Страна йодиотов. Почему много йода в организме тоже плохо

Проект закона о йодировании продуктов от одних болезней щитовидной железы избавит, а других — прибавит. Благое намерение избавить Россию от йододефицита превращается в демьянову уху.

22
автор фото Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
автор фото Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Закон о всеобщей йодификации от Минздрава, похоже, будет принимать новая Государственная дума. Даже те, для кого йод вреден по медицинским показаниям, вынуждены будут есть его каждый день. Идея оформилась в законопроект «О профилактике заболеваний, связанных с дефицитом йода» в 2003 году. Его периодически доставали с полки, редактировали, но не принимали, так как специалисты с ним были не согласны. В августе прошлого года новая версия с почти старым названием — «О профилактике заболеваний, вызванных дефицитом йода» — была размещена на официальном федеральном портале для общественного обсуждения. Тоже была отправлена на доработку. В марте 2020 года Минздрав опубликовал там же измененную версию, в которой формулировки смягчены, но суть остается прежней — йодируем всё вплоть до хлебобулочных изделий.

Без йода — только сыр

Минздрав приводит расчеты: «В 150 г хлеба (с учетом потерь йода при выпечке до 30%) будет содержаться 53 мкг йода, что соответствует 35% от рекомендуемого суточного потребления этого микроэлемента для взрослых». Учитывая, что для многих россиян хлебобулочные изделия — основная часть рациона, плюс исключительно йодированная соль, население страны просто объестся йодом. Но в проекте закона речь идет о необходимости обогащать этим микроэлементом и другую «пищевую продукцию». Что касается соли, то «в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, медицинских организациях, организациях социального обслуживания, организациях системы исполнения наказаний и воинских частях при приготовлении пищевых продуктов и для досаливания должна использоваться йодированная пищевая соль».

Россия следует за странами Евразийского экономического союза, в которых уже приняты законы об обязательном йодировании продуктов. Российский Минздрав ссылается на Кыргызстан, Казахстан, а также Белоруссию, где «при производстве пищевой продукции (за исключением сыров и сырных продуктов, продуктов переработки океанических рыб и морепродуктов) должна использоваться только йодированная соль». При этом как-то умалчивают, что в этих государствах и на большей части территории России геохимическая ситуация по йоду — совсем разная. В бывшем СССР большие территории эндемического йодного дефицита приходились как раз на союзные республики. В том числе — вышеназванные. С момента его распада Россия новых йододефицитных районов не приобрела, только потеряла.

На карте Всемирной организации здравоохранения, составленной еще в 1966 г., это хорошо видно. Черным обозначены районы эндемического дефицита йода.

Фото: карта ВОЗ
ПоделитьсяПоделиться

Аргументами за всеобщее йодирование сегодня служит статистика от НМИЦ эндокринологии Минздрава России: фактическое среднее потребление йода жителем России составляет 40–80 мкг в день, что в 3 раза меньше установленной нормы (150–250 мкг). Причиной 65% случаев заболеваний щитовидной железы у взрослых и 95% у детей будто бы является недостаточное поступление йода с пищей. А это приводит к невынашиванию беременности, йододефицитной умственной отсталости у детей и разным заболеваниям щитовидной железы у взрослых.

А какие причины заболеваний щитовидной железы у остальных 35% взрослых пациентов с ее дисфункцией? Это аутоиммунный тиреоидит и базедова болезнь, для которых йод противопоказан. И что будет, если Минздрав не оставит им продуктов, той же соли, без этого микроэлемента или накормит им тех, у кого йододефицита нет? «Фонтанка» спросила об этом Леонида Павловича Чурилова, заведующего кафедрой патологии медфакультета и заместителя руководителя лаборатории мозаики аутоиммунитета СПбГУ, автора книг, статей и учебника о причинах и механизмах эндокринно-обменных заболеваний.

Если не бороться с уравнительным йодитизмом, вырастет заболеваемость аутоиммунным тиреоидитом, —

утверждает Леонид Чурилов.

— В Советском Союзе очень успешно предупреждали болезни, связанные с эндемическим дефицитом микроэлементов, в том числе йододефицитный гипотиреоз, даже в тех местах, где это заболевание существовало тысячелетия: в белорусском Полесье или на Кавказе, в Средней Азии, Карпатах, Саянах, на Урале. Потому что тогда создавались специальные программы, основанные на строгом районировании, — бригада ученых и врачей выезжала в конкретные районы, выявляла признаки дефицита, скажем, йода. И на основании их рекомендаций йодирование поваренной соли проводилось там, где специальные комиссии установили: в этой местности есть дефицит в почве и воде, есть признаки дефицита у населения. Но даже в советские времена не было принудительного, сплошного йодирования соли и пищевых продуктов. Оно строго районировалось на основе объективных данных. И везде у людей был выбор — какую соль покупать, йодированную или простую. Партком за них этого не решал.

В 1990-е перестали заниматься профилактической медициной совсем и ситуация снова стала ухудшаться. К тому же ухудшилось и питание населения. Тем временем эксперимент, аналогичный тому, что затевается сейчас в России, уже проводился в других странах: Греции, Дании, Китае, Бразилии. И были оценены его долговременные последствия.

В Греции и Македонии, а это исторически древнегреческая территория, есть реки, которые называются Струма и Струмица (struma в переводе с латинского зоб). В горных районах и вдоль этих рек люди всегда страдали от дефицита йода. В начале 1990-х руководство Греции внедрило в стране национальную программу — сплошную йодную профилактику. Это примерно то, что хотят сделать в России. Через лет 15 после старта этой национальной программы, в 2006–2008 годах, греки увидели, что, действительно, тяжелого дефицита йода и йододефицитного зоба в районах, где не хватало йода, стало гораздо меньше. Но выросло число пациентов с аутоиммунным тиреоидитом, в приморских районах — в несколько раз.

Напомню, у России, как и у Греции, огромная береговая линия, вторая по длине в мире после Канады: у нашей страны есть доступ к 13 морям. А у жителей морских побережий дефицита йода нет по определению. Аналогичная динамика аутоиммунного тиреоидита замечена и в других странах или приморских районах этих стран после введения сплошного йодирования.

Что происходит, когда йода становится больше? Организм не дурак, он изменяет редакцию этих белков так, чтобы им не перегружаться, —

говорит Леонид Чурилов.

Йод — самый тяжелый из элементов жизни, он непосредственно участвует в синтезе гормонов щитовидной железы — тироксина и трийодтиронина, на их производство уходит более 90 процентов потребляемого с пищей йода. Они влияют на активность почти 200 генов, контролируя интенсивность обмена веществ, органогенез мозга и биоэлектрические процессы в нем. Есть такое явление — альтернативный процессинг белков. С одного гена можно снимать разные их конечные варианты, редактируя на промежуточном этапе. Белки, работающие с йодом в щитовидной железе (тироглобулин и тиропероксидаза), способны редактироваться под изменяющиеся условия. Когда обеспеченность йодом средняя, эти белки приспособлены под объемы его поступления в организм так, чтобы усваивать его с максимальной эффективностью.

Что происходит, когда йода становится больше? Организм не дурак, он изменяет редакцию этих белков так, чтобы им не перегружаться. Когда формировались Т-лимфоциты (иммунные клетки), им показывали собственные антигены, чтобы они мирно сосуществовали с ними. Но приспосабливаясь к новым условиям — большему объему поступления йода, белки щитовидной железы стали другими, Т-лимфоциты их больше не узнают. Может, они и станут к ним толерантными, потому что, кроме центральной, есть еще периферическая толерантность на такие случаи. Но не у всех это одинаково хорошо работает, случается, что этого не происходит. И организм получает неоантигены, к которым толерантности у лимфоцитов нет. К тому же йод — адъювант, то есть вещество, неспецифически усиливающее разные иммунные ответы, не только, например, антимикробные, но и аутоиммунные. И развивается аутоиммунное заболевание — тиреоидит Хасимото. Японский доктор Хакару Хасимото обнаружил его впервые в самом богатом йодом и известном приверженностью своих жителей к йодосодержащей пище районе мира — на острове Кюсю.

Когда в Греции и других районах мира внедряли всеобщую «слепую» йодитизацию — нос вытащили, а хвост увяз. Йододефицитных болезней стало меньше, а связанных с избытком йода аутоиммунных — больше. Если бы они сделали эту программу районированной, как было в СССР, они не напоролись бы на массовый рост пораженности аутоиммунным тиреоидитом.

У нас есть возможность поучиться на чужих ошибках, зачем повторять их ляпы? Что мешает России восстановить эффективную районированную профилактику, в которой СССР имел самый успешный, признанный ВОЗ опыт? У нас много таких районов, где нет дефицита йода — мы по их площади первые в мире, а кроме того, в любом супермаркете можно купить морепродукты, фейхоа, персики, хурму — в них йода много. Даже в яблочной сердцевине его большое количество. Надо поднимать благосостояние населения, чтобы люди повсюду разнообразно и качественно питались.

Безальтернативное лекарство

Микроэлементы, витамины — это лекарство. Оно не требуется сверх нормативной потребности всем без разбора. Доказано не только эпидемиологически, а экспериментально на животных: избыток йода провоцирует аутоиммунный тиреоидит.

Посмотрите, в кардиологии назначается пациентам лекарство от аритмии «Кордарон» (амиодарон), весьма эффективное. Одна таблетка содержит годовую потребность человека в йоде, кардиологи об этом знают — у их пациентов возникает так называемая амиодароновая тиреопатия. Это, по сути, вариант аутоиммунного тиреоидита. Приходится, однако, применять препарат — ведь тяжелые аритмии очень опасны. Но даже в такой ситуации понятно, что если вбросить много йода в организм, разовьется эта болезнь, и тогда возникает закономерный вопрос: зачем и кому нужна такая настойчивая деятельность по введению сплошной, нерайонированной йодопрофилактики? Кроме выгоды тех, кто эту соль и «обогащенные» продукты производит?

Аутоиммунный тиреоидит на сегодня — самая распространенная аутоиммунная болезнь в мире, один из главных социально значимых эндокринных недугов. Он небезобиден. Если не лечить — ускоряет старение, атеросклероз, ведет к раннему осложненному метаболическому синдрому. Лечить все это у массы людей будет для системы здравоохранения нелегко. Апологеты «йодной уравниловки», не думая об этом, приближают для нас «йодниковый период», в котором микроэлемент, который показан кому-то, будут получать без разбора все, включая тех, у кого его и так хватает.

Ирина Багликова, «Фонтанка.ру»

автор фото Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
автор фото Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
Фото: карта ВОЗ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (22)

Мдя. Придется купить пару мешков обычной соли и хлебопечку. Как минимум.

Ну когда законы принимают боксеры и певцы, другого и не ожидается.

йодированная соль является таковой только в течение 6 месяцев. когда часы бьют 6 месяцев и 1 секунда - она превращается в тыкву, т.е. обычную соль

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...