Рубль из тридцати. Балтийский завод «Атомфлоту» не по зубам

Балтийский завод отразил судебную атаку «Атомфлота» на 98 млрд с потерями в 97 млн и выигрышем 6 процессов из восьми. За год и три месяца строитель суперледоколов показал: в судах он сильнее.

9
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

Решение по последнему из восьми исков ФГУП «Атомфлот» (входит в госкорпорацию «Росатом») к АО «Балтийский завод» арбитражный суд Москвы опубликовал 28 августа. Суд констатировал шестой — на этот раз символический, в 100 000 рублей, — проигрыш госзаказчика атомных ледоколов серии 22220. А 16 сентября вступила в законную силу одна из двух побед «Атомфлота» — 57 млн рублей за выжженное сверх договора ядерное топливо.

На этом госзаказчик исчерпал претензии к петербургской верфи, масштаб которых дотянул до 98 млрд рублей, а прямые финансовые претензии составили почти 3 млрд. Арифметический результат кампании: «Атомфлот» взыскал по 1 рублю из каждых 30 предъявленных. Процессы начались в июне 2020 года в арбитражных судах Москвы и Мурманской области.

Любимая «фишка» госзаказчика суперледоколов — наказание за опоздания из расчета 1 млн рублей за день просрочки. Суть опозданий при этом никакой роли не играет — «Атомфлот» требовал по миллиону за день не вовремя присланных документов или день не вовремя установленного оборудования. Этому посвящены пять из восьми процессов общей стоимостью 1,7 млрд рублей, лишь в одном из которых госзаказчик относительно преуспел. Он отсудил у Балтийского завода 40 млн рублей за 195 дней просрочки при установке web-камер, с помощью которых служба безопасности госзаказчика могла видеть в online процесс строительства ледокола «Арктика» и до сих пор может наблюдать строительство «Сибири». Претензия была, соответственно, на 195 млн, но суд порекомендовал истцу умерить аппетиты.

Это, кстати, тренд судебной кампании. Из раза в раз «Атомфлот» пытался взыскать с петербургских судостроителей по 1 млн рублей за день опоздания, и всякий раз суды просили его привести свои требования в соответствие здравому смыслу. В одном из процессов московский арбитраж прямым текстом назвал требования госзаказчика несправедливыми и написал в судебном решении:

«Факт наличия несправедливого условия в договоре указывает на недобросовестное поведение сильной стороны… Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Применяя к слабой стороне такое условие договора, сильная сторона злоупотребляет своим правом…

Суд считает, что заявленный размер неустойки несоразмерен последствиям нарушения обязательств, а также, что неустойка носит компенсационный, а не карательный характер, и она не может служить источником обогащения лица, требующего ее уплаты, а должна быть адекватной и соизмеримой с нарушенным интересом…»

Сарказмом выглядит вынесенное в прошлом декабре решение московского арбитража о взыскании с Балтийского завода 100 000 рублей за несвоевременно предоставленную «Атомфлоту» копию договора. Госзаказчик в этом процессе претендовал на 139 млн. Тут он превзошел сам себя — суд занизил требования в полторы тысячи раз.

Самый дорогой из проигранных процессов — попытка заставить Балтийский завод застраховать детали и узлы третьего и четвертого атомных ледоколов серии 22220, «Якутия» и «Чукотка», на 48 млрд рублей для каждого. Это оказалось невозможным из-за международных санкций — в России попросту нет страховой компании, способной взять на себя обязательства почти на 100 млрд. Раньше проблемы решались с помощью так называемой перестраховочной защиты — привлекались иностранные страховые компании. Но основной хозяин Балтийского завода — Объединенная судостроительная корпорация попала после Крыма под международные санкции, из-за чего иностранные страховщики отказались иметь дело с её «дочками».

