Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:20 22.11.2019

Спорт

12.09.2019 18:03

Михаил Кержаков: Нормально примем Кокорина. Он испил чашу

Младший брат Кержаков остался в «Зените» этим летом, хотя и не выходит в основе. О конкуренции в воротах, как коллектив «Зенита» принял бразильского новичка Малкома и с каким настроением ждет Кокорина, Михаил рассказал «Фонтанке».

Михаил Кержаков: Нормально примем Кокорина. Он испил чашу

Михаил Кержаков//Илья Смирнов/Коммерсантъ

– Летом ты продлил контракт с «Зенитом», но только на год. Насколько комфортно в таких условиях?

– Да. Абсолютно нормально. 

– Обычно футболист хочет стабильности. К примеру Фатих Текке в таком же возрасте приходил в «Зенит» на 4-летний контракт.

– Слушай, я примерно понимал, что в моем возрасте долгосрочный контракт мне не будут предлагать. Поэтому согласился на такой.


– Напомни твой возраст, пожалуйста.

– Зимой мне будет 33. Для вратаря это абсолютно нормальный возраст. Я чувствую себя хорошо. Предложили и предложили. Я скажу так: большую роль в том, что я подписал этот контракт, сыграло рождение сына.

– Ты не хотел никуда дергаться?

– Честно сказать, да.

– Тоже позиция. С определенного момента вопросы семьи тоже необходимо учитывать в карьере.

– Я для себя давно решил: как только у меня появится семья — она у меня будет на первом месте. Все остальное отойдет на второй план. Поэтому я в раннем возрасте не заводил семью. 

– Поэтому ты с чистой совестью катался по регионам.


– Да. Вещички собрал – мотанул туда, ничего не держит.

– Третий вратарь в команде — это особая роль…

– Ну почему третий? Почему? 

– Хорошо. Не первый вратарь — это особая роль.

– Вот так правильно.

– Я помню, что в свое время Бруно Алвеш спросил Дмитрия Бородина, что он делает в самолете. Борода уточнил у Ломбертса, как будет по-английски «атмосфера», и ответил: I’m responsible for atmosphere («Я отвечаю за атмосферу». — Прим. ред.). 

– Я борюсь за место основного голкипера. Только так. 

– При этом Андрей Лунев играет без замен.

– Да, все так. Но каждый день я просыпаюсь с мыслью о том, что сегодня я должен выглядеть в упражнениях не хуже, а на самом деле и лучше, чем другие голкиперы. Пока тренерский штаб считает, что Андрей сильнее. По игре к нему вопросов нет, он вызывается в сборную. И что мне остается делать? Если бы у меня был подход «человек для атмосферы», то я бы уже закончил. Но Дима, кстати, был постарше, когда отвечал на вопрос Алвеша.

– Ты третий сезон борешься с Луневым.

– Ну нет. При Луческу я ушел, потом получил травму крестообразной связки при Манчини и выпал из борьбы. Важно понимать: борьба чисто в спортивном смысле, у нас прекрасные отношения.

– Переход Саши Васютина добавил перца в ваши отношения?

– Вообще не добавил. Та же атмосфера сохранилась. Мы пересекались с ним, когда ездили на сборы и при Боаше, и при Луческу. А потом вместе в «Зените-2» работали на сборах.

– Сильный голкипер?

– Неплохой, но он еще молодой. Ему еще есть что набирать, есть запас куда расти.

– В прошлом году тренерский штаб пополнил бывший игрок «Зенита» Юрий Жевнов. Тренировки изменились?

– Самое главное, что если два тренера вратарей, то они могут с разных сторон посмотреть на голкипера, подискутировать и прийти к общему знаменателю. Это дает более объективную оценку процесса. Юрий Владимирович моложе Михаила Бирюкова, из него прет фонтан энергии. Он принимает участие в занятиях, подает, бьет. Жевнов отлично играл ногами в свое время, и сейчас это помогает в тренировочном процессе. Естественно, добавились и новые упражнения.

– Насколько я помню, в игровые годы он был страстным фанатом тренажерного зала, как и ты.

– Я вообще не хожу в зал. 

– Это природная мощь?

– Я с железом вообще не работаю сейчас. В зал хожу только для разминки, и когда вся команда там занимается. Плюс на сборах. То, что есть, это не природное, это, скажем так, ошибка молодости.

– В какой-то момент ты перекачался?

– Я даже скажу когда: когда мне было 15–16 лет. Когда по юношам тренировался на Бутлерова, мы в обход вахтера пробирались в старую тренажерку и таскали там блины. Я понимаю, что это ошибка, но мне бы тогда те мозги, которые у меня сейчас, было бы по-другому.

– Ошибка, потому что для вратаря важнее пластичность?

– Единственный плюс вот этих занятий – это отсутствие серьезных травм. Были столкновения, в старую штангу входил, на крюк натыкался, разрывал себе плечо. Один раз, помню, в первой лиге играл, пошел на сложную подачу, крикнул, но поздно вышел, а защитник тоже сыграл и со всей колотухи зарядил мне в плечо. Думаю: все, в глазах потемнело. Но встал, оклемался, продолжил. Про пластику: важно правильно заниматься, осознавая, какое упражнение и для чего ты делаешь. Раньше заходишь в зал: стоят тренажеры, и ты по кругу. А какой вес, сколько повторений? Работаешь, пока в глазах не потемнеет. Ну какой в этом смысл?

– Ты сказал «поздно вышел». Считается, что ленинградские и петербургские вратари неважнецки играют на выходе, потому что большую часть года тренируются в манеже, низкие потолки, выходы сложно отрабатывать, и это сказывается в карьере. На трибунах это называется «вышел за молоком». 

– По поводу потолков, думаю, это все чушь. Давай возьмем современных вратарей в России: кто хорошо играет на выходах? Гильерме. Все.

– Бабурин в игре против «Локомотива» тоже «за хлебушком вышел».

– У нас это называется «выйти за пивом». Могу сказать, что Слава в 2006–2008 годах отлично играл на выходах. Я запомнил матч с «Баварией» – 1:1 на выезде. Я скажу так: с каждым сезоном мячи становятся все более и более непредсказуемыми. Мы приехали со сборов, нам выдали мячи за неделю до старта. Я не супергений, но взял мяч в руки, потрогал и сказал: ребята, шальных мячей будет больше, результативность возрастет. И посмотрите на счета в первых турах. Все тяжелее и тяжелее искать эту точку, в которой нужно сыграть. Плюс эти мячи не зависают, они камнем падают.

– Про игру на выходах: в последнем официальном матче против «Ростова» ты трех человек отправил в нокдаун, а одного так под замену.

– Это случайно получилось. Тут уже больше зависит от намерений атакующего игрока: пойдет он до конца, после того, как я крикну, что играю. Я же не до конца пойти не могу, я вратарь. Дальше их выбор. К тому же Плиеву (футболист «Ростова», которого после столкновения с Кержаковым пришлось заменить из-за сотрясения мозга. — Прим. ред.) я подошел, извинился и сказал: «Ты мне тоже в челюсть попал, тут обоюдка».

– Колено нужно выставлять в современном футболе или это рудимент?

– Нужно. Я объясню, почему. Полевой игрок прыгает — у него руки внизу, он защищает туловище. Вратарь прыгает — руки наверху, ребра открыты. Ты колено выставляешь не для того, что травмировать соперника, а чтоб себя защитить.

– Никто не думал, что Жевнов станет тренером. Ты занятия сейчас конспектируешь?

– Нет. Вообще пока не начал думать, что будет дальше после финального свистка. Я еще не решил, во сколько закончу. Естественно, заканчивать буду по состоянию здоровья. Точно не хотелось бы быть главным тренером, в том числе и из-за ответственности. Да и планов наполеоновских у меня нет. Я не считаю, что вратарская специализация слишком узкая.

– Кстати, есть же распространенное мнение, что из голкиперов больших тренеров не получается.

– А Станислав Саламыч? 

– Ну да, еще Леонид Слуцкий.

– Тоже верно. Получается, устаревший тезис. Все зависит от головы и от цели. Мне было бы интересно поработать с детьми. Такой опыт у меня есть: в 19 лет я тренировал детей в школе «Коломяги». Но тут уже нужно поучиться, чтоб знать психологию и физиологию. Понятно, что тренировки ПСЖ или «Ювентуса» можно посмотреть в Интернете, но так бы все тренерами стали. 

