10

«Хабиб поумнел за эти десять лет, но в остальном никак не изменился». Друг Нурмагомедова из Петербурга рассказал о предстоящем бое

Российский боец Хабиб Нурмагомедов проведет очередную защиту титула в субботу, 24 октября, в бою против американца Джастина Гейджи. В преддверии этого события отдел спорта «Фонтанки» поговорил с петербургским бойцом Михаилом Малютиным, который помогал Нурмагомедову освоиться в США восемь лет назад.

Михаил Малютин
Михаил МалютинФото: instagram.com/malyutinmikhail

Михаилу Малютину 39 лет. Он настоящий ветеран смешанных единоборств. Два года назад он возглавил филиал чеченского клуба «Ахмат» в Санкт-Петербурге https://www.fontanka.ru/2018/07/09/097/. А еще он друг самого популярного российского бойца — Хабиба Нурмагомедова. Мы поговорили с Малютиным о предстоящем бое Хабиба с Гейджи, молодости Нурмагомедова и трагических событиях в Париже.

— Какие в целом ожидания от этого боя? Есть мнение, что Хабибу будет очень непросто.

— Хабиб будет работать в своей манере. А вот что будет делать Гейджи, я не понимаю. Наверное, какие-то сюрпризы он заготовит. Думаю, в первую очередь это будет защита от борьбы и нанесение тяжелых ударов. Плюс его фирменный лоу-кик. А так… словно коса на камень нашла. Оба обладают хорошей борьбой. Плюс у Гейджи есть плотность удара. У Хабиба — сильный тайминг, выносливость. Поэтому этот бой точно не станет ни для одного из них проходным или предсказуемым. Будет сложно обоим. И еще я бы не стал заострять внимание на том, что Гейджи, как говорят, будет самым неудобным соперником для Хабиба. Так говорят чуть ли не про каждого его нового соперника.

— Зато после боев говорят, что по-настоящему сложные соперники Хабибу еще не встречались.

— Именно так. Все его соперники были очень серьезными ребятами. И Порье, и Коннор, и Яквинта. Яквинта, кстати, базовый борец и входил в сборную США. Про Гейджи тоже говорят, что он боец, но где он боролся? Он был в сборной Америки? Нет. В этом смысле тот же Яквинта классом выше, но и он ничего не смог сделать против борьбы Хабиба. Поэтому я думаю, этот компонент останется и в этот раз за Хабибом. Еще Гейджи плохо дышит, плюс на него оказывается психологическое давление. Так что Гейджи будет гораздо сложнее.

— Александр Емельяненко тут заявил: «У Хабиба «зеленый» подбородок, и он даже от одного хорошего удара может поплыть». Насколько это реальная проблема для Нурмагомедова?

— У нас такой вид спорта, что любой может поплыть от одного хорошего удара. Ты тейпируешь руки, по-нашему — бетонируешь, потом надеваешь краги, бьешь в стену и не чувствуешь боли. И если дать так человеку по голове — это сразу нокаут. Поэтому в нашем виде спорта так много нокаутов. И тут дело не в подбородке. Один хороший пропущенный удар не выдержит никто. Статистика Хабиба (30 побед в 30 боях. — Прим. ред.) говорит о том, что у него с подбородком точно нет никаких проблем. Но вероятность пропустить lucky punch существует всегда. Поэтому всегда сложно сказать, кто выиграет в том или ином бою.

— Только Хабибу стоило сказать, что он готовит себя к тому, чтобы повалить Гейджи в клетке сто раз, и на него вновь посыпался град обвинений в однообразности и скучности его боев.

— Я думаю, что Хабиб тут имел в виду, что он готов сделать все для победы. Я вообще не считаю Хабиба скучным бойцом. Если посмотреть его бои, он не лежит, он активно работает даже в партере. У него красивые броски, красивые переводы в партер. Понимаю, что люди хотят, чтобы бойцы выходили и начинали рубилово — кто кого отправит первым в нокаут. Но это MMA, здесь нужно найти самый короткий путь к победе. Когда ударник проигрывает борцу, он начинает оправдываться: вот, соперник испугался, пошел мне в ноги. Ну так иди на бокс и дерись там. А это MMA. А еще у нас ногами бьют. И если у Хабиба есть короткий путь к победе — борьба как его сильнейшая сторона, он должен ею пользоваться. Почему он должен уравнивать шансы и давать ударнику возможность побить себя? Чтобы потом сказать: зато я с ним дрался смело на руках? Это все забудется, а результат останется. Поэтому Хабиб просто делает свою работу.

— Есть мнение, что Тони Фергюссон очень неудобный соперник для Хабиба, поэтому этот бой столько раз отменялся.

— У Хабиба в теории есть неудобные соперники, но это точно не Фергюссон. Это, скорее, как раз Гейджи. Мне кажется, это те, кто обладает хорошей борьбой, кто может что-то противопоставить Хабибу в партере. Когда ты раз проходишь сопернику в ногу, а перевести в партер не получается, два — не получается, три — не получается, вот тогда ты начинаешь нервничать. Поэтому про Фергюссона тут не стоит говорить. Единственная его опасность — в локтях. Они как лезвия режут кожу. Но Хабибу не составило бы никаких проблем перевести Фергюссона в партер, зафиксировать его там и просто избить. Тони физически слабый. А так было бы интересно посмотреть на противостояние Хабиба с таким же сильным борцом, как он. Чем бы он тогда смог удивить? Но вспомни того же Яквинта: бывший член сборной США по борьбе ничего не смог сделать с Хабибом ни в партере, ни на руках.

— Один из самых эмоциональных сюжетов предстоящего боя — недавняя смерть Абдулманапа Нурмагомедова, отца и главного тренера в жизни Хабиба. Насколько это может сказаться на нем в этом бою?

— Я тоже много думал об этом. Конечно, это очень сложная ситуация с психологической точки зрения. С другой стороны, а чего больше всего хотел бы отец Хабиба? Чтобы он дрался и побеждал, несмотря ни на что. Поэтому Хабиб сам себе способен поставить такую установку: «Папа, ты мне всегда говорил это, и я это сделаю». Он же говорил, что сделает все, что чего хотел отец: построить школу, мечеть, победить Гейджи, продолжать тренироваться. Поэтому у него сейчас даже еще больше мотивации.

— Реванш с Макгрегором имеет ли смысл?

— Только с точки зрения бизнеса. На этом бою можно заработать очень большие деньги. Просто огромные. А с точки зрения спортивного интереса этот бой никому не нужен. Если они десять раз еще подерутся, Хабиб десять раз выиграет. Ну о чем тут можно говорить? У Коннора нет вообще никакой борьбы. Да, у него неплохая ударка, он чувствует дистанцию, но он всегда выбирал себе стилистически удобных соперников. И когда ему впервые пришлось столкнуться с настоящим борцом, он проиграл. Первый звонок, кстати, был, когда на замену вышел Чед Мендес. Коннор уже тогда показал, что не умеет бороться. Мендес тогда вышел на замену за 10 дней до боя и полтора раунда избивал Макгрегора.

— Когда в последний раз общались с Хабибом?

— Позавчера буквально созванивались. Часа два, наверное, проговорили. Он очень хорошо настроен на этот бой. Говорит: «Ты же понимаешь, что я его просто уничтожу». Мне всегда нравится, как он настраивается на бои. Были случаи, когда мы были в одной раздевалке перед моими боями, и я говорю: «Ну посмотрим, как сложится поединок, никто не знает...». А он отвечал: «Это что за разговоры? Так нельзя. Ты должен верить в свою победу». «Естественно, я настроен на победу, но кто знает, как все обернется?» — «Не-не-не, ты чего? Так даже думать нельзя. Только победа». Ну вот он так мыслит и это его отличает от всех остальных.

— Когда состоялось ваше знакомство?

