Сейчас

+17˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+17˚C

Ясная погода, без осадков

Ощущается как 16

5 м/с, с-в

761мм

15%

Подробнее

Пробки

4/10

Плитка, блог и корона. КГИОП под Новый год получил конфликт с добровольцами-реставраторами

9509

КГИОП не согласовал работы по очистке плитки волонтерам из «Гэнгъ». В комитете решение объяснили небезопасными технологиями и «короной» на голове у некоторых активистов.

автор фото Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив
автор фото Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив
ПоделитьсяПоделиться

О конфликте с комитетом на своей странице в Instagram заявила участница команды краеведов «Гэнгъ» Ксения Сидорина. Обладательница популярного аккаунта (57,8 тыс. подписчиков) обвинила городской комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры в том, что он не дает энтузиастам выполнить работы, так как «обиделся на комментарии в блоге».

Объединение «Гэнгъ» занимается восстановлением объектов в Петербурге не первый год. Например, его активисты очистили старинный витраж на Васильевском острове, керамические плитки в доходном доме Кончиелова, печь по мотивам росписей Врубеля.

На этот раз волонтеры пытались провести акцию по очистке парадной на Лесном проспекте, 3. Здание является объектом культурного наследия, и работы там требуют дополнительного согласования с комитетом. Сидорина выложила переписку с начальником отдела по связям с общественностью комитета Ксенией Черепановой в одном из мессенджеров, показав ответ из комитета, где отказывается в согласовании работ.

«Применение предлагаемой вами технологии очистки глазурованной плитки не представляется возможным по причине грубого несоответствия части перечисленных в ней операций установленной методике проведения работ по сохранению объектов культурного наследия, что в целом может привести к причинению вреда объекту», — говорится в заявлении комитета на обращение Сидориной.

В ответ на присланный документ Черепанова заявляет, что, присланная в комитет «техкарта» по очистке глазурованной плитки, небезопасна и не соответствует методикам. «Судя по вашему посту от 23 декабря и реакции 24 декабря на отказное письмо комитета, мы не можем быть уверены в том, как вы работаете», — написала пресс-секретарь.

Дальше в переписке Сидорина просит разговора с председателем комитета Сергеем Макаровым, на что Черепанова отвечает, что «позиция общая», а «разговор окончен». Затем она присылает фотографии постов девушки и ее комментарии к ним. В них активистка жалуется на длительное согласование с комитетом мероприятий по очистке плитки и сообщает, что ее команда «умеет работать и ничего не испортит», поэтому «100 проверок не нужно проводить», и к тому же лучше бы «не мешали».

Картинка заблокированной соцсети

Резюмируя все это, Сидорина пишет: «Еще раз: государственный комитет обиделся на комментарии в блоге. С наступающим». Под постом десятки пользователей осуждают ответы чиновников, а некоторые даже предлагают подать на комитет в суд. «То есть люди хотят поработать бесплатно, сэкономить бюджетные деньги, улучшить город без разрушения духовных скреп и раскачивания лодок протестами, а им отказывают? И отказывают те, кому эти же люди ещё и платят? Театр абсурда!» — пишет один из них.

В разговоре с «Фонтанкой» Сидорина сообщила, что согласовывался второй вариант очистки плитки, так как первый не приняли. «Все просто — некислотные смывки для краски. Мы всегда работаем в одной и той же технике, потому что берем однотипные объекты. Мне кажется очевидным, что раз технология подходила три года подряд, а теперь перестала, то дело не в технологии. Поэтому больше присылать (на согласование. — Прим. ред.) мы не будем», — сказала она. По ее словам, такое отношение лишило ее права работать на объектах культурного наследия, но, «слава богу, в городе много не памятников».

Градозащитники, с которыми говорила «Фонтанка», отметили, что Сидорина уже несколько лет по «каким-то причинам» находится у КГИОП на особом счету.

«Подобные согласования помывок не имеют юридической силы, нельзя согласовать работы на памятнике простой отмашкой от КГИОП», — сказала сооснователь проекта «Двери с помоек» Валентина Манн.

Она уточнила, что все работы по сохранению памятников должны начинать с согласования проектной документации и проведения государственной историко- культурной экспертизы, а работы должен проводить лицензированный подрядчик. «Только так возможно законно работать с ОКН. Это долгая и достаточно дорогостоящая операция. То, как взаимодействовала Сидорина с КГИОП, не вписывается в этот порядок никоим образом. Это некие кулуарные договоренности, которые, естественно, так как не имели законодательной почвы, легко были отвергнуты КГИОПом», — добавила она.

Такой же позиции придерживается и член президиума петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории (ВООПИК) Анна Капитонова. «По согласовательной методике, по которой Сидорина работала, это была совершенно незаконная процедура. Лично я не удивлена, что все так получилось. Она же делает по сути реставрационные работы, снимает краску, расчищает плитки от нее, чем-то еще покрывает. Все это должен делать реставратор, человек с образованием, который понимает, к примеру, какое вещество и как взаимодействует с краской и поверхностью», — сказала она.

Градозащитники отмечают, что общественным организациям (наподобие «Внимания») для работы на памятниках в городе действительно необходимы особые условия, которые решались бы официально и одинаково для всех.

В объектах культурного наследия некоторые детали интерьера, в том числе и плитка, могут быть отдельно взятыми предметами под охрану. Их сохранением и реставрацией могут заниматься только лицензированные специалисты, которых комитет, к примеру, привлекает в рамках «Открытого города». Такие организации подключают волонтеров и контролируют их деятельность. В КГИОП не отрицают, что к Сидориной было более лояльное отношение, и работы ей согласовывались при условии соблюдения методических рекомендаций Минкультуры. Как сообщили там, сначала девушка прислала на согласование технологию на очистку терракотовой плитки, хотя указывает, что будет чистить глазированную. Затем она прислала другую технологию, которая не соответствует методикам. «То, что она предложила в этот раз, прикладывалось ей впервые», — заявили в КГИОП.

«Ксения же заявила публично, что сама все знает и умеет, мы просто больше не можем быть уверены в том, что она делает, — заявила пресс-секретарь комитета Черепанова. — Последнее обращение активистки очевидно показало, что она не видит разницы между методикой очистки терракоты и методикой очистки глазурованной плитки. О чем тут ещё говорить? Положительно ответить на такое обращение, естественно, было бы просто незаконно. Это ещё раз подтверждает и без того известный факт, что такие работы могут проводить только аттестованные реставраторы».

Сам председатель КГИОП Сергей Макаров, с которым из-за отказа в согласовании намеревалась встретиться активистка, в разговоре с «Фонтанкой» заявил, что переписка с Черепановой была личной и ее обнародование он комментировать не будет. «Для меня важен факт публикации без разрешения личной переписки. Остальное вторично», — сказал он.

Мария Долбиш, «Фонтанка.ру»

автор фото Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив
автор фото Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (6)

Объект культурного наследия? не смей заменить расколотую ступеньку без експертизы за 500 000 рублей.

Если потянуть за верёвочки этой организации по уничтожению нашего города, вскроется такой прыщ, что зальёт выявленной коррупцией половину Центрального района. Почему ими до сих пор никто не занимается?

Господа, какая плитка? Множество домов завешено сеткой годами, управляющие компании отбивают отслаивающуюся штукатурку и даже срезают балконы. Что может изменить группа активистов, оттирающая зачем-то чей-то подъезд? О чем это все?

close