10

«Кровь тогда была почти на каждой тренировке». Как «Зенит» отлил себя в бронзе 40 лет назад и получил первые медали

22 ноября 2020 года исполняется 40 лет бронзовым медалям «Зенита» в чемпионате СССР. Отдел спорта «Фонтанки» рассказывает про сезон, когда петербургский клуб был готов играть с «Баварией», а фанаты впервые узнали, что они фанаты.

Сейчас про бронзовые медали 1980 года вспоминают гораздо реже, чем про золото 1984-го, и это понятно. Но тогда, 40 лет назад, это был огромный праздник для всего Ленинграда. Многие из тех, кто причастен к обеим наградам, говорят: «золото» — это здорово, но настоящие эмоции были именно в 80-м.

Блеск и нищета Ленинградского футбола

История отечественного футбола, как и всего олимпийского движения в России, начиналась именно в Петербурге, сборная города была сильнейшей в стране. В 1912 году Петербург стал чемпионом Российской империи, обыграв в финале Москву со счетом 4:1.

В первые годы существования СССР Петроград-Ленинград также оставался одним из ведущих футбольных городов страны. В 1924 году его сборная выиграла чемпионат РСФСР и стала серебряным призером первенства СССР. То же самое — в1932-м, в 1935-м — опять второе место среди советских городов. Расстановка сил резко изменилась начиная с 1936 года, с которого принято вести историю отечественных футбольных чемпионатов. С этого года за звание чемпиона страны сражаются уже не сборные городов, а клубы, приписанные к заводам, ведомствам и военным округам. Тогда и началась черная полоса ленинградского футбола.

Самым значимым достижением «Зенита» в этот период стала победа в Кубке СССР 1944 года. Между тем чемпионами СССР успели побывать не только московские клубы, но и ереванский «Арарат», а также «Заря» из Ворошиловграда (ныне — Луганск). Серебряные медали выигрывали ростовский СКА и донецкий «Шахтер», а бронзовые — команды Минска, Баку и Одессы. Ленинград же радовался малому: например, седьмое место в 1972 году отметили специальной концертной программой на телевидении, что по тем временам было большой редкостью. Современники вспоминают, что кукольный хор пел: «Нам Эйсебио заменят Зинченко и Гончаров». С еще большим ликованием встретили ленинградцы пятое место в 1977-м. А потом в команду пришел Юрий Морозов, который изменил историю городского футбола навсегда.

Подготовка к сезону-80

Свое понимание «тотального футбола» Морозов сформировал в 1974 году во время стажировки в Голландии, куда ездил вместе с другим легендарным советским тренером — Валерием Лобановским. В ходе этой поездки они стали друзьями и впоследствии часто помогали друг другу в разных жизненных ситуациях.

В 1977 году Морозов возглавил ленинградское «Динамо». При нем коллектив поставил задачу по выходу в Высшую лигу, но руководство города решило направить молодого специалиста на более перспективное направление. Было справедливо решено, что «Динамо» — это ведомственная команда, а значит ее игроков всегда могут передать московским одноклубниками, что неоднократно происходило в прошлом. В то же время «Зенит» был приписан к заводу ЛОМО, который не отвечал ни перед кем за пределами Ленинграда и на основе которого можно строить настоящую городскую команду.

— Он был человеком науки, — рассказывал Сергей Морозов, сын легендарного тренера. — Его мировоззрение было сформировано в Технологическом институте. Он окончил первый закрытый, секретный факультет, где обучались люди, предназначением которых были очень серьезные исследования в области ядерной физики. Представляете, насколько это было востребовано и престижно в 1950-е годы! Он первый посвятил себя футбольной науке. До него этого никто не делал. Он первым стал проводить эксперименты, пробовать методики, писать статьи… Защитил диссертацию, связанную с разминкой футболистов. Это были очень серьезные наработки, если потом они были востребованы всеми. А ведь сколько над ним откровенно смеялись некоторые тренеры и футболисты того поколения, сколько иронизировали по этому поводу.

«Зенит» стал постепенно обновляться. Старожилы уходили. На их место приглашались более опытные игроки из других городов, одним из которых, например, стал вратарь Александр Ткаченко из «Зари». Вернулся в Ленинград Владимир Казаченок. Однако для успеха подобных трансферов оказалось мало: по итогам сезона-1979 «Зенит» стал лишь десятым. К новому чемпионату было решено изменить подход и сделать ставку на молодых воспитанников ленинградских футбольных школ. Так в команде появились Юрий Желудков, Михаил Бирюков, Сергей Веденеев, Юрий Герасимов, Владимир Долгополов, Алексей Степанов, Валерий Брошин.

— Мы когда пришли, там был Голубев, Казаченок, Лохов, Зинченко, Бондаренко, — вспоминает Веденеев. — В общем, тебе никто место не собирался освобождать. Но новые игроки-то пришли с высоким уровнем мотивации. Условный игрок Х был готов на тренировке биться с Давыдовым до крови. И тренер стоял и ждал, когда эта кровь пойдет. Она могла пойти или не пойти. Но кровь тогда была почти на каждой тренировке. В основном на ногах, но могла и из носа пойти: были драки. Если тебя ударили и ты не ответил — считай, на тебе крест поставили.

Несмотря на все это, начался знаменательный чемпионат 1980 года с провала — «Зенит» проиграл первый матч в Алма-Ате «Кайрату» со счетом 0:2.

Путь к «бронзе»

Далее были шесть матчей без поражений — серия, которая закончилась разгромом в Тбилиси 1:5. Команда забарахлила и вскоре вновь получила позорные 2:5 от «Шахтера». Игроков «Зенита», особенно ветеранов, далеко не все устраивало в их тренере.

— Придумывали они это все вместе с Лобановским, наверное, а пробовалось все у нас, — рассказывает Владимир Голубев. — Например, игра в два центральных защитника. Свободных. У каждого своя зона. И играем мы с киевским Динамо товарищеский матч. 5:0 или 6:0 они нам загрузили. После чего Лобановский подходит к Морозову и говорит: «Юр, ты видишь, система-то работает. Наши не знали, что делать!». Ага, 6:0 нам загрузили, но что делать не знали. Ха-ха.

Постепенно новые схемы начали работать. Молодежь брала инициативу на себя, а ветераны подстраивались и показывали пример.

— Например, Степанов заиграл только благодаря одному игроку — Голубеву, — говорит Веденеев. — Сам по себе Леша Степанов на тот момент из себя ничего не представлял. Он был медленный, без опыта, быстро уставал. Его хотели уже отчислять, он сам уже хотел уходить. Голубев взял его под свою опеку и в короткие сроки помог ему приобрести необходимые качества. Кто такой центральный защитник был в то время? Нужно было просто выключить центрального нападающего. Он этим и занимался: благодаря самоотверженности, желтым карточкам и тому самому опытному голосу за спиной.

Первый круг команда завершила лишь на шестом месте, но отрыв от третьей строчки было всего в одно очко.

Появление фанатов

Удивительно, но попадание ленинградского футбола на призовой подиум совпало с зарождением фанатской культуры в городе. 21 сентября 1980 года 44 болельщика «Зенита» впервые организованной группой отправились в Москву на матч со «Спартаком».

— Во-первых, ребята, поехавшие на выезд, еще не знали, что они фанаты, — рассказывал «Фонтанке» ветеран фанатского движения «Зенита» Максим Пацифик Дукельский. — Это им сообщили болельщики «Спартака». Во-вторых, им сообщили, что такие шарфики называются «розетки», «розы»; вам их нужно вязать, если вы хотите быть фанатами. Прошел своеобразный ликбез. К слову, на втором выезде ленинградских фанатов возле них остановился автобус с командой, и футболисты не могли понять, кто эти люди: еще не было понимания, что «Зенит» может кто-то поддерживать на выезде. Шарфов еще не было, были только значки, фанаты тыкали себя в грудь, а игроки не понимали, что это за странный коллектив и чего он хочет. Ну и нужно добавить, что на первых порах было достаточно случайных людей в теме. Из поехавших на первый выезд половина просто исчезла с горизонта. Больше их никто не видел и не слышал. А вот оставшаяся половина и стала основой сектора 33.

Как рассказывает Константин Кастет Васильев, к решающему матчу против «Кайрата» новоявленные фанаты готовились с особенным усердием.

— В последнем туре победа дома в комфортном СКК над алма-атинским «Кайратом» должна была принести нашему клубу первые в истории города медали чемпионатов страны, — вспоминает он. — Значит, моё место обязательно должно быть среди парней, которым важны достижения в спорте теперь и для меня родного ленинградского «Зенита». У мужа моей сестры был чисто синий вязаный шарф, шириной сантиметров 10, но длинной метра четыре, — в общем, вполне подходящий атрибут. Но на улице было довольно прохладно, и он носил его постоянно; и для того, чтобы он мне его предоставил для футбола, пришлось ему долго объяснять программу фанов и роль его шарфа в этой программе. В итоге четырёхметровая роза украшала мою шею, и к футбольному матчу я был готов. Встретившись с дядей у стадиона и войдя в спортивный комплекс, я ощутил на себе множество любопытных и даже, я бы сказал, завистливых взглядов. И мне это новое чувство понравилось, хотя я понимал, что все эти взгляды относились к длинной розе, знаку принадлежности к зенитовским фанам.

Решающая игра

Вторую часть чемпионата подопечные Юрия Морозова провел значительно лучше. Перед решающей игрой с «Кайратом» ленинградцы занимали третье место. «Зенит» опережал то самое «Динамо» из Тбилиси, которому проиграл весной 1:5, всего на одно очко. Если верить игрокам той команды, в какой-то момент даже сам главный тренер испугался прыти своих подопечных. Якобы когда «Зенит» только поднялся на третью строчку Морозов заявил: «Куда мы лезем — это УЕФА (еврокубки. — Прим. ред.), мы не готовы играть на УЕФА». Но остановить ту команду уже было невозможно.

Несмотря на давность момента, известно точное время, когда ленинградский клуб впервые в своей истории стал призером чемпионата СССР. Это произошло 22 ноября 1980 года в 18 часов 45 минут. В этот самый момент пришло известие из Минска, где местное «Динамо» обыграло одноклубников из Тбилиси. Таким образом, для «Зенита» встреча с «Кайратом» приобрела символическое значение: на поле зенитовцы выходили уже в статусе бронзовых призеров.

— Перед матчем с «Кайратом» мы не выходили на разминку — ждали, когда Тбилиси сыграет с Минском, — рассказывает Веднеев. — И вот Минск выиграл, и мы уже оказались третьими. Там такая атмосфера была в раздевалке. Вот тогда мне точно не верилось, что такое могло произойти. Морозов просто разрыдался: хотел что-то нам сказать — и заплакал. Мы даже пошли играть без установки, хотя у Морозова это всегда было обязательным делом. Когда мы выходили на поле, у меня все тряслось. Даже в 84 году таких эмоций уже не было, потому что был очень тяжелый сезон.

Несмотря на формальный статус матча, «Зенит» обыграл «Кайрат», благодаря голу Юрия Желудкова, и окончательно снял все вопросы о справедливости своих первых медалей.

— После сезона в нашу честь устроили концерт в ДК Ленсовета, выступали артисты нашего любимого театра — БДТ во главе с Кириллом Юрьевичем Лавровым, — вспоминал как-то Владимир Казаченок. — А еще нас поощрили поездкой в ФРГ. На товарищеские матчи с любителями. Приехали в Мюнхен, пошли посмотреть игру «Баварии». На поле все их звезды — Румменигге, Брайтнер, Аугенталер, Дитер Хенесс… Морозов посмотрел и сказал: «Нам бы сейчас эту «Баварию»! Мы бы ее порвали!» Так «Зенит» сильно играл в конце сезона, что Андреич поставил нас выше самой «Баварии» в тот момент! Но сыграть с «Баварией» нам тогда не дали.

Фанаты тоже сумели попасть на награждение, хотя их туда не приглашали.

— Билеты было не достать вообще, — рассказывал фанат Сергей Длинный. — Их все раскидали по предприятиям и по партийным боссам. А перед этим была какая-то ёлка. Мы с Очками (другой ветеран фанатского движения «Зенита». — Прим. ред.) пришли как будто кого-то из детей встречать, пошли в туалет, сидели там часа три. Ну и вышло, что в женском сортире четыре человека сидело, и в мужском, наверное, трое. Так мы туда попали.

Уже на самом мероприятии фанаты зарядили: «Во всем Союзе знаменит ленинградский наш «Зенит»!». Морозов был недоволен. Но к фанатам отнеслись терпимо — ламповая атмосфера едва ли не домашнего «капустника» располагала.

К сожалению, далеко не все игроки и тренеры из того «Зенита» остались в составе команды до чемпионского сезона 1984 года, но одно можно сказать точно — без этой команды и без этих бронзовых медалей не было бы и первого чемпионства.

Артем Кузьмин,
«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (10)

W Bons
дед Морозов не оставил учеников , к сожалению , мне довелось поработать в 84 на ЛОМО , был у меня зенитовский плакат из типографии и значок-переливайка Зенит чемпион ссср 1984 , девочка их лепила за столиком между этажами на лестнице в огромном цехе шлифовки-полировки астрооптики

Danik
Кричалки были: мама я хочу ребенка от Володи Казаченка!))) А играли как! Молодцы! И свои! И не за млны! А хотели и могли! Эти же балбесы. И свои, и приезжие!))) Грустно на этих нынешних смотреть.

Давайте вспомним Великий Советский Союз =) Тогда были и "совесть" и "стыд", и футболисты играли за страну, а не за деньги.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...