22

«Пора запретить все песни про Че Гевару, Махно и дедушку Ленина»

Песни петербургского рок-музыканта Вадима Курылева, экс-участника DDT, пополнили список «экстремистских материалов». В интервью «Фонтанке» автор рассказал, чем внутренняя цензура отличается от государственной.

Фото: предоставлено группой «Электрические Партизаны»

Две песни экс-музыканта Юрия Шевчука Вадима Курылёва попали в Федеральный список экстремистских материалов на сайте Минюста 19 октября. В конце августа 2020 года Железнодорожный районный суд Пензы установил, что в песнях лидера рок-группы «Электрические партизаны» есть «высказывания, содержащие побуждение (в том числе в форме призыва) к действиям (в том числе насильственным) против власти и ее представителей, а также высказывания, содержащие положительную оценку идеологии насилия и насильственных действий в целях оказания воздействия на органы власти».

«Фонтанка» поговорила с рокером о его восприятии происходящего, готовности менять слова песен, поддержке фигурантов дела «Сети» и восхвалении левых радикалов прошлого, законе и цензуре.


— Вадим, как получилось, что творчество (как говорят ваши коллеги) «главного пацифиста страны» оказалось в списке экстремистских материалов Минюста?

— Я не знал, что я «главный пацифист страны», но ряд песен с антивоенным содержанием у меня есть. Так же, как есть песни и с антикапиталистическим или антифашистским содержанием. Когда открыто высказываешь в песнях свои социально-политические взгляды, рано или поздно ты попадешь в экстремистский список.

— Вам известно, почему в суд с вашей песней пришли «эшники» Пензы?

— Нет, я могу лишь догадываться, почему именно Пенза. Ведь там недавно был громкий процесс над анархистами. Наверное, пензенской прокуратуре понравилось работать по этой теме.

— Вы высказывали публичную поддержку фигурантам дела «Сети»?

— Думаю, что высказывал. Как минимум в видеоролике я снимался на эту тему, ну и на концертах наверняка что-то говорил.


— У вас были раньше какие-то конфликты с пензенскими властями? Вы там когда играли в последний раз?

— Играли мы там неоднократно. Последний раз — это было весной прошлого года (первые аресты по делу «Сети» прошли в 2017 году. — Прим. ред.). Никаких конфликтов с местными властями у нас не было.

— Вас приглашали на заседания Железнодорожного районного суда Пензы, который в августе 2020 года принял решение по вашей песне?

— Да, приглашали, но как-то не очень настойчиво. Я так понял, что это было не требование, а предложение приехать на суд на тот случай, если я хочу что-то доказать, объяснить и защитить свои песни от наложения запрета. Но просто так взять и помчаться, особенно в карантинные времена, в другой город, я посчитал нецелесообразным — тем более что если уж они решили что-то запретить, то наверняка запретят в любом случае.

Фото: предоставлено группой «Электрические Партизаны»


— Как следует из акта экспертного исследования, в аудиоматериалах имеются высказывания, «содержащие побуждение (в том числе в форме призыва) к действиям (в том числе насильственным) против власти и ее представителей, а также высказывания, содержащие положительную оценку идеологии насилия и насильственных действий в целях оказания воздействия на органы власти». Ваш комментарий?

— Я думаю, сейчас властям уже пора запретить все песни про Че Гевару, Нестора Махно и, пожалуй, про дедушку Ленина — тоже. От греха подальше...

— Как выглядело ваше общение с правоохранительными органами по этой ситуации?

— Никакого общения не было, кроме посещения меня сотрудниками отдела «Э» для формального установления авторства песен, от которого я, конечно, не отказывался. Дальше уже присылали по почте (не по электронной) приглашения в суд и результаты экспертизы. Сотрудники петербургского Центра «Э» приходили прямо домой. Это было еще в марте.

— Вас предупредили о какой-то ответственности в случае исполнения этих песен на концертах в будущем?

— Нет, об этом мне ничего не известно. Со мной больше никто не общался на эти темы.

— То есть вы будете и дальше исполнять песню «Звезда и Автомат», исправив спорные слова?

— Это не та песня, где можно исправить слова. (Улыбается.) От песни ничего не останется!

— Но помните, как Борзыкин стал менять слова в песне «Телевизора» «Ваш папа — фашист», когда ему намекнули на проблемы с упоминанием ныне актуальных политиков в этом перестроечном боевике? Почему это для вас не путь, ведь очевидно, что исполнять «запрещённую песню» — становиться фигурантом уголовного дела?

— У меня еще много других песен есть, или я лучше что-то новое напишу взамен запрещенного. Этим можно показать, что запрещать отдельные песни достаточно бессмысленно.

— Вы уже провели ревизию других своих песен после этого случая?

— Мне что, сейчас убирать из Интернета все песни, в которых, возможно, кто-то расслышит экстремизм? Моим песням уже много лет, они давно расползлись по всему Интернету. Я даже если очень захочу — технически не смогу убрать их отовсюду, где они есть.

— Я про концерты. И про то, что в случае со «Звездой и Автоматом» стало «призывом». По аналогии можно проверить остальные песни самостоятельно. Или проблемы будете решать по мере их возникновения, самоцензура не про вас?

— Моя самоцензура сильно отличается от государственной цензуры. Я забочусь о воспитании художественных вкусов слушателей, а государство - о своей безопасности и прибыли.

— В вашей карьере это первый случай претензий к текстам? Если было раньше, то как и что?

— Это первый случай, но что-то мне подсказывает, что не последний...

— Вы будете оспаривать решение о признании песни экстремистской?

— Конечно, нет.

— Почему «конечно»? Вы же не согласны с этим решением.

— Но я вообще не согласен с государством в принципе — советуете мне идти кричать об этом на Красной площади?

— Когда вы написали эту песню и почему?

— Песня «Звезда и Автомат» посвящена одному из моих любимых персонажей недавней европейской истории, радикально левой подпольной антифашистской организации «Фракция Красной Армии» (RAF нем. — Прим. ред.), которая действовала в Западной Германии в 60–70 годы. Написана от их лица, и даже фамилия их боевого лидера упоминается, чтобы было всем понятно, о ком речь. Написал я эту песню в 2008 году, на пике своего интереса к этим героям, изучив много книг и фильмов о них.

— Вы воспеваете действия единомышленников Андреаса Баадера. На счету группировки RAF — 34 убийства. При этом вы апеллируете к молодёжи в этой песне. Вы правда считаете, что это допустимая ролевая модель для подростков?

— А вы не пробовали сосчитать жертвы кубинской революции? Запретите продавать молодежи майки с Че Геварой.

Видеоклип «ЭлектропартиZаны - Дети забытых героев» (2020)

— Песня «Звезда и Автомат» издана в 2009 году. CD с этим треком доступен к приобретению в Интернете. Вы или Центр «Э» сообщите издателям, что удалить из описания альбома название «осуждённой» песни навряд ли достаточно, чтобы им избежать проблем?

— В мире не так много интернет-магазинов с дисками «Электрических партизан». Я думаю, те, кто надо, уже сами знают и поступят так, как считают нужным.

— Для многих вы в первую очередь многолетний участник DDT. Юрий Юлианович вам что сказал, узнав про эти новости?

— Мы с ним давно не общаемся. Я ушел из ДДТ 18 лет назад.

— Ну, а какая реакция у других коллег по рок-сцене? Когда с Артемием Троицким судился Вадим Самойлов, была громкая поддержка — коллеги, концерты, сборники. А сейчас тишина, хотя вы свой парень для русского рока много лет.

— Да, меня поддерживают сейчас многие - но я не буду говорить, кто именно, чтобы никому не навредить.

— Вы теперь в одном списке через запятую с «Коррозией металла», группами «Коловрат» и «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля». Это почётное соседство?

— Там есть и более симпатичные мне музыканты — группа «Йорш», «Психея» и даже «25/17».


— Рок в России снова «музыка протеста»?

— Рок — всегда музыка протеста. Не всегда впрямую политического — протест может быть культурологический, эстетический, идеологический, но он всегда есть в рок-музыке. Иначе это просто не рок-музыка, а коммерческий продукт, замаскированный под рок в целях наживы. По нынешним временам, я надеюсь, уже мало смысла притворяться рок-музыкантом ради популярности — мода совсем другая. Так что рок-музыка сейчас более свободна, чем даже лет 10 назад.

— Ваш случай — это соблюдение законодательства или цензура?

— Не вижу разницы. (Улыбается.)

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Фото: предоставлено группой «Электрические Партизаны»
Фото: предоставлено группой «Электрические Партизаны»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (22)

Власть СССР упала не из-за Афгана или Горбачева, а потому, что была идиотской, над ней откровенно смеялись. Нынешняя начинает повторять те же ошибки.

Знать не знал про эту группу, но как только прошла информация, что Роскомнадзор запретил, то сразу решил послушать - успел найти эту песню даже на яндекс музыке. Прикольная - мне понравилась. По крайней мере, лучше того шлака, что крутят тоннами на радио.

Elli
Интересно, до чего ещё докопаются? До "Не хочу быть солдатом" за "пропаганду" откоса от армии?))) Или до песни "Родина-мать", как за подрывающую основы патриотического воспитания?))). Вообще, это было бы смешно, если не было бы так грустно.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...