Сейчас

-3˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-3˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -6

1 м/с, вос

779мм

76%

Подробнее

Пробки

1/10

Дело труба. Кому на руку уничтожение «Северного потока»

58804
Фото: Jens Bьttner/dpa-Zentralbild/dpa/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Европу потряс крупнейший террористический акт (по версии ФСБ РФ). Без человеческих жертв, но с масштабными последствиями. Он ставит точку в дискуссии о русском газе и санкциях против него.

Список теорий о причинах одновременной аварии на трех из четырех ветках газопровода из России в Германию предельно короток. Ни в какие природные причины никто не верит. Либо взорвали коварные русские, либо американцы. У второй версии есть вариации — американцы с британцами или американцы с поляками. В любом случае все понимают, что речь именно о рукотворной природе этого явления.

У сторонников версии «самострела», таких, как, к примеру, Микаэль Вигелл, директор по исследованиям Института внешней политики, при всей стройности аргументов о намерении России использовать газ как орудие политического влияния, есть один пробел в логике. А именно: что изменилось после того, как газопроводы были взорваны. Изменение ровно одно: больше Россия не может манипулировать вентилем.

Дело в том, что газ по этим трубам не шел уже довольно давно — из-за скандала с поставками турбин на газоперекачивающие станции. Которые застряли не то в Канаде, не то в Германии из-за санкций. Фальшивил ли «Газпром», когда говорил, что не может пустить газ из-за технологических ограничений, или нет, не так важно. Главное, что он имел козырь — возможность в любой момент открыть вентиль. И именно этого козыря Москва теперь и лишается.

Даже крайне агрессивно настроенная к России The New York Times, приводя слова польских политиков о том, что новый польский газопровод был альтернативой «Северным потокам», признаёт — именно возможность крутить вентилем давала преимущества Путину в вопросах давления на Европу. Теперь он их лишился.

На этот факт указывают сейчас даже эксперты, которых трудно заподозрить в симпатиях к Путину. К примеру, Züddeutsche zeitung пишет: «Тот, кто считает, что автором этой атаки является Россия, считает возможным, что Москва нанесет необратимый ущерб своей собственной инфраструктуре, а также откажет себе в возможности включать и выключать подачу газа в качестве средства оказания давления». «В принципе, возможно и то, что противники России и этих газопроводов хотели положить конец деятельности Москвы», — делают предположение немецкие журналисты.

«Предположения направлены в сторону России, но ее мотив неясен», — резюмирует это недоумение Tagesspiegel.

Как всегда в таких случаях, появилось множество конспирологических версий. Аналитики по всему миру начали анализировать данные сервисов отслеживания передвижения морских судов.

К примеру, за пару дней до взрывов СМИ в Норвегии заявляли о появлении неопознанных дронов вблизи нефтяных вышек крупнейшей национальной нефтекомпании Equinor. Речь о норвежском шельфе Северного моря. Это очень далеко от трассы «Северного потока». Какая связь со взрывами — непонятно, но очень интересно.

Якобы каких-то британских королевских аквалангистов также видели в районе Борнхольма. Как раз за три дня до аварии. Но это очень неточно. Фотографий нет.

Не далее как в начале августа германские СМИ много писали о первом за десятилетия прохождении через Датские проливы крупной эскадры американских военных кораблей, предположительно, с 4 тысячами морских пехотинцев. Пересчитать их точнее ни у кого не вышло. Именно возле острова Борнхольм они отключили системы оповещения и пропали с гражданских радаров, писал, к примеру, ресурс NDR. Тоже очень подозрительно, говорят конспирологи, и разглядывают расплывчатые фотографии американских кораблей, сделанные местными жителями.

Далее Spiegel вышел с сенсационной новостью — оказывается, ЦРУ еще летом предупреждало германские власти о возможном нападении на газопроводы в Балтийском море. Из статьи не очень понятно, кто именно должен был нападать, но в целом ход мысли понятен: эксперты издания указывают, что на дне Балтийского моря есть еще много важных объектов инфраструктуры, в частности кабели, повреждение которых «может выключить свет в таких странах, как Эстония».

НАТО уже сделало заявление о «Северном потоке»: «Вся доступная на данный момент информация указывает на то, что это результат преднамеренных, безрассудных и безответственных актов саботажа». И далее: «Мы, как союзники, взяли на себя обязательство готовиться, сдерживать и защищаться от использования энергетики и других гибридных тактик государственными и негосударственными субъектами. Любое преднамеренное нападение на критически важную инфраструктуру союзников по НАТО будет встречено единым и решительным ответом».

Так что логично, что практически сразу после сообщения об аварии объединенные силы НАТО объявили о начале масштабной учебной операции — одновременно в воздухе и в море. Теперь постоянному присутствию истребителей, подводных лодок и эсминцев, де-факто запирающих российский флот в Финском заливе, есть внятное объяснение — это для вашей же безопасности. Это, собственно, и есть главное следствие взрывов. Пока «Газпром» просто перекрывал вентиль, надобности в масштабной военной операции вроде бы и не было.

