Сейчас

+17˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+17˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как 15

4 м/с, зап

755мм

67%

Подробнее

Пробки

2/10

Не платить за воздух. Бизнес протестует против расширения эксперимента по маркировке

24390
Фото: Глеб Щелкунов/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Предприниматели просят правительство заморозить проект по введению маркировки в системе «Честный знак». Ее расширение, которое ранее анонсировали чиновники, может добить бизнес, страдающий от экономической турбулентности.

Инициативу 2 марта опубликовала общественный омбудсмен в сфере малого и среднего предпринимательства (МСП) Анастасия Татулова. Среди мер, которые бизнес просит включить в план поддержки экономики, есть предложения по снижению неналоговой нагрузки. Одно из самых болезненных для бизнеса — подключение новых категорий товара в цифровую систему прослеживаемости товаров «Честный знак».

В январе — феврале Минпромторг опубликовал ряд проектов постановлений, согласно которым в 2022 году маркировать — пока в режиме эксперимента — придется электронные устройства (с 1 марта 2022 года), безалкогольные напитки (с 1 марта 2022 года), рыбную продукцию (с 1 апреля), консервы (с 1 мая), вина и ряд других алкогольных напитков (с 1 июня). На очереди — некоторые виды игрушек и товаров для творчества, но проекта постановления с точной датой по ним пока не названо.

Продавцы и производители этих товаров от такой перспективы пришли в ужас. По их словам, маркировка недорогих позиций — это доведение до абсурда некогда удачной идеи. Это не поможет ни пополнить бюджет, ни обелить рынок, а только еще сильнее ударит по кошельку потребителя и доходам бизнеса.

На фоне новых экономических вызовов, сложившихся из-за ситуации на Украине, малый и средний бизнес просит заморозить проект по введению маркировки на 2 года, а также ввести мораторий на проверки по маркировке на 3 года полностью во всех отраслях, где стоимость товара менее 50 000 рублей (кроме лекарств). В тех сферах, где маркировка уже введена, — компенсировать все расходы предприятиям. Возможно, в виде снижения налогов на сумму осуществленных затрат. Также предприниматели предлагают приравнять отрасли услуг к конечному потребителю, а заодно приостановить на 2 года работу ВЕТИС «Меркурий», которая в молочной отрасли по сути дублирует «Честный знак».

О том, чем плоха маркировка, ранее в подробностях рассказывали представители бизнеса. «Это очередной «сравнительно честный способ заработать денег» и не более того. Никакого иного содержательного смысла в этом нет», — заявил сооснователь и генеральный директор сети DNS Дмитрий Алексеев в Facebook.

«Хорошая идея с шубами доведена до абсурда, когда мы, например, должны маркировать баночку с сырным соусом объемом 30 мл при отгрузке в рамках одной сети. Сказать, что это бред, — ничего не сказать. «Честному знаку» нужно объявить «Честный бой»!» — согласился совладелец «Теремка» Михаил Гончаров.

«Товары для творчества подорожают только из-за этого в 1,5 раза (а цены на сырьё за год поднялись тоже в 1,5 раза). Считайте сами, какие будут цены», — полагает директор по развитию хобби-гипермаркетов «Леонардо» Борис Кац.

Аналогичную обеспокоенность уже высказала ассоциация крупных производителей «Русбренд». Детское питание может вырасти в цене на 10%, в том числе из-за нанесения меток, сообщала она. «Винодельческий союз» предупредил, что в результате введения маркировки отечественное вино может подорожать на 15%.

У оператора «Честного знака», обещавшего вложить в проект 70 млрд рублей за 5 лет, взгляд на ситуацию прямо противоположный: цены будут падать, доходы государства — расти, а рынок — обеляться. «Фонтанка» приводит доводы сторон.

Что такое маркировка и зачем она нужна?

Кампания по маркировке товаров стартовала в 2019 году. Идеей было снабдить потребительские товары специальными метками Data Matrix (двухмерный код, матричный штрихкод, другая разновидность пресловутых QR-кодов). По задумке, это даст возможность проследить весь путь продукта и таким образом победить нелегальный оборот.

Оператором системы стал Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ) — совместный проект USM Алишера Усманова, ГК «Ростех» и «Элвис-Плюс групп» Александра Галицкого. Сейчас обязательной маркировке подлежат меховые изделия, лекарства, табачные изделия, обувь, парфюмерия, фотоаппараты и вспышки, шины и покрышки, товары легкой промышленности, молочная продукция и питьевая вода.

Предполагается, что к 2024 году коды должны иметь все потребительские товары. В 2022-м завершатся пилотные проекты по БАД, антисептикам, пиву и слабоалкогольным напиткам, стартовавшие в прошлом году. 15 февраля 2022 года начался эксперимент по маркировке медицинских изделий и электронных сигарет.

Охват новых категорий ведется именем борьбы с контрафактом. Например, по словам замминистра промышленности и торговли Виктора Евтухова, маркировка медицинских изделий «поможет очистить рынок от нелегальных товаров и обеспечить потребителей качественной продукцией». В Минздраве добавили, что «за последние несколько лет в России возбуждено более 250 уголовных дел по фактам выявления фальсифицированной медицинской продукции».

«Инфляция — здравствуй»

Но бизнес предупреждает: не вся маркировка одинаково полезна. Главный довод — неразумное соотношение затрат и отдачи.

Сама метка стоит вроде бы недорого — 60 копеек (50 копеек плюс НДС). Но линия для автоматического нанесения марки стоит несколько миллионов рублей, говорит Борис Кац. А на каждый размер и тип товара нужна своя, добавляет он.

Это далеко не все затраты. Маркировать придется и каждую позицию, и оптовую упаковку. Наносить метки на импортную продукцию, вероятнее всего, придется уже в России. Сканировать коды при приемке и при продаже предстоит и розничным сетям. То есть каждое звено логистической цепочки должно будет потратить деньги на ПО и оборудование.

«Каждое дополнительное сканирование с переупаковкой будет стоить 5–10 рублей (логистические компании в основном в тарифе 7 рублей добавляют). На каждом этапе. Именно поэтому больше всего подорожают самые дешёвые товары», — говорит Борис Кац. По его словам, для оснащения каждого магазина требуется оборудование примерно на 200 000 рублей. Кроме того, ретейлерам в IT-отделах понадобятся специальные сотрудники, которые будут заниматься внедрением и поддержкой ПО для сканирования меток «Честный знак». «И стоят они больше, чем расходы на коды», — добавляет предприниматель.

По словам Дмитрия Алексеева, ИТ-отдел DNS только и занимается тем, чтобы вовремя адаптироваться к различным «цифровым новациям». «То маркировка, то товарная прослеживаемость, то цифровые кассы, то еще чего-нибудь. Честно скажу, что лично я уже сбился со счета различных «цифровых поборов». Ну а в конечном счете это приводит только к очередному увеличению стоимости товаров. Инфляция — здравствуй», — говорит он.

Эти выкладки подтверждают те, кому уже пришлось потратиться на маркировку. Так, Пискаревский молочный завод ранее оценивал стоимость подключения к «Честному знаку» в 100 млн рублей. Молочные производители, в частности тот же «Пискаревский» и Valio, называли внедрение меток «Честный знак» в числе причин подорожания своей продукции. Затраты на обязательную маркировку составляют от 0,7 до 1 рубля на каждую товарную позицию, отмечала Valio.

В «Балтике», принимавшей участие в эксперименте по маркировке пива, стоимость оборудования для нанесения меток на продукцию оценивали от 200–300 тыс. евро до 1 млн евро и выше на одну линию розлива.

Второй довод — избыточность. Ассоциация производителей пива ранее подчеркивала, что оборот алкогольной продукции и так прослеживается через систему ЕГАИС. Той же логики придерживаются в «Винодельческом союзе». «Рынок электроники и так давно уже белый и прозрачный. Кто только не отслеживает его потоки, вбиваются серийные номера в ГТД, разве что в жопу фонариком не светят», — рассуждает в Facebook Дмитрий Алексеев.

«Русбренд» в своем письме указывает, что ему неизвестны случаи, когда в сегменте детского питания регуляторы фиксировали контрафакт, поэтому необходимость в маркировке сомнительна. Впрочем, в молочной отрасли, которая ранее потратилась на подключение к системе прослеживаемости «Меркурий», доводы о двойном контроле не помогли — «Честный знак» ей все-таки ввели.

Наконец, бизнес пугает несоразмерность наказания. За каждую ошибку может быть наложен штраф до 500 000 рублей. За крупные нарушения предусмотрена уголовная ответственность. «То есть работник что-то не так «насканировал», забыл, поленился (а товар принимается иногда по неделе или больше, если это завоз товара на сезон), уволился, а ещё через год за его деятельность прилетит штраф на много миллионов рублей», — рассуждает Борис Кац.

Цифровое обеление

Оператор «Честного знака», ЦРПТ, с такой эмоциональной позицией не согласен. Ответы компании на возможные возражения бизнеса опубликованы на сайте.

«На потребителя не лягут расходы на приобретение оборудования для маркировки, их возьмет на себя бизнес», — сообщает ЦРПТ. При этом экономический эффект покроет эти расходы. «Благодаря системе производитель будет четко знать, сколько он продает товаров и как работают логистические цепочки. Это позволит оптимизировать бизнес-процессы и снизить издержки», — описывает оператор «Честного знака» этот самый эффект.

