18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:59 15.12.2018
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Пятясь с обрыва: «Брисбен» Евгения Водолазкина
В новом романе автора «Лавра» и «Авиатора» фигурирует русско-украинский конфликт. Но это не делает текст публицистическим высказыванием.
Андрей Битов, фото - Светлана Холявчук/Интерпресс

«Быть свободным и не оглядываться». Почему стоит читать и перечитывать Андрея Битова

Ушёл из жизни Андрей Битов, создатель «Пушкинского дома» — одного из главных произведений русской литературы XX века. Но текст памяти Битова всё равно не обошёлся без озорства, драки и бутылки, разбитой об голову.

Главные книги сезона: Биография кроссовок, бесконечный роман и неожиданный Марк Твен

Роман о вампирах от автора «Географ глобус пропил», комиксы о Фриде и еретиках, путеводитель по Риму в исполнении сотрудника Эрмитажа — «Фонтанка» делится книжным рекомендациями на конец ноября и начало декабря.

«Если бы я впустил Сталина в свою книгу, это была бы совсем другая история»

Лауреат Гонкуровской премии Эрик Вюйар побеседовал с «Фонтанкой» о борьбе за свободу, литературе и компромиссе с абсолютным злом.

Ирина Прохорова: «Когда мы видим обеднённую историю, самоценность человеческой жизни исчезает»

Кто хозяин земли русской, отчего хрупка абсолютная власть, чем похожи Америка и Россия, и почему никогда не закончится Кавказская война? Об этом «Фонтанка» поговорила с просветителем и общественным деятелем Ириной Прохоровой.

«Ленинградское дело» Московских ворот: Как памятник архитектуры уничтожили и собрали по частям

Поезд, Байкал и Матрёна Васильевна: фотографии Солженицына из «вечной» ссылки

Пираты, злодеи, бароны: презентация новой книги Леонида Юзефовича

Дело не в феминизме: О чём говорит Пелевин в романе «Тайные виды на гору Фудзи»

Людмила Улицкая: «Там, где смешно — перестает быть страшно»

«Залы-то пустые. Скажите, почему?» Что новый директор РНБ тайно рассказал читателям

Викторина: Саракш или все-таки марсиане?

Живые, мертвые и история — в новой книге Леонида Юзефовича

Эдуард Успенский: «Если бы я жил в Америке, то уже давно бы стал Диснеем»