У этой версии причин взрывов газопровода хотя бы есть осязаемые обоснования. Ну и ее сторонники понимают, кто больше всех заинтересован в отказе Европы от российского газа. Тот, кто поставляет ей его по другим трубам или в сжиженном виде.

Поставки газа в Европу из России тают на глазах. Остановке «Северного потока» предшествовало прекращение поставок по трубе через Белоруссию и Польшу. Та ветка, что идет через Украину, уже используется лишь на часть своих возможностей.

В реальности из путей российского газа в Европу остается только «Турецкий поток» — 31,5 млрд м3 в год.

Говорить о какой-то монополии «Газпрома» на поставки газа в Европу не приходится.

Вторым крупнейшим после России поставщиком (а де-факто уже первым) трубопроводного газа всегда была Норвегия. Она и раньше поставляла газ в Германию, а теперь вводит в эксплуатацию трансбалтийский трубопровод в Польшу. Так что поляки этой зимой точно не замерзнут.

Кроме того, стоит вспомнить, что свой газ есть и у Нидерландов. Разрабатываемые с 1960-х гг. месторождения в 2010-х гг. были фактически заглушены. Однако сейчас вновь идет разговор о целесообразности их реанимации. Да, это будет шаг назад в «зеленой» гонке, но жизнь есть жизнь.

Далее — Азербайджан по трубе через Грузию и Турцию и далее до Италии обещает в ближайшие годы нарастить поставки до внушительных 20 млрд м3 в год. Еще один — уже действующий — подводный трубопровод идет от Алжира до Сицилии и далее вновь до материковой Италии.

Нельзя сбрасывать со счетов и проект трубопровода из Израиля EastMed. Масштабы там невелики даже на бумаге (около 10 млрд м3), но они составят вполне понятную конкуренцию с российским топливом. Тем временем Израиль и без трубы уже поставляет свой газ в Европу — через СПГ-терминалы в Египте. Туда же, к слову, идет газопровод из Ближнего Востока Arab Gas Pipeline.

Ну и, собственно, США. Еще в прошлом году они привезли в Европу 22 млрд м3 газа в сжиженном эквиваленте. В этом году они уже опередили Россию по объемам поставки (до того, как прекратил работу «Северный поток») и вышли к концу лета на уровень производства в 325 млн м3 в сутки.

Полностью заместить собой бывшие российские поставки таким образом не выйдет, но говорить о примерно 50 млрд м3 в год вполне можно уже сейчас. Тем более что современная ценовая конъюнктура позволяет американским поставщикам зарабатывать на этом колоссальные деньги. К примеру, только один проект Freeport (не самый крупный) сейчас, по оценкам экспертов, генерирует выручку в 29 млрд долларов в год, притом что общий объем инвестиций в него составил лишь 12,5 млрд.

Для России же потеря Европейского рынка по итогам всех санкционных войн означает как минимум сокращение добычи — девать газ откровенно некуда. По состоянию на 15 августа, отчитался монополист, падение добычи уже составило 15,9 % к уровню прошлого года. Потеря экспортных возможностей через «Северные потоки», очевидно, еще больше увеличит эту цифру. Сокращение инвестпрограммы — пока необъявленный, но логичный шаг. Хотя бы из-за того, что брать оборудование теперь практически неоткуда.

Мгновенно нарастить мощность трубопровода в Китай — «Силу Сибири» (38 млрд м3 в год) невозможно — пока идут лишь подготовительные работы. Планы по массовому строительству заводов по сжижению газа и отправки их в другие дружественные, но не сопредельные страны, упираются в отсутствие собственных компетенций в этих технологиях и невозможности их купить из-за санкций.

Бюджет РФ, который во многом зависит от платежей экспортеров углеводородов, на 2023 год пока планируется с ростом доходов (26,13 против 25,02 триллиона), но при этом и с заметным дефицитом — в 2,9 трлн рублей. Планируемые расходы вырастают очень существенно, и это тоже понятно почему — сразу 29,06 трлн рублей против 23,69 трлн. Как правительство эти задачи будет выполнять, пока не очень понятно.

В принципе, у нас есть Фонд национального благосостояния (11,87 трлн рублей на 1 сентября). По закону его можно использовать для покрытия бюджетного дефицита — к этому власти прибегали, к примеру, в 2020 году. Есть нюанс. Часть ФНБ в рамках февральских санкций была заморожена западными «партнерами», и достоверных данных о том, какими именно суммами из фонда могут в реальности распоряжаться сейчас чиновники, в открытом доступе не публиковалось.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Jens Bьttner/dpa-Zentralbild/dpa/ТАСС

ЛАЙК11
СМЕХ18
УДИВЛЕНИЕ5
ГНЕВ14
ПЕЧАЛЬ15

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close