— Лет 10–12 назад. Я уже вовсю выступал в M-1, а Хабиб только начинал карьеру. Я знал, что есть такой крутой самбист Хабиб, который на чемпионатах мира крушил всех налево и направо. Он знал про меня, но мы не пересекались. Потом его старший брат был как-то в Питере и сказал: у меня есть младший брат Хабиб, он занимается боями и хочет двигаться вверх. Потом я уехал в Нью-Джерси, в зал K-Dojo, где работал Мурат Кештов (первый зарубежный тренер Нурмагомедова. — Прим. ред.) и Сэм Кардэн (первый менеджер Нурмагомедова. — Прим. ред.). Мы перевозили наших бойцов в США и давали им возможность драться. А я еще и сам дрался. И как раз тогда кто-то меня снова попросил за Хабиба. Я говорю: «Вот есть у меня такой парень. Очень крутой, очень серьезный, будущий чемпион». Хотя я не видел ни одного боя. Но я про всех тогда так говорил, чтобы ребята получили шанс. Получается, что с Хабибом я угадал. Он приехал к нам, и с того времени мы до сих пор дружим.

— Что-то подсказываете ему до сих пор?

— Сейчас уже не особо. Иногда, когда я выхожу драться, он мне говорит: «Ну что, сейчас мы увидим классные джебы?». Он очень любит джебы. Это очень тяжелый удар: его не видно, потому что это передняя рука и она близко к твоему лицу. Если научиться им пользоваться, джеб и останавливает, и начинает атаку. И я вижу, что он тоже его сейчас освоил и любит его. А так я ему, конечно, пишу какие-то советы, но, думаю, что сейчас ему это уже не нужно. У него и без меня очень сильная команда, да и он сам уже все понимает.

— Фотография, где вы стоите с ним с ружьем, какого года?

— Наверное, где-то 2012. Это мы в Дагестане. Я тогда приехал из Санкт-Петербурга к ним на машине. Приехал, и мы отправились на сборы. Они говорят: «Тут ехать до села всего час, максимум два». В итоге мы ехали семь часов: проехали по всем родственникам. А это мы были в гостях у одного из дедушек Эльдара Эльдарова, который сейчас тренирует в Бахрейне. У него была такая коллекция оружия.

— Сильно Хабиб с тех пор изменился?

— В первую очередь он очень поумнел за это время, стал более рассудительным, но в остальном он остался прежним. Это видно по его отношению к окружающим людям и к друзьям. Конечно, он устает от шумихи вокруг себя. У него стопроцентная узнаваемость. С ним из-за этого невозможно куда-то пойти, где-то посидеть спокойно. Каждые две минуты кто-то подойдет, попросит автограф или сфотографироваться. Только если где-то в номере получается нормально поговорить с ним.

— И последний вопрос на другую тему. Недавно, как вы, наверное, знаете, 18-летний студент чеченского происхождения Абдулак Анзоров обезглавил в Париже французского учителя за попытку объяснить студентам свободу слова на примере карикатур на пророка Мухаммеда. Анзорова поддержали российские бойцы MMA Зелим Имадаев и Альберт Дураев. Согласны ли вы с ними в этом, и какие вообще настроения среди кавказских бойцов клуба «Ахмат»?

— Давайте я буду комментировать только то, что знаю. Я слышал то, что какой-то парень убил французского учителя. Я понятия не имею, кто там и кого поддержал. Лично мое мнение таково. У каждого из нас есть мама, и это самое святое — то, что нельзя трогать. Для многих людей то же самое с религией. Я считаю, что никто не может задевать ничью религию. Вообще никогда. Обсуждайте поступки людей, но не трожьте религию. Но я тут прочитал про Францию. Оказывается, они всегда такие были. Они всегда смеялись над своим Богом, над королем — над тем, кого возвышают. Это их такая национальная черта. Но я считаю, что это неправильно. Я своих детей приучаю: никогда и ни с кем вы не должны обсуждать чужую религию. Но, конечно, убийство — это тоже не выход. К примеру, Калоев https://www.fontanka.ru/2012/06/30/030/ — герой или преступник? Наверное, не герой, но и камень в его огород я бы не стал бросать.

Записал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Михаил Малютин
Михаил МалютинФото: instagram.com/malyutinmikhail

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (10)

вспоминая, последний "странный" бой - сложно предсказать данный.

"Кроме мордобития не могём чудес" (с) В.С. Высоцкий

terry18
в каких-то ещё видах спорта эти кавказские джигиты себя проявляют?

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...