«Атомфлот» всё это не смутило, он стоял на своём: обещали — страхуйте. Чем вынудил московский арбитраж, в принципе, усомниться в необходимости страхования судна на этапе закладки, пока физически его не существует, и порекомендовать «Атомфлоту» уважать Гражданский кодекс. Там четко написано: «Понуждение к заключению договора не допускается». Сами требования госзаказчика суперледоколов в данном процессе суд назвал неисполнимыми.

«Требование о заключении договора страхования в отношении судна в постройке с третьим лицом, не являющимся стороной по договору, является неправомерным… Поскольку страховой рынок после введения санкций США в отношении ряда российских компаний до сих пор остается неурегулированным… заключение договора страхования… является затруднительным, что делает судебный акт по настоящему делу о понуждении ответчика к заключению договора страхования неисполнимым…» — написано в опубликованном 24 апреля судебном решении.

Официальный представитель Балтийского завода уточнил: стоимость страховки одного атомохода серии 22220 с покрытием на 50 млрд рублей составляет примерно 0,5 млрд. Таким образом, фактическая стоимость этого спора составила 1 млрд.

Итог всей судебной кампании в трактовке арбитражей: «Атомфлот» грузит суды мелочными формальными придирками, которые никак или почти никак не соотносятся с жизненными реалиями, в том числе с ущербом, который на самом деле нанес Балтийский завод «Атомфлоту».

Лев Годованник, для «Фонтанки.ру»

Справка:

Непубличное акционерное общество «Балтийский завод», по данным системы «СПАРК-Интерфакс», на 97,79% принадлежит государственной Объединенной судостроительной корпорации. Основная продукция предприятия сегодня — атомные ледоколы серии 22220, предназначенные для организации круглогодичного грузового транзита по Северному морскому пути. Завод строит их в рамках контракта с подконтрольным Росатому ФГУП «Атомфлот».

Головной ледокол «Арктика» был в октябре 2020 года передан «Атомфлоту», после чего сразу отправился осваивать СМП. Ледоколы «Сибирь» и «Урал» уже спущены на воду, но пока не достроены. Ледоколы «Якутия» и «Чукотка» заложены 26 мая и 16 декабря 2020 года соответственно.

В ноябре 2020 года Балтийский завод сдал Росморпорту один из самых мощных дизель-электрических ледоколов в мире — «Виктор Черномырдин» (серия 22600).

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

"В ноябре 2020 года Балтийский завод сдал Росморпорту один из самых мощных дизель-электрических ледоколов в мире — «Виктор Черномырдин» (серия 22600)."
----------------------------------------------------
Миленькая-любименькая Фонтаночка.
Балтийский завод не сдавал Степаныча. Он лишь спустил его на воду. А после, по полной обосравшись ( и "потеряв" кучу денег на неудачном :) заказе надстройки в Германии) и набрав контракт на атомоходы, сбагрил Черномырдина на Адмиралтейские верфи, где сегодня красавца достраивали и оснащали. Где ледокол прошел цикл швартовых и ходовых испытаний. Где обеспечивали приёмку и тд.
Ко всему этому отвратительный Балтийский завод имеет лишь то отношение, что навязал коллегам из-за речки подрядчика по монтажу электрики в виде рукожопов из ГСИ СНЭМА... а проект сам для АВ стал убыточным.

Вот такой вот славный Балтийский завод...

По поводу страхования. Вот прикиньте, Вы платите исполнителю (Балтзаводу) несколько млрд за изделие, в том числе 0,5 млрд на страховку. А исполнитель такой взял эти 0,5 млрд и говорит, ох санкции, застраховать-то невозможно, сорри, конечно. Думаю, Вам тоже будет жалко эти свои 0,5 млрд.

Кошмар, если честно. Две огромные организации с госучастием, вместо нормального судостроения, занимаются судебным сутяжничеством на пустом месте. Почему такое происходит? Может быть, что-то не так в организации производства и эксплуатации этих атомных ледоколов? Ещё бы рентабельность производства и эксплуатации этих атомных ледоколов узнать...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...