Сейчас

+9˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+9˚C

Пасмурно, без существенных осадков

Ощущается как 8

1 м/с, сев

756мм

93%

Подробнее

Пробки

2/10

Автопром — не одежда, бирки не перешьешь. Вице-губернатор Корабельников — о городской экономике времен санкций и ковида

16366
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Чем закончится анабиоз петербургского автопрома, опасается ли Смольный инфляции и как собирается поддерживать горожан и бизнес — об этом «Фонтанка» поговорила с финансовым вице-губернатором Петербурга Алексеем Корабельниковым.


На чем зарабатывает город


— Власти Москвы подсчитали, что в 2022 году экономика столицы сократится на 3–4 %, выпадающие доходы бюджета составят около 5 %. Есть ли такие оценки по Петербургу?

— По результатам 7 месяцев 2022 года мы видим значимый прирост по доходам городского бюджета — более 250 млрд к аналогичному периоду прошлого года. При этом рост наблюдается по всем доходным источникам.

Главный драйвер — налог на прибыль, годовой план по которому на сегодняшний день уже перевыполнен.

Отраслевой разрез также выглядит позитивно. По итогам первого полугодия фиксируем рост почти по всем отраслям, и приличный: у 17 из 21 направления прирост составляет более 15 % — выше, чем официальная инфляция. Единственное направление, по которому наблюдается сокращение налоговых поступлений, — финансы и страхование. Но если смотреть детально, то речь идет скорее об отдельных банках. Некоторые операторы связи у нас также идут со снижением, металлурги, но в основном рост — даже у автопрома по итогам полугодия.

Вместе с тем надо понимать, что налоговые поступления имеют определенную инерцию, платятся за истекший период. Этим объясняется существенный рост налогов в первом квартале, когда шли платежи по итогам 2021 года. Во втором квартале темпы роста замедлились, а в отдельных случаях и вовсе мы видим закономерное падение. В частности, у автозаводов платежи в городскую казну во втором квартале сократились более чем на 20 %.

Показательны также итоги июля. В этом месяце темп роста налоговых доходов составил 103,6 % против более 170 % за первое полугодие.

ПоделитьсяПоделиться
ПоделитьсяПоделиться

Мы ожидаем, что во втором полугодии темпы роста доходов снизятся. Несмотря на это, сформированная ранее «подушка безопасности» позволяет нам достойно отвечать на все вызовы текущего года, а также внушает уверенность в том, что все основные задачи, поставленные при формировании бюджета на этот год, будут решены.

— И какой итоговый прогноз по доходам?

— Полагаю, что, несмотря на вероятное увеличение расходов в рамках осенней корректировки бюджета (по моим оценкам, миллиардов на 30 минимум), сверхплановые доходы позволят нам закончить год в плюсе (в действующей версии бюджета 2022 года заложен дефицит в 80,7 млрд рублей. — Прим. ред.). Это позволит нам не выходить на рынок заимствований, а возможно, даже сократить существующий объем государственного долга.

ПоделитьсяПоделиться

Размер сверхплановых доходов сейчас оценивается и будет определяться многими факторами. В частности, курсом национальной валюты, ценами и объемами экспорта сырья.


— Ну раз вы заговорили об этом, сакраментальный вопрос: какова доля налоговых поступлений от «Газпрома», переехавшего в Петербург, в доходах города (ранее консервативная оценка Смольного составляла 40 млрд в год. — Прим. ред.)?

Это налоговая тайна, мы не можем называть конкретные суммы. Скажу одно: даже если вычесть из общих доходов бюджета налоги от компаний нефтегазового сектора, всё равно будет существенный рост по сравнению с прошлым годом. При этом мы гордимся тем, что у нас есть такой достойный партнер, и признательны за огромный вклад, который компания «Газпром» вносит в развитие города.

ПоделитьсяПоделиться

— А торговля в городе как себя ведет?

— Оборот оптовой торговли растет, хотя здесь есть и инфляционная составляющая. Статистика по розничной торговле, напротив, показывает снижение. Это результат проявляемой гражданами склонности к сбережению и снижения реальных доходов населения. Надеюсь, что предпринимаемые по поручению президента и губернатора шаги позволят выправить ситуацию.

— Что еще интересного заметно в динамике доходов с начала года?

— Мы мониторим поступления в динамике как по каждой отрасли в целом, там и по крупным компаниям, представляющим каждую отрасль. Для нас — это один из индикаторов «самочувствия» бизнеса. Мониторинг позволяет нам как идентифицировать конкретные компании, нуждающиеся в поддержке, так и выходить на системные решения.

Возьмем, к примеру, строительство. С одной стороны, показатели ввода жилья находятся в норме, даже несколько опережают план. Налоговые поступления в целом по отрасли демонстрируют рост. Вместе с тем отдельные системообразующие строительные компании показывают отрицательный финансовый результат. Как реакция — беспрецедентные отраслевые меры государственной поддержки: льготная ипотека, введенная по поручению президента России, индексация по госконтрактам, учитывающая рост стоимости строительных ресурсов, увеличение предельной цены 1 кв. м жилья, приобретаемого городом для льготных категорий граждан (сегодня она достигает 186 тыс. рублей), и многое другое.


— Возвращаясь к первому вопросу и подытоживая историю с доходами: означает ли это, что экономика города, то есть валовый региональный продукт, не сократится в 2022-м?

— Индекс промышленного производства пока растет на 5,1 %. Вместе с тем эксперты сходятся во мнении о том, что во втором полугодии нас ждет снижение экономической активности. Так что допускаю, что по итогам года мы выйдем на снижение ВРП, прежде всего, за счет снижения инвестиций и потребления.

Инвесторы и санкции

— По промышленности понятно, а инвестиционная активность в городе тоже под угрозой?

— Здесь есть несколько составляющих. Первая — бюджетные инвестиции. Полагаю, что они в полной безопасности — все планы выдерживаются, контракты индексируются, авансы растут. По ряду проектов экспертиза фиксирует удорожание, но мы знаем, как с этим работать. Где-то пойдем на увеличение АИП, где-то будем привлекать дополнительные средства из федерального бюджета, где-то может потребоваться заемное финансирование.

При этом важно, что мы не только продолжаем реализовывать ранее начатые проекты, но и стартуем с новыми. Среди них перинатальный центр в Калининском районе и вторая нитка Главного канализационного коллектора Водоканала. Последний проект планируется реализовывать с использованием средств (6,5 млрд рублей), предоставленных Фондом содействия ЖКХ на крайне льготных условиях — на 25 лет под 3 % годовых. В следующем году в планах серьезное увеличение АИП — минимум до 200 млрд рублей.

Вторая составляющая — внебюджетные инвестиции. И здесь как раз мы видим определенный вызов. Иностранные инвесторы из недружественных стран уходят, из дружественных — занимают выжидательную позицию, за российских инвесторов идет жесточайшая конкуренция между регионами.

Именно на эту тему сейчас следует навести особый фокус, именно этим мы сейчас и занимаемся. Здесь и предлагаемые новые налоговые преференции, в частности инвестиционный налоговый вычет по вложениям в основные средства и НИОКР, льготные условия по аренде земли, льготные займы для запуска новых производств, создание инфраструктуры, офсеты, региональный инвестиционный стандарт и многое другое. Всё это призвано способствовать росту инвестиционной привлекательности города.

— Вот как раз вопрос про осторожных инвесторов. Одна из главных заявленных частных инвестиций у нас относилась к автопрому: «Хендэ» с заводом в Шушарах, их поставщик «Питерформ» и «Хёндэ ВИА Рус» с выпуском двигателей. Заводы стоят, поставщики стоят, инвестиции заморожены.

— Мы находимся в контакте с нашими автопроизводителями и их смежниками, знаем их проблемы. Глобально их две: сбои в поставках комплектующих и позиция иностранных штаб-квартир по поводу самой возможности работы в России. Обе пока не решены.

Мы крайне заинтересованы в том, чтобы компании как можно скорее вернулись к нормальной работе, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, вероятно, текущий статус — оптимальное решение. Мы неоднократно говорили: для нас главное — благополучие горожан. Да, сейчас автопром находится в простое, сотрудники заводов получают неполную зарплату, но всё же это определенный выход, люди находятся под защитой российского трудового законодательства.

— Некоторые уже уходят по соглашению сторон...

— Это нормально, люди разные, не все готовы сидеть на 2/3 зарплаты, кто-то просто не хочет сидеть без дела, кто-то надеется опередить какие-то события. Но мы всё же рассчитываем, что рано или поздно заводы будут возвращаться к нормальному режиму работы.

— Если этого не случится, есть ли план Б? Например, Москва взяла Renault под свое управление.

— Не скрою, что прорабатываются разные варианты, но нам не хотелось бы прибегать к подобным решениям.

— Может быть, привлечение российских или белорусских производителей?

— Есть разные интересанты, но повторюсь — рассчитываем, что бизнес, который сделал уже большие инвестиции в Петербург, не уйдет отсюда. Да они и сами понимают, что без убытков этого сделать не получится. Автопром — это не торговля одеждой, где, грубо говоря, бирки перешил и торгуешь тем же самым. Я говорю без иронии — мы наблюдаем такое в различных отраслях и считаем хорошим вариантом исхода изменение структуры собственности, когда иностранная компания продается российскому менеджменту или стороннему инвестору, иногда с опционом на обратный выкуп. Но для автопрома — это не вариант.

— То есть с «Хендэ» возможен вариант GM — уход, увольнение, консервация и долгое «не доставайся же ты никому», потому что площадка осталась в собственности компании?

— Вариантов много, но и такой, к сожалению, не исключен.

— Вы давали недавно разбивку по отраслям в простое и с сокращенным режимом занятости. И там была большая доля у транспорта. Что это за компании?

— В основном это компании, составляющие портовую инфраструктуру.

Миллиарды на поддержку

— Объем дополнительной поддержки бизнеса и населения в этом году оценивается на уровне 33,5 млрд рублей без учета содействия исполнителям по государственным контрактам в виде увеличения их цены, сроков, объемов авансирования и пр.

— Входят ли в эту сумму ковидные меры поддержки или только санкционные?

— 33,5 млрд — это меры поддержки, принятые в основном в связи с введенными санкциями. Мероприятия, направленные на борьбу с пандемией и предотвращение ее негативных последствий, учитываются отдельно. На текущий момент объем этих мероприятий оценивается в 15,6 млрд рублей. В основном это меры социальной поддержки медицинских работников и создание новых коек, в том числе строительство нового корпуса Александровской больницы с соответствующим оборудованием. Обсуждается также вопрос о дополнительном финансировании территориального фонда ОМС.

ПоделитьсяПоделиться

В прошлом году прямые бюджетные расходы на антиковидные мероприятия составили около 19 млрд рублей. В этом году, вероятно, будет больше. Как таковых дополнительных мер поддержки бизнеса в связи с ковидом мы пока не планируем. Во многом это будет зависеть от вводимых ограничений. Вернемся к этому вопросу, когда и если они будут вводиться.

— Можем ли мы оценить эффект санкционного давления на увеличение расходов на медицину?

— Безусловно, негативное влияние есть. Оно выражается прежде всего в увеличении расходов на оборудование, лекарства и медицинские изделия. Медицинское оборудование ранее поставлялось в основном из недружественных стран. Там, где есть российские аналоги, периодически возникают вопросы по срокам поставки, по азиатским аналогам — проблемы с логистикой. Не говоря уже о стоимости. Что касается лекарств, по ЖНВЛП роста практически нет — Минздрав сдерживает цены, но по лекарствам не из списка и по медизделиям инфляция чувствуется. Всё это, конечно же, решаемые вопросы, и существенных проблем мы пока не видим. Более того, видим в этой ситуации и дополнительные возможности. В частности, по импортозамещению с использованием механизма офсетных контрактов.

— Помогут ли ускорить импортозамещение лекарств офсетные контракты? Эта мера была анонсирована еще в 2020 году. Что тормозит запуск?

— Ранее по закону участвовать в конкурсе могли только компании, имеющие опыт участия в госзакупках. Но традиционно фармкомпании работают через дистрибьюторов. Потребовалось время, чтобы внести изменения в правила закупки и учитывать не только опыт, но и выручку. Соответствующие изменения в постановление правительства РФ были внесены в начале августа. Рассчитываю, что до конца месяца конкурс будет объявлен. В первом контракте будет 31 международное непатентованное наименование лекарств, из которых 20 не производится в России.

Вообще, офсет — это взаимовыгодная история. Для города это дополнительные рабочие места, инвестиции, налоги, экономия на поставках, снижение зависимости от импорта. Для производителей — гарантированный заказ. Мы наблюдаем большой интерес со стороны фармпредприятий, и я рассчитываю, что будет борьба, цена на препараты упадет (подробнее о появлении офсетов в Петербурге читайте в материале «Фонтанки». — Прим. ред.).

— Вы с весны возглавляете координационную группу при оперштабе по обеспечению экономической и социальной стабильности. Как бы вы оценили степень стабильности и какие главные вызовы этой стабильности вы сейчас видите?

— В фокусе внимания координационной группы несколько аспектов. Для людей важна стабильность цен, чтобы товары были на полках, наличие рабочего места. Мониторинг показывает, что ситуация с ценами нормализовалась. Запасы тоже на хорошем уровне. Риски увеличения безработицы, к сожалению, пока сохраняются и находятся в зоне нашего постоянного внимания. Прежде всего речь идет о компаниях в простое или режиме неполной занятости. При этом уровень официальной безработицы уже вышел на доковидный уровень, минимальные показатели по стране.

У бизнеса проблемы иного характера — проблемы с поставками товаров, сырья и материалов, разрыв логистических цепочек, снижение доступности заемного финансирования, рост транзакционных издержек, сокращение рынков сбыта. Все эти проблемы в той или иной степени решаются, работа продолжается.

— Какие отрасли городской экономики можно назвать самыми проблемными? Порты, автопром?

— Оборот портов снизился, часть инфраструктуры находится в простое или в режиме неполной занятости, но мы видим, что процессы адаптации идут, в частности компании переориентируются с контейнерных перевозок на другие виды грузов. Автопром также в зоне риска, но и здесь мы сохраняем надежду на позитивный исход.

Так, чтобы в кризисе были целые отрасли, — такого мы не видим. Отдельные компании — да, допускают просрочку по зарплате, отдельные находятся в предбанкротном состоянии. Но таких кейсов немного, и мы все их отрабатываем в индивидуальном порядке. Есть также отдельные кейсы среди иностранных компаний, которые сворачивают свой бизнес в России, в частности в сфере ИТ.

— Уход айтишников критичен для городской экономики?

— В целом по отрасли видим значительный рост поступлений налогов в городской бюджет — многие компании успешно пользуются ситуацией, чтобы увеличить масштабы своего бизнеса, занимая освобождающиеся ниши. Отдельные компании могут уйти, лишив тем самым бюджет соответствующих налогов. Это обидно — для нас важен каждый рубль, но влияния на бюджетную устойчивость это не окажет. Больше нас беспокоит вопрос занятости и социальной стабильности.

— Какие-то дополнительные меры поддержки планируете?

— Меры поддержки в первом полугодии были достаточно широкими. Далее будем действовать точечно, закрывать возникающие риски. Продолжим поддерживать малый бизнес и стимулировать инвестиционную активность через офсеты, МАИПы, расширение особой экономической зоны. Также до конца этого года губернатор дал поручение внедрить в Петербурге региональный инвестиционный стандарт. Помимо открытости, одним из его ключевых элементов является упрощение взаимодействия с ресурсоснабжающими организациями, сокращение процедурных сроков. Уже работаем в этом направлении. На выходе — оценка наших усилий бизнесом, поэтому сделать эту работу «для галочки» точно не получится.

Если говорить о новых формах и адресатах поддержки: бюджетное законодательство позволяет выделение средств городского бюджета на стройку в городе за рубежом?

— Бюджетное законодательство это допускает.

— Это сейчас происходит?

— Если вы о Мариуполе, то да, финансирование мероприятий по восстановлению города осуществляется как за счет бюджетных, так и внебюджетных источников.

Триллион в бюджете города продолжает оставаться целью?

— Да, эту задачу никто не снимал.

— На какой год?

— Думаю, осенняя корректировка ответит на этот вопрос.

Беседовали Галина Бояркова и Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ9
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ4
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close