– Мы с тобой смотрели на матчи сборной Александра Кержакова во время Мемориала Гранаткина. Тяжело было за брата переживать?

– Тяжело было из-за качества игры. Я переживал, что не удалось поехать посмотреть финал: у нас тренировки начались. Мне казалось, что если бы я приехал на фарт поддержать, то они бы победили.

– О, так ты из этой секты, которая считает, что фарт в спорте важен?

– Ну, хочется себя обмануть. Хотя, если честно, то я к этим приметам, предрассудкам, скептически отношусь. Я считаю, что все зависит от человека. У нас был тренер один, который был очень суеверный. Я его спрашивал: смотри, мы трудимся, занимаемся, по две тренировки у нас, и ты думаешь, что если кто-то чихнет или за ухом почешет, то все насмарку? Он отвечает: да. Ну всё, расходимся.

– Ты, наверное, один из самых опытных по выступлениям в ФНЛ.

– Да, Махачкала, Астрахань, Ульяновск, «Зенит-2».

– Сейчас в таблице ФНЛ интересная ситуация: лидируют «Торпедо» и «Химки». Это показатель отсутствия футбола в регионах?

– Доля правды в твоих словах есть. В регионах сейчас с футболом тяжело. К тому же у «Торпедо» новый владелец (Роман Авдеев, главный акционер концерна «Россиум». – Прим. ред.). С одной стороны, хорошо, что летать далеко не придется. С другой — хотелось бы, чтоб и в регионах футбол развивался.

– По мотивам чемпионата мира, мне казалось правильным придать ускорение в Калининграде, Волгограде, Нижнем Новгороде…

– …чтоб команды оттуда вышли в Премьер-лигу? Это было бы логично. А что делать со спортивной составляющей? К слову, мне кажется, что давно пора ФНЛ по дивизионам разбить, чтоб не летать во Владивосток или Хабаровск. И чтоб футболисты оттуда не летали в Калининград. Ладно, ты один раз туда приехал с опухшими-отекшими голеностопами, как будто в космос слетал; футболисты «Луча» в самолете сезон проводят!

– Говорил с Зыряновым, и вот Константин Георгиевич считает, что в ПФЛ, где сейчас играет «Зенит-2», собственно футбола намного больше, чем в ФНЛ: потому что в первом дивизионе борьба за премиальные, условия, рубка. 

– Честно, за ПФЛ вообще не слежу, но про ФНЛ это правда. Там молотилово идет. Там на выходе нужно с тремя коленями играть. Ну какой футбол, если ты прилетел в Хабаровск? Там реально тяжело, сидишь в раздевалке — уже засыпаешь.

– В прошлом году ты стал двукратным чемпионом страны.

– Да. Гениально.

– Сравни эти два чемпионства.

– Это две разные истории. В 2007 году я играл за дубль и попадал в заявку только в том случае, если повреждения получали Камил или Слава. Сейчас чувствую себя полноправным членом трудового коллектива. Да, вышел в одном матче, но какую-то лепту внес в тренировочном процессе. 

– Трансферы Ракицкого, Барриоса и Азмуна — топ?

– Вот представь: дротик бросаешь и в яблочко попадаешь. 10 из 10. Каждый из них помог в своей линии. Понятно, что Аза свои забивал, Рак своей волшебной левой и выбором позиции впечатлил, но мне всегда не хватало собаки в центре, как Барриоса. Он прям как пес с цепи сорвавшийся. В хорошем смысле слова. И не пройти. Я его удавкой называю: спросил у переводчиков, как будет «удавка» по-испански.

– Вы все впервые стали чемпионами в самолете. Комсомольское празднование получилось, по-сухому.

– Кажется, пара бутылок шампанского была, обливались ребята. Это был взрыв эмоций. Я не верил до конца. Мы садились, счет в Туле был 1:0. На посадке все замерли, ясно, что матч закончился, а пилот счет не говорит. 5 минут проходит, 10. И тут раз! Чемпионы! В аэропорту была шикарная встреча, респект болельщикам. 

– В этом сезоне кто-то может вклиниться в борьбу за пьедестал?

– Я хотел бы посмотреть, как будет выглядеть чешский новичок «Спартака» Алекс Крал. Он неплохой. Если он будет разруливать, то у «Спартака» может получиться составить конкуренцию в борьбе за медали. ЦСКА тоже не стоит списывать со счетов.

– А самобытный «Ростов»? Шомуродов в огне.

– В полном, как будто жидкостью для розжига облили. Не знаю про «Ростов». Тут главный вопрос: хватит ли им опыта? Ясно, что с мотивацией у них проблем не будет с Валерием Георгиевичем Карпиным в раздевалке. Леха Ионов в хорошей форме, Шомуродов, Еременко — бомба. Тут уже психология выходит на передний план на длинной турнирной дистанции.

– 18 человек покинули базу «Зенита» этим летом. Те, кто остался, прятались? Вы пытались не попасться на глаза спортивному директору Хавьеру Рибалте?

– Не, ощущения, что топор над головой был занесен, не было. Я думаю, что те, кто ушел, хотели уйти. Их же никто не выкидывал. С ними велись беседы. Эрнани в «Парме», к примеру, чуть со штрафного не забил. Часть ребят ушла в «Сочи» за игровой практикой. Рига (имеется в виду Эмилиано Ригони. — Прим. ред.) – в «Сампдорию», тоже далеко не худший вариант. 

– Ну да, Лигурийское море, отличный океанариум в Генуе. Смотри, у сборной 5 игр и 5 побед. Одной ногой уже на Евро-2020. Это инерция той волны, которую поймал Черчесов лучшим летом нашей жизни?

– В том числе. Но стоит сказать, что это не спонтанная волна. Это планомерная работа, которая велась на долгую перспективу. И конечно, Черчесов реагирует: расцвел Оздоев в «Зените» – прописался в сборной.

– В чем секрет долголетия Юрия Жиркова, которого Артем Дзюба назвал друидом?

– Генетика. Есть такие люди. Вспомни Анюка: здоровья вагон. Кажется, что неказистые, а на самом деле двужильные. Плюс у Юры есть класс. У него шикарная левая. 

– Спрошу про Лигу чемпионов. Вы хоть и молодой трудовой коллектив, но все опытные рейверы, многое видели, тестикулы молибденовые. 

– Вот это я не знаю, что такое.

– Ну, скажем так, это метафора закаленного характера. И вот вы попадаете в группу, где нет ни «Реалов», ни «Мадридов».

– Вот в этом-то и подвох. В «Локомотив» камень никто не кинет, если они не выйдут: будут наслаждаться футболом, ясно, что гранды в соперниках. Из второй корзины нам попалась «Бенфика». Это один из слабейших вариантов. Пока неясно, в каком они состоянии. В то же время из третьей и четвертой корзины достались худшие варианты. А сразу же начались разговоры: «Зенит», мол, обязан выходить из группы. Все, кто следит за бундеслигой, знают, в каком порядке «Лейпциг», знают, кто такой Юлиан Нагельсманн, в каком порядке Тимо Вернер. 

– Забивал нам совсем недавно. 

– И они на ходу. Плюс «Лион» с Мемфисом Депаем.

– Александр Кокорин выходит по УДО. Как вы его примете, если Саша все-таки вернется в «Зенит»?

– Нормально мы его примем. Как мы должны его принимать? Как вертухаи, что ли? Я верю, что он вернется на прежний уровень. Слушай, давай так: он совершил проступок. Получил наказание. Испил чашу. Все, можно все забыть. Понятно, что будет тяжело. Понятно, что будет негатив на стадионах. Но думаю, что он преодолеет, а мы поможем, чем сможем.

– Этим летом в «Зените» появился футболист, которого можно точно определить как «топ», – Малком. Появился ли дисбаланс после его появления? Я помню, как переходил Халк.

– Ну он пока никак себя и не проявил еще, недельку потренировался, получил повреждение, занимается по индивидуальной программе. Я не могу представить, что может послужить поводом для перемен в коллективе. Я не был в «Зените», когда Халк переходил, поэтому сравнить не могу. Обстановка у нас сейчас шикарная. 

Беседовал Федор Погорелов, "Фонтанка.ру"

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор