1

Михаил Кержаков: «Одним из первых начал носить маски. На меня смотрели, как на привидение»

Футбольная неопределенность времен пандемии коронавируса, сыворотка правды судьям, ожидания от Лиги чемпионов — в интервью с Михаилом Кержаковым.

 автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
 автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

Накануне возобновления чемпионата страны по футболу отдел спорта «Фонтанки» поговорил с основным вратарем «Зенита» о борьбе за пост номер 1, масках, травмах, рептилоидах, борьбе за чемпионство и переживаниях за тренерскую карьеру брата Александра в «Томи».

Сейчас начинается такой отрезок в чемпионате — 15 матчей за 60 дней. В субботу заканчивается перерыв на сборные — и до середины декабря. Это без матчей сборных. Понятно, что вратарь бегает не так много...

— …У нас другая нагрузка.

В целом: страшно — не страшно, тяжело — не тяжело?

— Если бы ты не сказал, я бы даже не считал. Нормально. Но ребята из сборной... я на них смотрю — у них нагрузка намного серьезней, нежели у нас, тех, кто туда не ездит. У нас есть время отдохнуть, а у них, получается, игра в среду и потом уже 17 октября, через 3 дня.

А последний выходной у сборников был в августе.

— Да, хотя мы отдыхали в карантине. Ну как отдыхали... мы работали очень интенсивно.

У тебя сейчас ведется диалог с самим собой.

— Серьезно. Работали по пять дней в неделю. Посмотрим. Я думаю, что нормально перенесем все. Мы готовы.

Когда ты смотришь сборную России по телевизору, не возникает желания Дзюбу поменять, чтобы он чуть-чуть отдохнул?

— Есть, честно говоря. Там тренерский штаб решает, но мне кажется, что можно было и поберечь его в товарищеской игре.

Обратную замену Мостового ты понял?

— Если честно, нет. Главное, чтобы это на него психологически не повлияло. Я думаю, главный тренер сборной объяснил ему все тактично.

Это чуть ли не первая обратная замена в сборной, которую я вижу на протяжении лет пятнадцати.

— Серьезно? Я так не следил, как ты. Ну, Андрюха молодой еще, у него еще все впереди, и не такое еще будет, так что нужно держать хвост пистолетом.

А ты еще вызов в сборную ждешь?

— Ты знаешь, я тебе так скажу: я ждал его, когда возобновился чемпионат. Ну как ждал? Я не думал, что вызовут сто процентов. Ждал. Не вызывали. Я не расстроился. Вызвали бы — я бы обрадовался. Но я анализирую ситуацию и думаю, почему должны вызвать меня, а не тех, кого вызывают? И, в принципе, я не нахожу ответа. Ребята, которых вызывают, достойные. Плюс у нас еще есть молодые дарования: Сафонов, Максименко. К Максименко, кстати, в прошлом нашем интервью ты скептически как-то отнесся, когда я его в тройку включил. Есть молодые ребята — это наше будущее. Я думаю, что вызов Сафонова намного более целесообразен, чем мой вызов. И Максименко. Когда молодежка решит свои вопросы — желаю им удачи, — не мне указывать, но я думаю, что стоит подключать этих двух молодых ребят. Это будет более разумно.

Ты просто себе двенадцать выходных осенью таким ответом сохраняешь?

— Ну да. Нет, если вызовут, я не откажусь, я буду очень рад. Может, моя история кого-то и замотивирует: дошел в 33 года до вызова в первую сборную. Мне кажется, была бы красивая история. Ну нет так нет, я не расстроился. Меня же до этого не вызывали. Меня просто спрашивали ребята, когда меня в списках в начале сентября не было: что? как? почему? До этого не вызывали — как-то жил, ничего.

Справился. Время на карантине: ты сказал, что было тяжело, много работали. Чем ты занимался?

— Помимо тренировок я начал учить английский по плейлистам на YouTube, читал какие-то книги, смотрел какие-то сериалы, занимался с ребенком, проводил много времени.

Во что вы играете?

— Тогда он только начинал первые шаги свои. Я пытаюсь ему футбольный мяч привить. Но пока он расфокусирован. Очень много игрушек. Мне все-таки кажется, что это не очень правильно.

Ему тяжело сосредоточиться?

— Да, я говорю, что нужно прятать и давать какую-то одну. Мне кажется, это более правильно.

А сколько ему, год с хвостиком?

— Год и пять.

Уже можно в фигурное катание.

— Ну нет. На самом деле, я тебе сказал насчет мяча, но у меня нет такого желания, чтобы он был футболистом, я не стремлюсь к этому, не буду навязывать. Пускай сам выбирает. Просто это единственное, что я могу ему подсказать. Я не научу его строгать, сверлить, физике с химией не научу, а с футболом подскажу.

Хорошо, что ты это осознаешь.

— Конечно, осознаю.

Смотри, год удивительный с точки зрения того, что мы все вынуждены научиться жить в режиме неопределенности. И это, конечно, жутко бесит.

— Это жутко бесит, особенно на карантине. Вот это чувство неопределенности давило. Очень неприятно было. У меня не было такой истерии по поводу самого вируса. Я примерно понимал, еще когда в Китае эта движуха началась, я уже отслеживал, не по новостям российским, где говорили: это там, у них. Потом, когда до Европы дошло: это там, у них, в Европе. Понятно, что это не вирус-расист, который выбирает. Понятно, что он будет влиять на всех. Уже тогда понимал, что все серьезно, хотя мои знакомые говорили: да ладно, хорош рассказывать. Кстати, я одним из первых начал носить маски, и на меня в торговых центрах смотрели, как на привидение, такими глазами.

При этом это чувство никуда не делось, потому что мы сейчас играем со зрителями, пройдет три недели — и есть вероятность, что будем играть без зрителей. Ребята в сборной собрались, два ложноотрицательных теста — бац, минус Гильерме, минус Фернандес. Это же влияет на ежедневную работу.

— Это влияет психологически. Мы тоже сдаем тесты по несколько раз в неделю. Постоянно ждешь результат. И любое першение в носу, в горле... Думаешь: сто процентов, все. Неприятное ощущение. Сдаешь тест, ждешь звонка дома. Думаешь: позвонят, оцепят тебя. Вроде все нормально, не позвонили, тренируешься дальше. В таком режиме живем.

Все так же футбольный клуб «Зенит» остается единственным клубом Европы, где два тренера по вратарям. Как у вас сейчас организована работа с Михаилом Юрьевичем и Юрием Владимировичем (Бирюковым и Жевновым — тренерами вратарей. — Прим. ред.)?

— Все так же. У них взаимосвязь хорошая. Михаил Юрьевич где-то подсказывает, курирует больше. Юрий Владимирович больше двигается, больше бьет по воротам, он хорошо ногами играл, поэтому можно сказать, что хороший тандем у них образовался.

У них такое разделение труда: Михаил Юрьевич уже на руководящей.

— Нет, он тоже подключается, но у Юры на правах молодого побольше активности.

Мы сели с тобой примерно тринадцать месяцев назад точно так же в паузе на сборную поговорить, и ты тогда ловко поставил меня на место: я не третий вратарь, я не первый, еду на каждую тренировку, чтобы доказать, что я готов быть в старте. И потом — бац, у тебя самый насыщенный год в карьере. Действительно, пожалуй, только вызова в сборную не хватило, чтобы закрыть, как в биатлоне, все мишени. Тяжело было?

— Нет. Вообще другие ощущения, другая жизнь. По-другому себя ощущаешь, когда ты не играешь и когда ты играешь. Когда ты не играешь, ты тренируешься, но тебе тоже психологически непросто. Это зависит от того, как ты к этому подходишь. Кто-то смирился и делал свое дело. Я не смирялся. Я не знаю даже, как описать это. Когда ты тренируешься, должен быть какой-то выхлоп. Ты к чему-то готовишься, потренировался, знаешь, что через четыре дня игра, ты в предвкушении этой игры живешь, ты думаешь об этом. Идет твоя жизнь, а параллельно в своей голове ты это кубаторишь все. А когда ты не играешь, тебе нужен выплеск, а нет выхода. Ты потренировался сегодня хорошо, супер, второй день, третий, а дальше что? Это издержки нашей профессии, тут никого не стоит винить, так сложилось.

Судьба вратаря. Вратарь может быть только один. Ты все так же пропускаешь только красивые голы.

—Так, последний какой я пропустил? Со «Спартаком»? Ну, неплохо он исполнил. Я анализирую пропущенные последние мячи свои, думаю, что (опять же не для бравады говорю) все-таки половину мячей можно было брать. Не такие уж они были неберущиеся.

С «Уралом»? Не успел отреагировать?

— Низко сел. Мяч у меня пролетел над левым ухом, мертвая зона. Может, если бы стоял повыше, в плечо попало бы.

Этот чемпионат удивительный, потому что не меньшее внимание, чем футболисты, привлекают мужчины со свистком. Первый раз за долгое время, когда внимание арбитрам уделяется больше, чем игрокам. У тебя есть объяснение, что происходит?

— С одной стороны, я понимаю Федуна: он очень грамотно давление на судейский корпус создал. Я могу только этим объяснить. Конечно, есть ошибки. Я думаю, они не предвзятые, так получается. Давление, я думаю, сыграло на руку «Спартаку», и в этом плане Федун все грамотно сделал.

На полиграфе нужно судей проверять?

— Нет.

Это показатель недоверия?

— Конечно. Я считаю, их вообще дергать не стоит. У меня свои вопросы к судьям есть, но в этой ситуации я на их стороне. Хотелось бы им поддержку выказать.

Следующий, в принципе, логичный шаг — сыворотка правды. Нужно вкалывать на Лубянке.

— А вдруг, как это сейчас модно говорить про вакцину, это будет микрочип, чтобы рептилоиды нами кукловодили? Я шучу, конечно. Если серьезно, лично мое мнение: не стоит так давить на судей, дайте им спокойно поработать. У них есть ошибки, ну так все совершают ошибки.

В твоей карьере был эпизод, когда ты понимал, что судья предвзят не просто так?

— Когда я в первой лиге играл, поговаривали. Я когда туда пришел, каждую игру внутри команды это муссировалось: а ты видел, как он пас дал, а ты видел, он не добежал, а видел судья? Каждую игру! И ты начинаешь присматриваться: реально что-то не то. И это постоянно-постоянно происходит, и ты думаешь: больше не буду обращать на это внимание. И я ошибался с решениями.

Ты привык к новой реальности с ВАРом, когда мы не можем сразу радоваться взятию ворот или сразу грустить из-за взятия ворот? Вон сколько голов «Спартака» отменили в ворота «Зенита» за год.

— Я все-таки за пользу ВАРа. Об этом очень много говорилось, когда его не было: давайте введем повторы, миллионы долларов зависят…

— …от человека со свистком.

— Да. Он может чего-то не увидеть, и тому подобное. Поэтому я полностью на стороне ВАРа. Единственное, что я немножко не всегда могу понять судейские объяснения, когда они эти моменты обсуждают. Я помню, смотрел момент с «Локомотивом», когда мы играли. Помнишь, когда Чорлука наступил Азмуну в штрафной на ногу? И судья объясняет это, говорит: но он же не нарочно это сделал. Я думаю: естественно, ни у кого нет умысла, когда бьют по ногам. У него же не было умысла фолить, чтобы был пенальти. Нужны более детальные формулировки — хотелось бы большей четкости и ясности.

В том эпизоде, на твой вкус, пенальти?

— Да.

Четко, сзади, в ахилл, без шансов.

— Азмун первый на мяче, он как бы протыкает. Просто, единственное, немножко затянул с падением. Если бы сразу упал, этой ситуации не было бы. Видно, поздно дошло.

Недавно Василий Вячеславович Уткин и Владислав Николаевич Радимов поспорили, будет ли «Спартак» в медалях.

— Я думаю, да. Не знаю, в каких, но будет.

С учетом того, что вы вроде бы претендуете на золото, остается в розыгрыше всего два комплекта.

— Да, но я думаю, сейчас несколько команд на золото претендуют. Помнишь, я тебе говорил, что «Спартак» прибавит? И это хорошо для нашего чемпионата. Помню нашу последнюю игру со «Спартаком» — неплохая была. Если бы 70–80 процентов игр таких было в нашей лиге, это был бы плюс для нашего чемпионата, и немножко по-другому мы бы выступали в еврокубках. Другая скорость и другая конкуренция.

Пятерку таблицы по итогам чемпионата как ты видишь? Треть чемпионата уже сыграна, уже можно делать далеко идущие выводы.

— Какую вижу или какую мне хотелось бы видеть?

Можно два варианта.

— Мне хотелось бы, чтобы мы чемпионами были, естественно. Я думаю, «Спартак» будет до конца за чемпионство бороться. Пускай они будут вторые тогда.

С уверенным отрывом в ноль очков, как сейчас?

— Нет, тогда опять будут скандалы, истерики, поэтому пускай отрыв будет побольше, чтобы всего этого не было. Ну и, наверное, «Локо».

То есть ты думаешь, что, несмотря на тот бардак, который мы наблюдаем в «Локомотиве» (летом я спрашивал Аршавина, и он сказал, что увольнением Семина они выстрелили себе в ногу), — и, мягко говоря, порядка с тех пор не прибавилось, — ты думаешь, что они в длинную смогут?

— Почему нет? «Краснодар» сейчас будет в Лиге чемпионов играть впервые. Как на них скажется это, непонятно.

А вот ирония судьбы будет, если они впервые попали в лигу — и лига будет без зрителей. Представляешь, как обидно Сергею Николаеву Галицкому будет!

— Не думал об этом. Такие времена.

Происходящее в «Динамо» веселит?

— Нет. Ты имеешь в виду еврокубки?

И еврокубки, и увольнение Новикова, и отправление в аренду человека, которого в прошлом году купили за 20 млн.

— Кого отправили?

Максимилиана Филиппа в «Вольфсбург».

— Меня это не веселит. Могу сказать честно, у меня были неприятные ощущения. Иногда ревностно относишься к успехам другой команды-конкурента. Но в этом плане было неприятно, когда тбилисскому «Локомотиву» проигрывали. Все равно это же лицо нации, чемпионата. Я за то, чтобы мы набирали баллы, наш рейтинг повышался.

Ты прям как Леопольд: пускай все играют хорошо, но «Зенит» на первом месте.

— Конечно. У меня просто нет антипатии ни к одной команде. Я задумывался много раз, после того, как, помнишь, Сергей Овчинников сказал: «Я ненавижу хлебные крошки и «Спартак»? Я задумывался над этим — у меня реально такого нет.

У тебя есть понимание, почему ты присел после яркой осени в прошлом феврале?

— Я предсезонные сборы провел не очень качественно и контрольные игры.

Все говорят, что дело в первом тайме товарищеского матча с ЦСКА.

— Ну да, это был переломный момент. Андрюха (Лунев. — Прим. ред.) там вообще забожил во втором тайме, а я плохо сыграл. Но это моя ахиллесова пята — предсезонные сборы зимние. Я не помню ни одного сбора своего за всю свою карьеру вообще, чтобы он прошел хорошо. Вот у меня такая особенность. Не потому, что я не хочу или мне лень. Я вот так переношу нагрузки. Естественно, я работаю в отпуске, но потом, когда встаешь в ворота после тренажерного зала, после всего этого, такое ощущение, что ворота в два раза больше, а мячик очень быстро летит. Думаешь: как же, когда я в форме, я этот мяч достаю, а сейчас не могу, просто падаю? И это очень сильно нервирует. Летние сборы — да. Когда меньше пауза, я чувствую себя прекрасно. А вот зимние, сколько вспоминаю, всегда были для меня катастрофой.

Расстроился, когда присел в феврале?

— Очень. В принципе, это уже чувствовалось на третьем сборе примерно. Давай так, после ЦСКА я это уже понял, еще на втором сборе. Будь я на месте тренера, я бы поступил так же. Самое главное — лицо не терять свое.

Игра в Грозном летом. Никто не ждет, что Лунев получит травму в самом конце матча и тебе придется выходить на поле.

— Всякое бывает. Кстати, могу сказать, не такая уж и редкость такая травма. Алиссон (вратарь «Ливерпуля» и сборной Бразилии. — Прим. ред.), вспомни, в прошлом сезоне, по-моему, отбивал от ворот и икру, по-моему, дернул. Надолго. Я не говорю, что одинаковая травма у них была, но при выводе мяча я не раз видел, как игрок хватается за ногу.

— Все говорят, что сложно входить в игру, уже когда ты готовишься сухим идти в раздевалку.

— А для меня нет. Знаешь почему? Потому что ты не успеваешь накрутить себя, осознать что-то. Ты просто выходишь в горнило, раз-раз.

Ты зашел на интервью с включенным телефоном, на котором ты смотрел за лучшей лигой мира. Я искренне пожелал Александру (Кержакову, брату Михаила, который в сентябре возглавил ФК «Томь». — Прим. ред.) удачи, когда он согласился, потому что, мне кажется, что «Томь» — это не то место, где есть смысл начинать самостоятельную клубную карьеру.

— Почему?

Потому что там многолетний бардак, письма президенту, бесхозяйственность, отсутствие задач.

— А ты представь, что у него с его опытом будет! Он прям в самое горнило бросился.

— Тебе явно нравится слово «горнило».

— Ты просто бросаешься, и если ты выплывешь, то будешь ТОП-ТОП. Почему нет? Мое мнение, что он получит колоссальный опыт.

Ты думаешь, получится?

— Я думаю, да. У него есть помощник в сборной, Евгений Владимирович Лапков. Это человек, который принимал «Академику» у Сарсании. И он мне сказал: Сашка может очень далеко пойти, он живет этим, он принципиален. Я доверяю ему. И естественно, у меня есть вера, так как он мой брат.

Кто сейчас самый яркий игрок в лиге в нападении, на твой взгляд?

— Дзюба, конечно. Не могу его не назвать. Сейчас прибавил — мне очень нравится — Джордан Ларссон из «Спартака». Я про Дзюбу говорю, но чувствуется, что, конечно, большая нагрузка на него идет — и физическая, и психологическая. Это к вопросу об отдыхе, о чем мы вначале говорили. Но он приносит результат, он ключевой игрок в нашей команде, поэтому я не могу не назвать его. Не потому, что он мой одноклубник. Даже когда он в не очень хорошем состоянии, он все равно забивает или отдает голевые передачи.

Артем однозначно лучший игрок чемпионата на протяжении трех лет. Третий сезон Семака. Изменился, по твоим ощущениям, Сергей Богданович?

— Для меня, в принципе, нет. Такой вопрос...

Можно присесть на скамейку после ответа.

— Не то что присесть. Говорить хорошо о тренере — моветон. Мы же все равно между собой общаемся. Ну вот скажут мне: что, плюсик получил?

Хорошо, не отвечай. Лига чемпионов, жеребьевка. Год назад мы с тобой ее обсуждали в теории, поскольку первым номером однозначно был Лунев. В итоге тебе достались 6 матчей. Сейчас интересный набор соперников: «Боруссия» (Дортмунд), «Лацио» и «Брюгге». Твои ощущения?

— Мои ощущения: опять началось…

Началось: кто такие «Лацио», кто такие «Брюгге»?

— Кто такие «Боруссия»? Я слежу за чемпионатами, смотрю обзоры постоянно. В «Боруссии», ты видел, какие динозавры играют? «Лацио» тоже хорошая команда. Ну а кто должен попасть? Мы же из первой корзины. Все говорят, там не было топов. А кто нам должен попасться? «Боруссия» тоже не подарок. Почему «Боруссия» самая слабая из второй корзины? Я так не считаю, у них очень сильная команда. Я считаю, что у нас очень хорошая группа. Понятно, что она не такая, как у «Краснодара» и «Локомотива».

Ты имеешь в виду, с точки зрения вывески?

— Естественно, с точки зрения вывески. Но у нас такая группа и не могла получиться априори. Поэтому я считаю, из того, что получилось, она очень приличная.

12 очков? Какая задача у тебя внутренняя?

— Выход из группы. Когда там «Зенит» с шестью очками вышел?

Да, с «Аустрией». Ну стыдный был результат.

— Главное, что вышли из группы.

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

 автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
 автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (1)

ЦВБП
У меня свои вопросы к судьям есть, но в этой ситуации я на их стороне
-----------------
Это понятно.
Ни одной судейской ошибки против Зенита...
Любой бы встал на их сторону в такой ситуации

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...