В компании уверены, что маркировка нанесет удар, главным образом, по нелегальному сегменту рынка. А стоимость товаров легальных производителей после внедрения маркировки снизится — «при самом консервативном сценарии» на 10% «за счет снижения доли контрафакта на рынке и других позитивных эффектов».

Что касается уже случившегося подорожания, например той же молочки, то в этом виновата не маркировка, а другие факторы. Не то чтобы участники рынка отрицали наличие других причин, но на фоне подорожания сырья, логистики, упаковки не перекладывать на покупателя затраты на метки проблематично, отмечали они.

Оценивая эффект от обеления рынка, ЦРПТ отмечает, что, к примеру, маркировка табака позволила выявить на рынке на 30% больше табачных производителей. В конце 2018-го — начале 2019 года эти фабрики начали передавать в ФНС сведения о максимальной розничной цене (МРЦ). «Это говорит о том, что они с большой долей вероятности выпускали продукцию без акцизов, что из-за появления маркировки стало невозможным», — сообщают в «Честном знаке».

Правда, участники рынка и тут готовы поспорить. Доля нелегальных сигарет в России составила 12,8% во втором квартале 2021 года, следует из результатов аналитического исследования табачного рынка, проведенного компанией Kantar TNS. В 2019 году, когда была введена обязательная маркировка табачных изделий, этот показатель составлял 10,3%. Рост нелегальных оборотов стимулирует рост акцизов, не исключают эксперты.

«Честный знак» обращает внимание и на успехи на рынке обуви. Discovery Research Group до появления меток оценивала объем российского рынка обуви в 329 млн пар. «Система маркировки показала, что цифры серьезно занижены. Так, сейчас в системе «Честный знак» уже выпущено более 2 млрд кодов для маркировки обуви и рост продолжается», — отмечает компания. Правда, совсем победить контрафакт не удалось. Правоохранительные органы в 2021 году изъяли из оборота почти 600 тысяч пар нелегальной обуви на общую сумму свыше 710 млн рублей. «Кроссовки — подделки «Адидаса» в продаже по всей стране. С маркировкой и без», — отмечает Борис Кац. Но внятных исследований по объему контрафакта на этом рынке и его динамике нет.

Единственным по-настоящему удачным примером предприниматели считают маркировку шуб. На этом рынке, действительно, был огромный процент контрафакта. При этом товар крупный, и все проблемы и стоимость маркировки — ерунда по сравнению с выигрышем государства, комментирует директор по развитию «Леонардо».

Не исключено, что маркировка даже поощряет серый сегмент рынка. Например, кроссбордерная торговля (то есть посылки от иностранных маркетплейсов) от нанесения меток освобождена.

Борис Кац предлагает властям вводить маркировку только в тех отраслях, где этого просят лидеры рынка, где товары стоят больше 1000 рублей и где одновременно большая доля контрабанды и контрафакта. Дмитрий Алексеев также призывает избавить от «Честного знака», как минимум, дешевые товары. «В экономике давно придумали деньги. Отслеживайте деньги, и будет вам эффективное счастье. Отследить каждую баночку йогурта невозможно без издержек, сопоставимых со стоимостью этой баночки», — говорит он.

С доводами бизнеса согласился депутат от партии «Новые люди» в Госдуме Александр Демин. Уж если государству так хочется цифровой прозрачности, то пусть оно за это и платит или хотя бы делит расходы с рынком. «Для малых и средних предприятий нужно предусмотреть компенсацию маркировки и не платить 60 копеек за воздух», — заявил он в ходе пресс-конференции 21 февраля.

Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру»

Фото: Глеб Щелкунов/«Коммерсантъ»

ЛАЙК0
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ2
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 11

Гость16 Янв 2024 в 16:50
Кроме сумашедших расходов на оборудование ,а йти продуктов и ай ти сопровождения плюсов нет. Йогурт нежный 115 гр , который в рознице стоил 16 рублей , а после нанесения марки стоимость 47руб , что вдруг стал молочным ,качественным продуктом без химии.
И Меркурий и честный знак и Ветис признали качест на 100 %! А король то голый! Почему всякий абсурд , не стесняясь внедряют в массы? Тем самым поощряя теневой бизнес, да контрафакт в разы вырастет, и не одна система его не отследит.Вы только представьте, насколько будет дешевле контрафактный продукт, им не надо вкладывать деньги в воздушные дорогущие ай ти технологии! Пол страны живут на нищенские пенсии и зарплаты, люди голодные и им до одного места есть на йогурте марка или нет! Может и на дорогих изделиях марка и нужна и в этом есь смысл , то на баночке химозного йогурта присутствие марки точно абсурд!

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close