«Много малого бизнеса пролетает». Почему коронавирусная помощь Смольного не доходит до адресатов

Как минимум половина обратившихся за льготными кредитами и арендными каникулами в Петербурге не смогли их получить. Несмотря на мораторий на проверки, бизнес продолжает получать штрафы, не совместимые с жизнью.

8
Фото: Александр Миридонов/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Пока Смольный определяется с содержанием третьего пакета мер антивирусной поддержки, «Фонтанка» поинтересовалась у предпринимателей, насколько спасительными оказались первые два, в которые городские власти заложили ни много ни мало 13 млрд рублей. Программы хорошие, но условия не очень лояльные, говорит бизнес. А без продуманного третьего пакета средства и вовсе окажутся потраченными впустую.

Стоимость первого и второго пакета чиновники оценивали в 3,9 и 9 млрд соответственно. Все программы спасения пострадавших от коронавирусных ограничений отраслей можно разделить на четыре направления: каникулы для арендаторов городского имущества, льготные кредиты, отсрочка и снижение налогов, а также различные нефинансовые инструменты — например, освобождение от проверок и упрощение согласований.

Лучше всего поддаются оценке первые две. Так, выпадающие от арендных льгот доходы Смольный оценил в 3,1 млрд рублей. Бизнесу предложили две программы: полное освобождение от платы за 2-й квартал представителей пострадавших отраслей из числа малого и среднего бизнеса, а также отсрочку платежей за 2-й и 3-й кварталы (без ограничений по масштабу предприятия). Причем если изначально «официально» пострадавшими признали только по основному ОКВЭДу (код экономической деятельности, указывается при регистрации предприятия), то потом стали и по дополнительному.

По данным комитета имущественных отношений, на сегодняшний день распределено 445 млн рублей, то есть всего одна седьмая от заложенной суммы. Ведомство рассмотрело примерно 3 тысячи заявок и половине претендентов ответило отказом. Львиная доля пришлась на тех, кто претендовал на отсрочку: забраковано 1359 из 2142 обращений (45%). При этом одобрено было 758 запросов на 370 млн рублей, еще около тысячи — пока на рассмотрении. По освобождению статистика лучше: отказы получили 28% претендентов (274 из 966 рассмотренных). 692 арендаторам Смольный разрешил не заплатить за второй квартал в общей сложности 75 млн рублей, то есть в среднем каждый из них сэкономил чуть больше 100 000 рублей. Больше тысячи заявок по этой программе пока не обработано.

В комитете пеняют на самих предпринимателей — предоставленные ими документы не соответствовали требованиям, кто-то «не вписался» в подходящий ОКВЭД. Бизнес, в свою очередь, винит чиновников в чрезмерно бюрократизированном подходе. Например, владелицу мастерской по ремонту обуви попросили доказать, что она действительно ремонтирует обувь. Для этого надо было предоставить уведомление о начале деятельности, направленное в Роспотребнадзор. Но когда она запускала бизнес 15 лет назад, такого документа не требовалось. Добиваться справедливости пришлось через бизнес-омбудсмена Александра Абросимова. В его аппарате «Фонтанке» подтвердили, что подобные жалобы не единичны. На встрече с руководством КИО уполномоченный по правам предпринимателей обратил внимание чиновников, что часть документов они могли бы запросить у коллег сами в порядке межведомственного взаимодействия, вместо того чтобы заставлять бизнес собирать тонны бумаг. В ведомстве обещали подумать.

Также в Смольном думают о том, чтобы в рамках «третьего пакета» вовсе отказаться от привязки к ОКВЭД при предоставлении льгот по аренде, но пока просчитывают выпадающие доходы. Вероятно, на такие мысли чиновников натолкнул объем неплатежей: во втором и третьем кварталах предприниматели не перечислили КИО 800 млн рублей, рассказывал во время нулевых чтений бюджета глава ведомства Леонид Кулаков.

На поддержку программ льготного кредитования Смольный направил 3,5 млрд рублей. Из них 3 млрд рублей получил Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса. Первый миллиард разошелся уже на 80%.

В поручительстве фонд отказал всего 5% обратившихся. Взять кредит по льготной ставке 1–5% под залог оказалось сложнее: из 176 потенциальных заемщиков без денег ушли 45. «Предприниматели либо не смогли предоставить залог, либо не были зарегистрированы на территории Петербурга, либо у них была недостаточно позитивная кредитная история», — пояснила директор организации Александра Питкянен.

Второй транш в 2 млрд рублей решили выдавать без залога, но под поручительство собственников бизнеса. По условиям, ставка на первый год составила 1% годовых, на 2-й — 2% годовых, на 3-й — 3 % годовых. Более того, Смольный существенно расширил перечень «пострадавших» отраслей, по сравнению с федеральными правилами, и пообещал субсидию в размере от 50 до 90% от суммы займа тем, кто выплатит долг и проценты и сохранит численность сотрудников в течение трех лет.

По словам Александры Питкянен, в фонд обратились 427 предпринимателей, которые хотели бы занять у города почти 1,2 млрд рублей. Получив консультацию, заявки на кредиты-субсидии подали 257 бизнесмена на сумму 829 млн рублей. Прямых отказов не так много (23 заявки на 46 млн рублей). Но на руки деньги получила всего половина обратившихся (121 заявка на 367 млн рублей). Остальные или дособирают необходимые документы и гасят долги по налогам, или поставлены в так называемый лист ожидания.

Среди последних — представители сферы общепита. Сейчас компании не могут претендовать на льготный заём, если в их ассортименте есть алкоголь: федеральный закон запрещает оказывать поддержку тем, кто продает подакцизные товары. Поскольку процедура внесения изменений уже запущена, фонд не будет отказывать рестораторам, но поставит их заявки на «паузу» и зарезервирует средства. Пока поступило 16 заявок на 73 млн рублей.

Но многие представители пострадавших отраслей так и не смогли воспользоваться помощью. «Сначала мы не могли претендовать на заём, так как не числились в реестре МСП, а когда получили статус, то посмотрели на бесконечный список документов, которые нужно собрать, и на мизерную сумму компенсации (максимум 5 млн рублей. — Прим. ред.) и поняли, что этого не хватило бы даже на месячную зарплату сотрудникам», — говорит Виктория Шамликашвили, инвестор отеля Hotel Indigo St. Petersburg — Tchaikovskogo. В итоге предприниматель решила кредитоваться в коммерческом банке.

«Программа хорошая, но условия не очень лояльные к бизнесу. Из нашей сферы получили единицы», — говорит Лялья Садыкова, омбудсмен Ассоциации предприятий индустрии красоты и руководитель сети эконом-парикмахерских «Бигуди» и клубов красоты «Лаки Лайк». Как следует из описания условий на сайте Фонда содействия кредитованию, чтобы получить кредит, предприятие должно было в 2019 году платить сотрудникам не менее 18 000 рублей на человека в месяц (МРОТ по Петербургу на прошлый год). Но, по словам участников рынка, во многих салонах красоты сотрудники устроены на половину, а то и на четверть ставки. «Много малого бизнеса пролетает», — говорит Лялья Садыкова.

Из 500 млн рублей, доставшихся Фонду развития промышленности, до бизнеса дошли 322 млн рублей. Вложиться в модернизацию в разгар пандемии рискнули всего шесть компаний.

Просчитать эффективность налоговых инструментов поддержки сложнее. Напомним, город снизил ставку для компаний из числа пострадавших отраслей, которые работают по упрощенной системе налогообложения. А также дал отсрочки по земельному, транспортному налогам и налогу на имущество.

Владельцам ТЦ и отелей пообещали дополнительные льготы, если те дадут скидку своим арендаторам.

В ходе нулевых чтений по проекту бюджета замглавы УФНС Владимир Полежаев оценил «недобор» по имущественным налогам в 7,3% по сравнению с прошлым годом, по налогу на совокупный доход — в 10,7%. Какая часть из этих сумм пришлась на дарованные городом освобождения и отсрочки, а какую бизнес просто не заплатил, чиновник не уточнил. Но отметил, что меры господдержки позволили большинству малых и средних предприятий «оставаться на плаву».

Бизнес на эту тему высказался более категорично. «Отсрочку нельзя рассматривать как полноценную меру поддержки: чтобы заплатить, надо заработать», — говорит Лялья Садыкова. Да и снижение ставки на доход мало обрадовало предпринимателей: пока действовали ограничения, выручки не было, а значит, и платить было нечего.

Условия получения скидки по налогу на имущество фактически оказались невыполнимыми, рассказывали операторы торговых центров в петиции губернатору Александру Беглову. По их словам, фактически платеж снизился максимум на 2% от годового. Но и эту поддержку смогли получить не все, так как многие собственники не имели нужного ОКВЭД. С такой же проблемой столкнулись владельцы отелей, говорит Виктория Шамликашвили. Самой предпринимательнице удалось получить отсрочку по налогу на имущество. Но платить все равно придется, а денег взять неоткуда. «Осень и зима предстоят непростые: выручки нет или она отличается в разы от того, что было обычно: восстановления туристического потока пока не предвидится», — говорит она. Если Смольный не продлит программу рассрочки и не объявит мораторий на корректировку кадастровой стоимости, до следующего высокого сезона бизнес рискует не дожить. «Предложенные Смольным два пакета меры поддержки по своей эффективности и практической пользе не тянули даже на один. Но без внятного третьего пакета даже эти меры совсем теряют смысл. Накопленная задолженность, если обвалится одним куском, похоронит тех, кто еще не умер», — подчеркивает Виктория Шамликашвили.

По поводу нефинансовых льгот мнения бизнеса разделились. Упрощенное согласование летних кафе было хорошим подспорьем, считает Виктория Шамликашвили. Но и этой поддержкой смогли воспользоваться не все желающие. По состоянию на начало сентября Смольный выдал 849 разрешений, но отклонил 975 заявок. В работе находятся еще 30.

А вот мораторий на проверки не избавил бизнес от штрафов, не совместимых с жизнью. Так, на последней онлайн-конференции с бизнесом Янина Гришина, руководитель РОО «Содействие малому бизнесу», рассказала, что, несмотря на обещания властей, ГАТИ проводит обследования нестационарных торговых объектов и выписывает административные протоколы. Значимыми нарушениями признается ржавчина на ограждениях, даже граффити на закрытых киосках. Штраф в 50 тысяч рублей может оставить сотрудников на месяц без зарплаты, а то и вовсе оказаться равносильным закрытию предприятия, поскольку может стать основанием для расторжения договора аренды.

«Это предвзятое отношение в непростой период, когда предприниматели пытаются продержаться на плаву», — подчеркнула Янина Гришина. В ГАТИ сообщили, что плановые мероприятия не проводят, но мониторинг территории никто не отменял.

«В случае выявления нарушений составлялся протокол», — признала начальник отдела контроля плоскостных объектов и элементов благоустройства Виктория Зябко. Пандемия не повод не выполнять свои обязанности, считает чиновник.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

Фото: Александр Миридонов/«Коммерсантъ»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (8)

Докороновирусные времена - в городе массово сносят заводы, чтоб на их месте строить спальные муравейники и бизнес-центры с офисами и торговые центры для их работы. Короновирус закрыл на продолжительное время торговые центры и офисы. А заводы, что еще остались и не были снесены, продолжали работать и во время короновируса.

большинство компаний арендуют офисы в коммерческих Бизнес-Центрах, а они не являются помещениями Смольного, поэтому большинству достаётся кукиш, вместо льготных ставок по аренде..... покупательская способность впредверии 2-й волны короны снизилась - и как итог никто ни у кого ничего не покупает, не заказывает, потребности в таком штате как раньше уже нет, поэтому большинство идёт пинком под зад.... вот вам и причины безработицы и закрытия бизнеса - одни стали не нужны, другие не могут в условиях отсутствия заказов и заказчиков работать себе в минус... за вынужденный простой по вине гос-ва бизнес не получил ни копейки возмещения....

Рабинович с Цукерманом смотрят фильм про Илью Муромца, там, где к нему обращаются люди:
- Гой еси, ты добрый молодец, Илья Муромец.
Цукерман:
- Что они говорят?
Рабинович:
- Ты хороший человек Илья Муромец, хоть и не еврей.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...