Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

06:31 08.12.2019

Минаков от мента до миллиардера

После миллиардера Игоря Минакова остались огромная похоронная империя и крупный девелоперский концерн. Он не боялся конфликтов, не любил «улицу» и всегда стремился выглядеть чуть цивилизованнее оппонентов. Даже когда разыгрывал собственное убийство.

Минаков от мента до миллиардера

Игорь Минаков/Архив

«Чтобы не говорили, будто я похож на бандита…»

Журналистское описание биографии Игоря Минакова традиционно начинается с его службы в ОБХСС в 1980-х годах, куда он пришел после года службы постовым милиционером. Кто тогда был рядом, отлично помнит: этот офицер очень не любил «улицу», и она платила ему тем же. До мордобоя не доходило разве что случайно, но коллеги из уголовного розыска доходчиво рекомендовали ему держаться от них подальше. Они даже не догадывались о том, насколько были неправы. 

В 1991 году Минаков ушел из органов и занялся охранной деятельностью. Многие «взрослые» помнят «Защиту», организованную вместе с брендовым спецназовцем Вячеславом Снетковым; помнят, как «Защит» стало две – ассоциация во главе со Снетковым и концерн во главе с Минаковым. 

В начале 90-х, когда вопросы бизнеса решала только сила, Игорь Минаков показал всем образец цивилизованной частной охраны – на фоне «казанских», «тамбовских» и т.д. его сотрудники смотрелись гостями из будущего. Сам он ездил тогда на белых «мерседесах» представительского класса: «Специально купил белые, а не черные, чтобы не говорили, будто я похож на бандита», – объяснял он журналистам. В бизнес-кругах, правда, по этому поводу смеялись: решил, мол, сэкономить на цвете – намекая на, как говорят, свойственную покойному прижимистость. Но он оставался верен принципу – не любил «улицу». 


С «казанских», кстати, и начался интерес бизнесмена к похоронке. Вряд ли стоит описывать прошедшие в начале 90-х переговоры Минакова и его людей с «казанскими» из-за конфликта на Южном кладбище. Достаточно сказать, что Игорь приехал на встречу, а оппоненты – на «стрелку». Но никто не пострадал, а в Петербурге зародился серьезный игрок рынка похоронных услуг. 

И это одно из его бизнес-наследий – почти весь похоронный бизнес Петербурга сегодня находится под контролем связанных с ним компаний. Вернее, та часть похоронного бизнеса, которая предусматривает платные услуги. А их оказывают практически во всех моргах и кладбищах Петербурга, а также в крематории и Бюро судебно-медицинской экспертизы. В целом рынок этот оценивается примерно в 2 млрд рублей в год, он очень конфликтный, о чем «Фонтанка» писала неоднократно. Ближайшим партнером здесь считается миллиардер Валерий Ларькин (переживает сегодня, кстати, не лучшие времена – не может оправиться после тяжелого ДТП, в которое попал этим летом в Псковской области). 

Наверное, конкуренты сейчас попытаются взять реванш – масштабную борьбу за местную похоронку давно уже вела с Минаковым – Ларькиным бизнес-группа, связанная с предпринимателем Маратом Дрейзиным. Не исключено, что скоро мы узнаем об этой сфере что-нибудь новое.

Владимир Барсуков: «Минаков вспотел…»

Пресса начала активно писать про Игоря Минакова в 2004 году в связи с организацией его убийства (https://www.fontanka.ru/2004/09/07/89849/) из-за конфликта вокруг нескольких объектов недвижимости, принадлежавших петербургскому машиностроительному объединению им. Карла Маркса. В свое время эту историю описал в интервью «Фонтанке» легендарный «ночной губернатор» Петербурга Владимир Барсуков.  

 

«Ко мне обратился парень и сообщил, что ему заказали Игоря Минакова. Мы с Минаковым ходим в одну церковь. Я ему позвонил и дал послушать кассету, которую этот киллер записал в разговоре с заказчиком. Из пленки отчетливо было понятно, что заказчик объясняет: мол, каждую неделю он обедает с Минаковым, где и предлагает его расстрелять, притом нахально (это дословно). Все по классике голливудского сюжета. Минаков вспотел. Я, наверное, неудачно пошутил: предложил два варианта. Первый: во время обеда стрелок попадает не в Минакова. Игорь Адольфович замахал руками в знак протеста. Тогда я предложил вариант номер два – звонить в «02». Он так и сделал…» – рассказал Владимир Барсуков. 


История завершилась «вничью» – главу ЗАО «Межрегиональный промышленно-коммерческий концерн» Ильгара Ахундова задержали при передаче денег исполнителю постановочного убийства Минакова, но не справились с доказательной базой. В апреле 2008 года суд присяжных оправдал Ахундова, и тот благополучно вышел на свободу. К этому времени Минаков успел побывать руководителем службы безопасности компании «Ленэнерго» (с 1997 года), где ему удалось организовать эффективную систему «не выходящего за рамки уголовного законодательства» выбивания долгов. В 1999 году система дала сбой – появились претензии у правоохранительных органов, которые, впрочем, к обвинительному приговору суда не привели. 

В бытность вице-губернатором Петербурга нынешнего главы «Петербургской топливной компании» Юрия Антонова Минаков возглавил службу экономической безопасности ГУП «ТЭК СПб», где проработал с 2000-го по 2002 год, пока Антонов не лишился своего поста. Газеты злословили даже, будто они настолько близки, что часто вместе парились в бане. Уже весной 2003 года стало известно о том, что Игорь Минаков приобрел около 80% акций ЗАО «Нево-табак». 

В начале 2009 года стал публичным конфликт между тогдашним руководством «Объединенной судостроительной корпорации» и девелоперской управляющей компанией «Музей» Игоря Минакова. Спорными оказались объекты недвижимости концернов «Морское оружие – Гидроприбор», «Океанприбор», «Гранит-Электрон», а также ФГУП «Кронштадтский морской завод». Конфликт длился несколько лет, подробно СМИ не освещался, и, по нашим сведениям, контроль над рядом зданий этих оборонных предприятий остался не за концернами. 

В 2012 году Минаков приобрел чуть более 2% акций ОАО «Машиностроительный завод «Арсенал», а в 2015-м оказался в центре шумного скандала, связанного с банкротством крупного дорожного подрядчика ОАО «Мостострой №6». Конфликт ударил по интересам города – в августе 2015 года «Мостострой №6» остановил работы на всех своих дорожных объектах в Петербурге стоимостью 10,6 млрд рублей. Развал компании связывали с конфликтом акционеров, основным из которых называли Игоря Минакова. Ему оппонировал Валерий Жоров, бывший партнер по банку «Объединенный капитал». В 2016 году «Мострострой №6» обанкротился, в связи с чем деловые издания отмечали, что на рынке дорожно-строительных работ Петербурга осталось не так-то много крупных игроков. 

В 2015 году ныне покойному приписывали контроль над Петербургским институтом ядерной физики (располагается в Гатчине) – тогда его бизнес-партнер по УК «Музей» Денис Минкин возглавил это заведение, годовой бюджет которого оценивался в 1 млрд рублей

«Сегодня моя цель — улучшение самочувствия…»

Чуть позже бизнесмен прокомментировал данные события в интервью нашим коллегам из «Делового Петербурга»:

«К большинству компаний из этой схемы активов я не имею отношения. Я более 20 лет в бизнесе, за эти годы многое изменилось: некоторые активы проданы, ряд компаний ликвидированы или проходят ликвидацию. До сих пор концерн «Защита» ошибочно считают действующей структурой. К компании «Мостострой №6» не имею отношения. Благотворительность остается, но уже как моя частная деятельность. В последние годы я уделяю внимание только лечению. Из-за болезни я ушел от управления всем бизнесом. Сегодня моя цель — улучшение самочувствия. Я стремлюсь больше отдыхать. Моя дочь в бизнесе не участвует».

Так оказались легализованными слухи о тяжелой болезни, которая в конце декабря 2018 года привела к его смерти. К тому моменту Минаков уже распродал немалую часть своего бизнеса: банк «Объединенный капитал» достался Александру Евневичу и Сергею Касьяненко, 240 га охотничьих угодий в Карелии были проданы АФК «Система». Про Минакова начали писать как про мецената – он финансировал фонд «Наше завтра» имени Оксаны Дмитриевой, помогавший детям-сиротам и детям-инвалидам, учредил премии для художников (при Академии художеств), молодых искусствоведов (при Институте им. Репина) и историков.

Скорее всего, последний крупный проект с участием преобразованной в холдинг Nordest управлящей компанией «Музей» развивался уже без его личного участия. Летом 2018 года связанные с Nordest компании попытались внести поправки в Генплан по девяти земельным участкам рядом с Парголово – там хотят строить жилые дома в целом на 227 га. Эта история еще только начинается. Девелоперский холдинг Nordest – безусловно, самое крупное бизнес-наследие покойного. 

Если заглянуть в информационно-аналитическую систему «СПАРК-Интерфакс», то мы видим Игоря Минакова стопроцентным владельцем трех юридических лиц: ООО «Амбассадор» (аренда и управление недвижимостью), ООО «Нежадовское» (охота, отлов и отстрел диких животных) и ООО «Спортивно-стрелковый клуб «Патриот» (находится в стадии ликвидации). Еще покойному принадлежат 60% долей ООО «СРС Мемориал» (ритуальные услуги) и 40% долей ООО «МКСС» (резка, обработка и отделка камня для памятников). 

Лев Годованник, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор