06.07.2020 17:44
41

Журналист Светлана Прокопьева «виновна», но свободна

Впервые в российской истории военный суд признал журналиста виновным в оправдании терроризма. Светлана Прокопьева приговорена к штрафу в полмиллиона, но работать дальше ей разрешили.

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»

6 июля 2020 года останется в истории как день, когда впервые российский журналист был признан виновным в публичном оправдании терроризма. Редактор «СМИ-иноагента» «Север.Реалии» Светлана Прокопьева приговорена к штрафу в 500 000 рублей за авторскую колонку, где анализировала причины самоподрыва анархиста в дверях Архангельского управления ФСБ в 2018 году. Еще в минувшую пятницу, 3 июля, гособвинение требовало шесть лет реального лишения свободы и ещё четыре года запрета на профессию.

Утро. Ворота. Суд

Пасмурное серое утро понедельника в Пскове начиналось неожиданно активно для города с населением около 200 тысяч. К зданию областного суда, где готовились к оглашению приговора, пришли десятки коллег Светланы Прокопьевой из негосударственных медиа Пскова, а также из других российских городов. Освещать процесс приехали журналисты из Москвы, Петербурга. Все медиа, которые принято называть «независимыми», были у судебных ворот на улице Розы Люксембург. Приехали и оппозиционные политики. Лидер «Яблока» Николай Рыбаков со своей предшественницей Эмилией Слабуновой, лидер псковских яблочников Лев Шлосберг, один из лидеров «Открытой России» Андрей Пивоваров и даже бывший депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Гуляев.

После небольшого брифинга у ворот в зал попали не все, около 50 человек: его разрешили заполнить только в шахматном порядке, и еще более сотни остались ждать решения на улице.

Прокурор Наталья Мелещеня громко требовала от прессы её «не снимать». Как подсказали местные коллеги, в своё время ей не удалось стать судьей, и теперь ей досталось это резонансное дело о публичном оправдании терроризма. Именно Мелещеня произнесла 3 июля речь о том, что преступление Прокопьевой «доказано» и она заслуживает шести лет реального лишения свободы с последующим запретом на профессию.

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»

Одним из последних в зал сумел зайти главный редактор псковского «Эха» Максим Костиков. Нашумевшая и в итоге признанная незаконной авторская колонка Прокопьевой прозвучала именно в эфире местного «Эха» и позже была опубликована на сайте местного агентства ПЛН. Костиков в ходе суда заявил, что не был ознакомлен с содержимым реплики Прокопьевой до публикации. На досудебной стадии главред «Эха» заявлял обратное. Слушать приговор он сел, сетуя на жесткость требований обвинения.

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»

Судьи в зал снизошли в буквальном смысле сверху вниз — современное здание суда спроектировано в несколько ярусов. Правда, торжественность момента не продлилась долго: чтение приговора заняло буквально несколько минут. После фразы «признана виновной» зал наконец стих, и фраза «500 000 рублей штрафа» прозвучала отчётливее прочих. «А что с запретом на профессию?» — тут же раздался вопрос. Но на это требование прокуратуры судья Андрей Морозов не ответил ничем, пообещав вернуть изъятые у Прокопьевой во время обыска в феврале 2019 года смартфон, диктофон и прочие «вещдоки».

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»

«Позор». «Успех»

«Позор!» — выкрикнули несколько раз приехавшие из Москвы сочувствующие.
Ожидать распечатки приговора прессу отправили в фойе, где собравшиеся сошлись в простом и чётком определении исхода этого процесса — «камень с плеч». Впрочем, Тумас Мисакян, адвокат журналистки и «Центра защиты прав СМИ», не был столь однозначен. Он заявил, что защита не согласна с решением судей.

«Мы считаем этот приговор, безусловно, несправедливым, поскольку Светлана подлежала безусловному оправданию», — сказал адвокат «Фонтанке».

Вместе с тем признал, что фактическая свобода Прокопьевой — это успех.

«Действительно, был высокий шанс гораздо более жёсткого приговора. Я уверен, что суд всё понимал, что никакого состава преступления в действиях Светланы нет. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понимать. Достаточно было прочитать её двухстраничный текст. Потом, когда посыпались доказательства, заключения экспертиз судебно-лингвистические, думаю, что это всё и повлияло на мягкость приговора. Надо отметить, что прокурор просила не только реального лишения свободы, но и дополнительного наказания — запрет заниматься журналистикой. Но суд не согласился и с этим. И в некотором роде это тоже подтверждение того, что суд больше всё-таки склонялся к позиции стороны защиты», — заключил защитник.

Апелляционная жалоба адвокатов на приговор будет подана в установленные законом сроки. Будет ли прокуратура обжаловать приговор, осталось загадкой.

Крыльцо. Цветы. Коробочка

Появления Светланы Прокопьевой журналисты около часа ждали в душном холле суда, после чего их пожалели приставы и твердо попросили всех покинуть помещение, выйдя на парадное крыльцо. Куда осуждённая, но свободная и вышла с цветами в руках.

«Если бы вас не было, я бы не вышла отсюда без конвоя. За то, что я выхожу отсюда не под конвоем, спасибо вам всем. Вы не представляете, как я вам всем благодарна!» — успела сказать Прокопьева до того, как ей вручили пластиковую коробочку с «десятой частью штрафа», который журналисты успели насобирать по карманам, ожидая Светлану.

«Точно будем подавать апелляцию. Я считаю, что 500 000 штрафа многовато для невиновного человека. Мы рассчитываем на ещё большее признание моей невиновности, чем просто отсутствие реального срока. Я настаиваю, что в моём тексте не было оправдания терроризма. Я никогда не оправдывала и не буду оправдывать терроризм. Странно, что меня вообще в этом заподозрили, — тут же ответила друзьям и коллегам Прокопьева. — Мне не запретили заниматься моей профессией!»

Друзья и коллеги Светланы Прокопьевой из Пскова рассказали «Фонтанке», что такого количества заинтересованных лиц никогда не было у стен этого суда, который пять лет назад торжественно открывал тогда ещё губернатор Псковской области Андрей Турчак.

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»

Гости Пскова не переставали констатировать удивительные эффекты солидарных действий хотя бы в элементарной огласке и освещении процесса. «Камень с плеч, да. Этот приговор отражает состояние гражданского общества в России. Если бы дело проходило в мёртвой тишине, и следствие, и суд, решение суда могло быть совершенно другим, — уверен многолетний коллега Прокопьевой по редакции «Псковской губернии» депутат местного парламента Лев Шлосберг. — Сегодняшнее решение суда — тяжёлый компромисс для системы. Зубы были наточены, но система была вынуждена пойти на компромисс. Именно в такой форме система признаёт несостоятельность обвинения: оправдать человека не может, так как в их понимании это будет разрушение государственных основ. Благодаря колоссальному влиянию гражданского общества это дело завершилось не фатально. Этот приговор — не победа, но достижение общества. Для власти это компромисс». Политик добавил, что игнорирование судом требования прокуратуры запретить Прокопьевой работать журналистом, есть «косвенное подтверждение правоты Светланы, её невиновности».

Как утверждает Лев Шлосберг, кроме всех очевидных столичным гостям причин существует и еще одна, сугубо региональная, но «не менее политическая».

«Прокуратура заняла позицию покрытия экспертов обвинения... В чистом виде это была попытка защиты чести мундиров, чести системы. Экспертизы обвинения не были отозваны ни Следственным комитетом, ни прокуратурой, хотя были все основания для их отзыва из числа доказательств. Таким образом, прокуратура показала, что она считает проведенное следствие полным, а доказательства надлежащими. Это очень плохо для прокуратуры. Ведь прокуратура — не следственный орган, а надзорный. Она в том числе надзирает за СК. Ситуация, когда прокуратура не признаёт ошибки следствия, а покрывает их, говорит о состоянии дел в прокуратуре», — начал издалека Шлосберг.

«Завтра, 7 июля, будет официально представлен новый прокурор Псковской области Иван Грибов. Ему дали возможность не замараться в этом деле. Я считаю, что это политический аспект, потому что кандидатура Грибова была согласована депутатами областного собрания ещё 15 мая. Было достаточно времени, чтобы он вступил в должность. Но вышестоящие силы, которые регулируют работу ведомства, понимая скандальность дела Прокопьевой, не захотели марать нового руководителя. Это очень симптоматично», — раскрыл «Фонтанке» внутрисистемную псковскую интригу силовиков лидер фракции «Яблоко» в псковском областном собрании депутатов.

Процессуальная пауза

Сумка с вещами для СИЗО, которая ждала осуждённую у входа в суд, осталась при Прокопьевой и будет храниться у неё дома. А вот её банковские счета и карты пока останутся с государством.

«Светлана Прокопьева остается в перечне террористов и экстремистов Росфинмониторинга, — заметил глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. — Человека вносят в него с момента подозрения в совершении преступления террористической и/или экстремистской направленности, с момента предъявления ему обвинения, с момента осуждения (в зависимости от ситуации по делу). Данные на него выставляет следователь. Росфинмониторинг лишь вносит. После этого человек попадает в «черный список» всех банков и много еще куда. Исключение из перечня происходит автоматически по истечении одного года с момента исполнения уголовного наказания. В случае Прокопьевой, если приговор останется в силе после апелляционного обжалования, она будет еще год находиться в перечне после оплаты штрафа».

О том, как выглядят «взаимоотношения» с банком ради оплаты услуг ЖКХ после попадания в тот самый перечень, Прокопьева рассказывала «Фонтанке» ранее в большом интервью. Но помочь преодолеть финансовые трудности осуждённой готовы не только журналисты. Стендап-комик Данила Поперечный заявил, что готов оплатить штраф Светланы Прокопьевой в 500 000 рублей.

Кстати. После приговора Прокопьевой в Пскове вышло солнце. Простое совпадение.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
автор фото Николай Нелюбин / «Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (41)

Теперь так выглядят оправдательные приговоры. Безумные, огромные деньги, как выкуп за невиновность.

Iamthebeast
Вот и лишнее доказательство того, что в России вполне либеральный и независимый суд, хотя многие хотят доказать обратное

Samal_
А судьи кто? И почему не в масках?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор