26.03.2020 15:45
4

«Неудачная пропаганда». Юристы про уравнивание нарушений карантинных норм с диверсией и терроризмом

«Уголовка» за нечаянное заражение собратьев по разуму коронавирусом после похода в магазин откровенно нарушает права граждан, — напомнили «Фонтанке» юристы. Но четкого алгоритма действий в условиях новой пандемии нет, и «эмоциональных и спорных» законопроектов будет еще много.

Поправки в статью 236 Уголовного кодекса РФ и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса, ужесточающие уголовную ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, были внесены в Госдуму 25 марта. Уже 31 марта они могут быть рассмотрены на пленарном заседании парламента, где «Единая Россия» имеет конституционное большинство.

Фото: Пресс-служба Государственной думы РФ

Авторы нововведений, председатель ГД Вячеслав Володин и председатель комитета по государственному строительству и законодательству, соавтор поправок в Конституцию Павел Крашенинников, считают в сложившейся ситуации необходимым усилить наказание за неосторожное заражение сограждан коронавирусом.

«Если же имело место умышленное причинение смерти одного и более лиц в результате преднамеренного нарушения санитарно-эпидемиологических правил, то такое деяние в зависимости от умысла будет квалифицироваться как терроризм, хулиганство или диверсия (ст. 205, 213, 281 УК РФ)», — гласит официальный сайт Государственный Думы РФ.

Пока нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, ограничивается штрафом до 80 тысяч рублей или ограничением свободы максимум на срок до года. То же деяние, но повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

В новой редакции неумышленным виновникам «массовых заболеваний» грозит штраф от 500 тыс. до 1 млн рублей либо лишение свободы на срок до трех лет. Статья 236 также дополняется двумя частями: нарушение «повлекшее по неосторожности смерть человека, либо сопряженное с умышленным созданием угрозы массового заболевания и отравления людей» и нарушение «повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц».

В первом случае предлагается наказывать штрафом от 1 млн до 2 млн рублей, либо лишением права на профессию на срок до пяти лет, либо лишением свободы до пяти лет. В случае если несоблюдение санитарно-эпидемиологических правил повлечет по неосторожности смерть двух и более лиц, предлагается наказывать лишением свободы на срок до семи лет.

МЧС уже рассылает смс об «уголовке» за нарушение карантина, не дожидаясь принятия законопроекта. Юристы уверены, что таких законопроектов, производящих впечатление лихорадочной и непродуманной реакции, будет еще немало.

Осторожно, работает Госдума

Адвокат Илья Новиков прямо говорит, что уголовное наказание за неосторожное заражение — это показуха. «Чтобы продемонстрировать, что Дума что-то делает, — поясняет свою мысль Новиков. — Осудят пару туристов и трех медсестер, и на этом все кончится».

Алексею Добрынину, управляющему партнёру петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper также очевидно, что изменения направлены «лишь для устрашения населения», на случай введения массового карантина. «Глобально — данные изменения нарушат закрепленный в УК РФ принцип справедливости, согласно которому наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления», — считает Добрынин. Тем более что существующая законодательная норма и так предусматривает пятилетнее лишение свободы в случае смерти пострадавших.

«Ситуация, мягко говоря, нештатная, мы имеем дело с прецедентом, поэтому четкий алгоритм действий пока не отработан на всех уровнях, — говорит адвокат, глава «Команды 29» Иван Павлов. — Отсюда и возникновение подобных законопроектов, которые, на первый взгляд, выглядят приветом из диктаторского прошлого страны». Иван Павлов согласен, что, с одной стороны, законопроект выглядит как посягательство на привычные права и свободы граждан — прежде всего на свободу передвижения. Но, с другой стороны, напоминает юрист, пока сложно объективно оценить масштаб возможных негативных последствий появления новой инфекции. «Поэтому, скорее всего, данная мера является реальной попыткой противодействовать распространению вируса самыми простыми способами — путем устрашения применением жестких репрессивных мер», — делает вывод эксперт по делам о госизмене и шпионаже.

Рождение конкретно этого законопроекта Иван Павлов связывает с реакцией законодателей на резонансные случаи нарушения режима самоизоляции для прибывших из заграницы. «Один из них — нарушение карантина врачом-инфекционистом Ириной Санниковой, которая, вернувшись из Испании, по версии следственного комитета, проигнорировала условие карантина и заразила коронавирусом более 10 человек. Ее случай стал прецедентным, когда за нарушение режима самоизоляции возбудили уголовное дело, — напоминает адвокат Павлов. — Но, как всегда, кому-то показалось недостаточным одного лишь факта привлечения к ответственности. Захотелось ввести более жестокое наказание. На мой взгляд, это делается не от большого уважения к таким ценностям, как права человека и правовое государство. Тяжесть наказания не всегда является главным останавливающим фактором. Важнейшим фактром является неотвратимость привлечения к ответственности». (В Петербурге проводится доследственная проверка в отношении отоларинголога, которая вышла на работу после возвращения из Таиланда. — Прим. ред.)

Какие ваши доказательства?

«По какой причине угроза массового заражения в законопроекте признаётся более тяжкой, чем само заражение, и как эпидемическое нарушение можно увязать со смертью конкретного лица, остаётся загадкой», — говорит управляющий партнер CLC, к.ю.н, доцент кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ адвокат Наталья Шатихина.

«Доказать причинно-следственную связь между действием отдельного человека (например, нарушившего карантин) и массовым заболеванием крайне сложно, — согласен старший юрист «Максима Лигал» Сергей Бакешин. — В том числе, поэтому правоохранительные органы при выявлении нарушений санитарных правил теми или иными организациями предпочитают использовать «резиновую» статью 238 УК РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), которую можно «натянуть» на что угодно».

Еще сложнее, по мнению Сергея Бакешина, будет доказать, что смерть наступила именно в результате нарушения санитарных правил, а не от каких-либо хронических болезней, сердечного приступа или вследствие плохого лечения.

По мнению Натальи Шатихиной, побудить людей соблюдать карантинные требования возможно, только апеллируя к их сознательности, ответственности по отношению к другим и чувству сострадания. «Так что в масштабах общества идея, на мой взгляд, крайне неудачная. Она, скорее, заставит существенную часть начать оппонировать государству и создаст ненужное напряжение», — отмечает доцент кафедры уголовного права Наталья Шатихина.

Не виноватая я

Увы, соглашается Алексей Добрынин, зачастую подобные законодательные инициативы происходят в спешке, в погоне оказаться первым, предложившим правильное решение проблемы. И, как правило, в таких случаях сложно просчитать жизнеспособность такой инициативы. «Здесь важно учитывать массу факторов, в том числе и то, что преступление является неосторожным, а значит, наказание не может быть чрезмерным, также и практику применения статей, в которые вносятся изменения», — уверен он.

«Практика применения новых законов у нас практически всегда хуже, чем сами законы», — согласен адвокат Иван Павлов.

По идее, отмечают юристы, в случае если человек нарушит правила, в целях устранения возникшей для него опасности (например, в связи с необходимостью обеспечения лекарствами себя или родственников), возможно применение института «крайней необходимости», исключающего преступность деяния.

«К примеру, острый аппендицит (заболел живот и не проходит сутками) — выехал к врачу в момент, когда обязан был находиться дома, кого-то заразил по пути. Этот факт не должен повлечь уголовную ответственности в силу действующего закона — ст. 39 УК РФ крайняя необходимость», — считает Добрынин.

«Как осмысленную законодательную инициативу это рассматривать не стоит. Госдума сама сейчас не работает полноценно», — категорична Шатихина. «Уголовная ответственность, скорее всего, останется пугалом и не будет активно применяться, чего не скажешь об административной, которую смогут быстро начать применять ко всем самоизолированным, кто вышел из квартиры вынести мусор», — тем не менее не исключает Бакешин.

Новелла умерит пыл и тех, кто мог бы выйти на уличные протесты, например, в связи с экономической ситуацией и политическим кризисом. На настоящий момент в обеих столицах действует безусловный запрет на проведение массовых мероприятий. По мнению Добрынина, пыл протестующих, скорее всего, будут по старинке погашать привлечением к ответственности по ст. 20.2 КоАП и 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга демонстрации, шествия или пикетирования»). «Тем не менее, учитывая обвинительный уклон следствия, когда невиновных привлекают к уголовной ответственности, сегодня есть и возможность необоснованного инициирования уголовного преследования и по ст. 236 УК РФ («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил», до 1 года лишения свободы. — Прим. ред.)», — считает Добрынин.

Иван Павлов в качестве примера привел недавнее привлечение граждан к ответственности за нарушение эпидемиологического законодательства за участие в одиночных пикетах. «Это попытка борьбы с легкомысленным отношением людей, а не с массовыми выступлениями, — тем не менее считает Наталья Шатихина. — И скорее инфошум, чем законодательная работа. Неудачная пропаганда по самому огромному числу причин».

А вот Сергей Бакешин уже наблюдал подобный опыт: «В 1998 году под предлогом карантина был разогнан проходивший в Ленинградской области международный молодежный фестиваль «Радуга».

Был бы человек, а статья найдется

Наряду со статьей о нарушении санитарно-эпидемиологических правил в УК РФ соседствует другая статья — сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, по которой предусмотрена ответственность в виде лишения свободы на срок до пяти лет. «Более активное применение этой нормы могло бы способствовать улучшению санитарно-эпидемиологической и психологической обстановки в нашем обществе», — уверен Сергей Бакешин.

Кроме того, есть еще КоАП РФ, в котором кроме общей «санитарной» нормы есть специальные составы, касающиеся эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений и транспорта, питьевой воды, организации питания населения, отдыха и оздоровления детей, их воспитания и обучения.

«Еще будут поправки в КоАП, — уже пообещал соавтор громкой актуальной инициативы, соавтор поправок в Конституцию Павел Крашенинников в эфире Первого канала. — В КоАП как раз будут поправки, связанные с нарушением карантина». Сегодня же Крашенинников сообщил о проработке санкций за фейки о коронавирусе, которые «будут предусматривать крупные штрафы и, скорее всего, сроки лишения свободы».

Единственным юристом из опрошенных «Фонтанкой», кто полностью поддержал инициативу уравнивания нарушений карантинных правил с терроризмом, оказался адвокат Сергей Сомов. Несмотря на то, что вопросы, которые не вызвали затруднений у коллег юриста, были забракованы как «философские», Сергей Сомов, который «больше адвокат, чем теоретик», всё же дал свой анализ законодательной новеллы Володина — Крашенинникова.

«Я за ужесточение контроля и принятие такого законопроекта», — был категоричен он.

«Президент РФ Владимир Владимирович Путин в своем обращении обозначил, что ключевой приоритет сейчас — это максимальная защита жизни и здоровья наших граждан, — заявил уже после внесения иницативы об ужесточении ответственности за нарушение санитарных правил спикер Госдумы Вячеслав Володин. — Все необходимые для реализации поручений Президента РФ законодательные меры мы обсудим......на дополнительном заседании Совета ГД, чтобы в приоритетном порядке выйти на их рассмотрение на следующей неделе».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (4)

Rambovski
Профессор Преображенский: "Разруха не в клозетах, а в головах". Спустя почти век: "Вирус не в клозетах, а в головах".

_Ho_
Интересно, а как можно доказать, что чей-то конкретный вирус повлек смерть человека? Вирусы же не подписаны.

193121
Вопрос один возникает - какое наказание последует за принятие таких законов?

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор