Протест добавляет боли. Заступничество Бастрыкина за пострадавших полицейских в Петербурге оказалось избирательным

Весеннее возмущение главы СК Александра Бастрыкина привело к продолжению судебных тяжб по делам о нападениях на полицейских во время митингов. Из практики выходит, что это страдания особого порядка.

32
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/Архив
ПоделитьсяПоделиться

Третий кассационный суд в Петербурге отправил на новое рассмотрение дело Кирилла Богданова, который получил условный срок за неопасное насилие в отношении трех полицейских на митинге еще 8 месяцев назад. Его «коллега» по статье и обстоятельствам опасается аналогичного решения.

После митинга в поддержку Алексея Навального в Петербурге 31 января 2021 года к уголовной ответственности по 318 статье были привлечены пятеро. Евгения Туганкова, Кирилла Богданова, Андрея Ломова и Артема Попова признали виновными к началу апреля. Реальный срок, год колонии, получил первый — по версии следствия он дважды кулаками по голове ударил ОМОНовца и сбежал с Пионерской площади. Туганков признал вину, приговор не обжаловал.

Условные два года для уроженца Архангельска Ломова вызвали возмущение у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. «Подобная практика может порождать сомнения в профилактирующем значении наказания, не препятствуя новым подобным прецедентам», — приводила точку зрения главного следователя страны его пресс-служба минувшей весной.

После этих слов к реальному сроку приговорили Илью Першина. Он утверждал, что пришел на акцию протеста из любопытства, как художник. На Исаакиевской площади его задерживал сотрудник ОМОНа, схватив за туловище. Вырываясь, Першин дважды ударил его локтями в грудь и один раз ногой по колену. Он не признал вину и в сентябре получил три года колонии-поселения, адвокатская жалоба на приговор рассматривается в горсуде.

В качестве руководства к действию возмущение Бастрыкина восприняла прокуратура, сам Следком такими полномочиями не обладает.

Отца семерых детей Ломова, судя по картотекам, оставили в покое. Гособвинение подало жалобы на приговоры Богданову и Попову. Санкт-Петербургский городской суд не внял доводам и «засилил», то есть оставил без изменения их условные полтора года.

Но жалобы отправились дальше, в Третий кассационный суд. Накануне дело Богданова было решено вернуть на первый круг. Более того, прокуратура просила условно осужденного немедленно арестовать. Спустя восемь месяцев после приговора он оказался под подпиской о невыезде. «Необоснованно», — прокомментировал решение Богданов в беседе с «Фонтанкой». По версии следствия, во время митинга на Сенной площади он дважды руками ударил сотрудника ППС по туловищу и один раз со спины его коллегу.

Не отпускает с миром прокуратура и Артема Попова, заседание назначено на 9 декабря. Его адвокат Лариса Олейник отметила, что ее как минимум удивляет такая избирательность. Дела по 1 части 318 статьи в большинстве случаев заканчиваются условными сроками, штрафами или вообще прекращением производства. «Две инстанции признали приговор законным. Почему органы следствия давят на суд? Только у меня за это же время было три дела по той же статье и их никто не пересматривает. Почему именно вот эти дела? А все остальные пострадавшие сотрудники, которых реально бьют, их не интересуют?» — задается вопросом Олейник. Попов ППСника «однократно толкнул двумя руками в область спины».

Судя по картотеке Третьего кассационного суда, до стадии обжалования в этой инстанции доходит не каждый адвокат, еще реже сторона обвинения. За последний год, помимо дел Попова и Богданова, прокуратура осталась недовольна только одним приговором по 318 статье, вынесенным в петербургских судах. Выпивший Владимир Суппес пять раз кулаком в лицо ударил сотрудника ГИБДД, который хотел эвакуировать его машину. Фрунзенский суд наказал его судебным штрафом в 30 тысяч рублей и прекратил дело. Потерпевший не возражал.

Во всех трех случаях жалобы подавал зампрокурора Петербурга Александр Чубыкин. От его лица, например, гособвинение извинялось за необоснованное привлечение к уголовной ответственности судебного клерка Эйвазова. Чубыкин подбирал слова полтора года.

Не исключено, что когда дело вернется в суд первой инстанции, условный срок Богданова уже истечет, особенно учитывая что он, как и Попов, успел посидеть в СИЗО.

Петербургские суды за год рассматривают несколько сотен дел по статьям о насилии в отношении сотрудников правоохранительных органов. Приведем несколько примеров из 2021-го.

Пьяная Дарья Бородина ударила сотрудницу ногой по голове, после чего вцепилась зубами в ее кисть. Дело было прекращено, ее наказали штрафом в 10 тысяч рублей.

Гематома на ухе полицейского после двух ударов по голове обошлась Александру Кучеренко в 25 тысяч рублей.

Также выпивший Владимир Анетько ударил пристава в челюсть кулаком и левой ногой в пах. Он наказан штрафом в 10 тысяч.

Задержанный на Балтийском вокзале Геннадий Яковлев не хотел ехать на освидетельствование и напал на сотрудника ППС. Левой рукой он прицелился и попал в голову, полицейский ударился о стену, Яковлев схватил его за шею. Суд назначил наказание в виде штрафа в шесть тысяч рублей.

Юлия Васильева в отделе полиции кулаками била дежурного в лицо, шею и по рукам, хватала его за форму, оскорбляла и замахивалась стулом. Как итог, штраф 30 тысяч.

После апрельского митинга за решеткой оказался Иван Пунегов. Существует версия, по которой мужчина вытаскивал из толпы девушку. Следствие убедило суд, что Пунегов обеими руками обхватил и сдавил шею бойца ОМОНа. Год колонии был обжалован. Месяц назад суд ему отказал, после чего Пунегов сделал вывод, что «помогать никому не надо».

Николай Девятый во время митинга нокаутировал двух полицейских, за что получил 4,5 года колонии. До приговора обвиняемый жаловался на администрацию СИЗО, его не возили на заседания.

Надежда Мазакина, «Фонтанка.ру».

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/Архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (32)

Людей жестоко наказывают не за насилие в отношении полицаев, а за участие в протестных акциях. И наказывают максимально жестоко для устрашения других. Полицаям же на акциях позволено всё.

Почему никто не напомнит Быстрякину о том, что не его это Быстрякинское дело, вмешиваться в ход осуществления правосудия, давать свои оценки приговорам и указания прокурорам? Заигрался бывший советский в наполеона немножко, так тот, как известно, кончил плохо и в гордом одиночестве.

Кстати, Фонтанка, а где наша Люсия Лужская? с командой бравых защитников Павлова?

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1