, на пике имевшего контрактов на 50 млрд рублей. Компания считалась активом Игоря Минакова и Валерия Жорова, экс-партнеров по банку «Объединенный капитал», а свалилась она фактически под собственным весом, когда упал объем заказов. Летом 2015 года одновременно встали несколько знаковых объектов — от Синопского тоннеля до пробивки Обводного канала, а акционеры подняли вопрос о добровольной ликвидации общества. В сентябре 2015 года Смольный заявил о расторжении контрактов на 10,6 млрд рублей, причем в правительстве на тот момент называли это элементом давления, в том числе на банки. Тогда же заговорили о том, что интерес к покупке компании проявляет грузинский предприниматель Темур Псутури.

Ситуацию пытались спасти — в частности, банк «Глобэкс» выделил кредит, который шел напрямую субподрядчикам, понимая, что в противном случае может потерять еще больше по гарантии. Однако снежный ком исков к «Мостострою №6» было уже не остановить: Сбербанк требовал полтора миллиарда, другие кредиторы — порядка 2 млрд.

В конце года компания объявила о начале процедуры банкротства, а в марте 2016 года суд признал ее несостоятельной, назначив конкурсным управляющим Дмитрия Филатова. Заказчики надолго получили занятие в виде окончания крупных недостроев, а кредиторы — попыток получить свои средства обратно. При долгах в 7 млрд активы компании оценивались едва ли в полтора.

Крупнейшими кредиторами оказались именно АБ «РОССИЯ» и Сбербанк. Собеседники «Фонтанки» утверждают, что и тактику кредитные организации выбрали общую – «Сбер» в 2019-м тоже обратился с заявлением в ГСУ ГУ МВД. Канва там несколько другая: в качестве залога при получении полуторамиллиардного кредита «Мостострой №6» предоставил право требования оплаты по нескольким своим госконтрактам. Проще говоря, зачисление денежных средств со стороны заказчика должно было производиться на расчетный счет строителей в Сбербанке. Однако руководство «Мостостроя №6» якобы в нарушение кредитного договора изменило свои реквизиты в госконтрактах и при этом не оформило согласие на безакцептное списание со счета в Глобэксбанке. Таким образом компания смогла получать выручку и не направлять ее на погашение долга. В результате мимо банка могло проплыть более 550 млн.

Помимо уголовного аспекта кредиторы осваивают новые технологии арбитражного воздействия. И если в материалах полиции значатся неустановленные лица, то в постановлениях судов фамилии идут через запятую. Еще в мае 2018 года конкурсный управляющий обратился в арбитраж с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров компании (это стало возможным после изменения законодательства в 2017-м). Всего в списке 15 человек, среди которых Игорь Минаков, Валерий и Денис Жоровы, бывший директор Игорь Осипов, а также еще один экс-руководитель Дмитрий Тюрин, который и стал основным собственником компании в разгар ее лебединой песни. Чуть позже с таким же заявлением обратился кредитор ООО «ПрофБК», их объединили в одно производство.

Логика обращения следующая: руководители заключали убыточные сделки (в том числе на 3,5 млрд кредита в 2014 году) и вовремя не инициировали банкротство «Мостостроя №6», стало быть, и отвечать должны своим имуществом. Арбитраж эти требования отклонил, но апелляция уже в 2019-м решение отменила. К тому времени Игорь Минаков скончался, так что в отношении него управляющему, естественно, вновь отказали. Однако по части фамилий, среди которых Тюрин, Жоров и Осипов, заявление было удовлетворено, хотя производство приостановили до расчетов с кредиторами. Дозвониться до Дмитрия Тюрина по сотовому не удалось.


Первое решение бывшим директорам нравилось больше, и они направились в кассацию: кредитный договор, по их мнению, заключался в рамках обычной хозяйственной деятельности, сроки давности суд проигнорировал, да и вообще напрасно отнес членов совета к контролирующим компанию лицам. Третья инстанция в апреле отменила постановления двух предыдущих и отправила спор на новое рассмотрение в арбитраж. Зато устояло принятое ранее решение о наложении ареста на имущество бывших руководителей компании на суму 2,6 млрд рублей.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор