Сейчас

+11˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+11˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 9

0 м/с, штиль

769мм

43%

Подробнее

Пробки

1/10

Их было 8 миллионов. Как горожане бьются за сохранение исторического мощения в Петербурге

9770
Фото: Ирина Корбат / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Из восьми миллионов квадратных метров булыжных мостовых в Петербурге на виду остались крохи. То, что неожиданно выглядывает из-под асфальта при ремонте, разбирают или закатывают обратно. «Фонтанка» расспросила градозащитников, в каких случаях стоит побороться за сохранность мощения и есть ли формула успеха.

В 2021 году по время работ по замене покрытия во дворе домов 44 и 46 на улице Марата нашли историческое, еще булыжное мощение. Фрагмент хорошо сохранился. Градозащитники прикинули, что мощение было выполнено в начале XX века.

Заказчиком работ во дворах был муниципалитет «Владимирский округ»; с ним, вспоминает активист общества «Старый Петербург» Анна Капитонова, было приятно работать. Градозащитники просто направили в муниципалитет письмо с просьбой дать разрешение понаблюдать за работами, и местные власти пошли на контакт. И по вечерам, когда рабочие уходили, активисты вручную расчищали двор.

ПоделитьсяПоделиться

В итоге было найдено два места с хорошо сохранившейся кладкой, решение приняли компромиссное: одно было решено покрыть плиткой, второе, непроходное — сохранить в историческом виде, участок просто исключили из проекта благоустройства.

Против сохранения мощения активно выступало ТСЖ дома №46 на Марата, несмотря на то, что территория не принадлежит дому, а является муниципальной. ТСЖ выставило условие — провести гидроизоляцию, чтобы вода не попадала в подвал. Это сделали за счет средств фонда «Внимание». Он же финансирует и будущее благоустройство, закончить хотят в этом году. Сейчас мощение огорожено строительным забором, проект проходит согласование в комитете по градостроительству.

ПоделитьсяПоделиться

Оценить масштабы сохранившегося исторического мощения, которое остается «спрятанным» под слоями более современных покрытий, сложно. Однако известно, что на 1 января 1917 года в Петрограде было 8 млн 605,5 тысяч кв. метров мощеной площади, такие сведения приведены в государственной историко-культурной экспертизе для проекта «Научный квартал», опубликованной на сайте КГИОП. Там приведен «состав»: 3,3 тысяч кв. метров брусчатых мостовых, 528,6 тысячи — торцовых мостовых (деревянных), 39,7 тысяч — асфальтовых мостовых, 7 млн 909,3 тысячи — булыжных мостовых, 121,2 тысячи — белого шоссе (покрытие из дробленых каменных материалов) и 3,4 тысячи кв. метров прочих покрытий.

А где еще?

Такие находки происходят регулярно. В 2020 году мощение обнаружили во дворе на Римского-Корсакова, 39. За его сохранность боролись активисты, работы приостановили до решения Смольного. Однако чиновники согласовали демонтаж, хотя градозащитники настаивали, что полотно можно было бы сохранить целиком. В итоге от цельного полотна ничего не осталось, не считая небольшого фрагмента из снятых и выложенных заново камней на уровне асфальта. Сейчас это место ничем не огорожено и используется для парковки автомобилей.

Кроме того, мощение находили на Петрозаводской улице в Петроградском районе. По словам Капитоновой, там фрагмент был хорошо сохранившимся. Муниципальные власти не стали заниматься его сохранением, но хотя бы не выкопали, а просто положили плитку сверху.

Последний громкий случай произошел на днях на улице Глинки. Несмотря на то, что жительница дома даже перекрыла двор машиной, булыжники все равно вывезли. Муниципалы настаивают, что никакого цельного мощения там не было.

Мощение нашли и в ходе работ в Красногвардейском районе около гостиницы «Охтинская», где планируется построить жилой комплекс для судей Верховного суда.

Булыжные мостовые находят и за пределами исторического центра. Например, в мае его обнаружили на площади Мужества. Группа активистов, которая ведет телеграм-канал «Исторические покрытия», напомнила, что в XIX веке на месте современной площади проходила Парголовская дорога, ставшая позже Старо-Парголовским проспектом.

ПоделитьсяПоделиться

Еще в дореволюционные времена в Петербурге типы дорожных покрытий были регламентированы: булыжная мостовая, белое шоссе и асфальт для проезжей части, на тротуарах — лещадная плита (плоские прямоугольные камни) и асфальт. Непригодность для города торцовых мостовых показало сентябрьское наводнение 1924 года: тогда было смыто более 352 тысяч кв. метров такого покрытия. Массовая укладка асфальта в городе началась в 1932 году, а в 1970-х в Ленинграде каменное мощение стало повсеместно заменяться на асфальт.

Как найти мощение во дворах

После случая на Римского-Корсакова градозащитники обратили внимание, что в дореволюционном Петербурге мостили не только улицы и тротуары, но и дворы, рассказала Капитонова.

«Это отдельная интересная тема, потому что вообще двор — это была хозяйственная часть дома. Если речь не идет про двор-курдонер открытый, это были достаточно камерные части дома. Там бывала только прислуга, дворник, лошади. Сам хозяин дома вряд ли бывал во дворе часто. Тем не менее, похоже, что их все равно мостили наравне с улицами», — поясняет собеседница.

Как пояснила Капитонова, активисты в первую очередь обращают внимание на работы по замене дворового покрытия именно на плитку, а не на асфальт. Это важный момент, так как укладка плитки требует обустройства подстилающих слоев, то есть во время работ подрядчик углубляется на 30–50 см. Это примерно на том уровне, на котором можно найти сохранившееся мощение. И работы по укладке плитки его априори уничтожат. С асфальтом проще: до мощения, если оно есть, рабочие могут даже не докопаться, а если во время работ и оголяют его, то просто закрывают свежим слоем асфальта.

В 2021 году во «Владимирской округе», например, кроме двора на Марата, мощение нашли и во дворе дома 16–18 в Дмитровском переулке. «Муниципалитет повел себя максимально лояльно, остановил работы и дал нам время расчистить мощение. Мы расчистили, и стало понятно, что там вообще нет никакой сохранности. Были отдельные булыжники, но не было полотна, и сохранять по большому счету было нечего. Поэтому работы возобновились, и просто все засыпали. Никакого скандала не было», — подчеркивает Капитонова.

Еще один момент, на который активисты обращают внимание в ходе поисков мест, где может сохраниться мощение — это подземные коммуникации. Если они были проложены, вероятность, что ковровое мощение сохранилось, минимальная.

Сейчас активисты из общества «Старый Петербург» составили карты пока что четырех центральных муниципалитетов, подкрашивая дворы, где еще сохранился асфальт и есть наибольшая вероятность, что мощение могло сохраниться.

ПоделитьсяПоделиться



Петербуржец Сергей Дядюк заинтересовался историей мощения с 2019 года, когда разворачивалась эпопея вокруг Шлиссельбургского проспекта. Затем он стал членом неформальной исследовательской группы. Она, в частности, отслеживает через сайт госзакупок конкурсы на замену покрытия во дворах.

«В прошлом году, например, было два адреса: Вознесенский проспект, 47 и набережная реки Фонтанки 83. Вот мы с Анной Капитоновой и коллегами наблюдали. Еще до начала работ мы могли посмотреть, как выглядит двор», — рассказал собеседник. На втором адресе конкурс в итоге вообще отменили (асфальт там находился в хорошем состоянии и требовал лишь локального ремонта), на Вознесенском градозащитники не нашли цельных участков мощения — но отдельные камни брусчатки попадались. Несколько штук исследователи унесли с собой — для выставки, которая в настоящее время проходит в Центральной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Приморском районе.

ПоделитьсяПоделиться

По мнению Дядюка, сейчас, пока нет общего подхода к сохранению мощения, целесообразно минимально раскапывать дворы и вместо полной замены асфальта обходиться ремонтом там, где это возможно. Но если уж менять асфальт на плитку, то удачным решением было бы более деликатное, послойное снятие покрытия во время ремонтных работ, чтобы снизить вероятность повреждения мощения, и принятие значительных находок под охрану. Он подчеркнул, что нельзя забывать и про комфорт жителей, которым по таким дворам ходить, и в этом случае фрагментарное сохранение мощения могло бы стать компромиссом.

Кроме того, исследователь констатировал, что в случаях, когда во дворах находят отдельные элементы мощения, а не целое полотно, исторические элементы можно было бы использовать при благоустройстве, например, выложить булыжники вокруг фонарей или клумб.

Ирина Корбат,
«Фонтанка.ру»

Фото: Ирина Корбат / «Фонтанка.ру»

ЛАЙК12
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ1
ГНЕВ7
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close