Сейчас

0˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

0˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как -3

2 м/с, ю-в

757мм

88%

Подробнее

Пробки

5/10

«Хочу стать блогером, а все заработанные деньги отправлять на помощь детям». 11-летнему Диме нужна поддержка в борьбе с апластической анемией

3710
ПоделитьсяПоделиться

Дима мечтает стать блогером, а заработанные деньги отправлять на помощь детям с тяжёлыми болезнями. Но для этого ему сначала нужно самому поправиться. Полтора года Дима борется с серьёзным заболеванием крови. Сделать шаг на пути к выздоровлению поможет трансплантация костного мозга. Для этого необходима активация донора и тотальное облучение тела. Но ни то, ни другое не входит в стандарты оказания медицинской помощи и не оплачиваются за счёт средств госбюджета.

Дима Рубацкий, 11 лет.

Апластическая анемия.

Требуется активация донора костного мозга и тотальное облучение тела. Не хватает 2 261 597 рублей.

«Перед сном я крепко-крепко обнимаю Диму, и мы вместе мечтаем о всяком. Как он однажды поправится, а мы вернёмся домой и наконец-то снова встретимся с морем, до которого буквально рукой подать», — рассказывает Светлана, мама Димы.

Между Санкт-Петербургом, где Дима проходит лечение, и родным Калининградом почти тысяча километров и сотни звонков родным и близким. Впервые Дима прилетел в клинику им. В. А. Алмазова в конце февраля 2021 года после того, как в областной больнице Калининграда ему поставили диагноз — апластическая анемия, сверхтяжёлая форма. Костный мозг Димы перестал производить достаточное количество клеток крови.

«Мы не стали ничего скрывать от сына. Сказали, что у него тяжёлое заболевание, но он обязательно с ним справится. Для этого нужно полететь на самолёте в другой город, где встретят врачи и помогут. Это был первый полёт Димы, он очень волновался. Но несмотря на это, принял всё стойко», — вспоминает Светлана.

Почти пять месяцев Дима вместе с мамой провёл в больнице, проходил иммуносупрессивную терапию. Чтобы поднять уровень тромбоцитов до нужного значения, Диме приходилось регулярно переливать кровь.

«Сначала было очень страшно и непривычно. Долгие капельницы были непростым испытанием. Отвлекаться помогали настольные игры, которые мы с лёгкостью находили в отделении. Больше всего нравилась «Монополия», — рассказывает Светлана. — Когда мы переиграли во все игры, на смену настолкам пришёл «Майнкрафт» — одна из любимых игр на телефоне. Дима научил меня строить деревни и добывать ресурсы, много рассказывал о том, как правильно играть. Время пролетало быстрее».

Светлана признаётся: эти пять месяцев, проведённых в больнице, стали настоящим испытанием. За дверями палаты-островка бушевал коронавирус, выходить было нельзя. Из-за сниженного иммунитета Дима мог подхватить любую инфекцию. Радовало, что со временем переливаний крови стало меньше. Диме поставили частичную ремиссию.

В июне он вместе с мамой вернулся в родной Калининград, но лечение не закончилось. На смену переливаниям пришли препараты, которые должны были стимулировать выработку тромбоцитов. Каждую неделю — сдача анализов. За показателями крови важно было следить внимательно, как за приборной панелью самолёта.

«Время шло, но ничего не менялось. Гемоглобин держался стабильно, поэтому Дима не уставал. А вот тромбоциты были низкие. На тот момент мы обходились без переливаний, но были на грани того, чтобы вернуться к ним снова», — говорит Светлана.

Так продолжалось почти два года. Пока врачи однажды не сказали, что приём препаратов необходимо отменить: слишком много времени прошло, а нужного результата нет. Зато появился высокий риск того, что от токсичности начнут страдать внутренние органы. Лекарство отменили, а вместе с этим упал и уровень тромбоцитов.

«На данный момент нам предложили единственный способ полностью вылечиться — провести аллогенную трансплантацию костного мозга. Совместимого родственного донора нет ни в российском регистре, ни среди членов семьи. Но есть подходящие доноры в международном регистре», — рассказывает Светлана.

Чтобы приступить к пересадке, нужно сначала активировать донора — провести повторное типирование для подтверждения уровня совместимости, оплатить дорогу к месту проведения донации и обратно, подготовить донора к забору стволовых клеток. А ещё провести тотальное облучение тела. Однако сделать это за счёт средств госбюджета невозможно.

«На данный момент Дима готовится к аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. К сожалению, как полностью совместимый родственный донор, так и неродственный донор в российском регистре отсутствуют. HLA-совместимый донор для Димы был найден в международном регистре доноров костного мозга. Чтобы повысить выживаемость донорских клеток и снизить риск возникновения рецидива после пересадки, важно также провести тотальное облучение тела. Однако ни активация донора, ни облучение не входят в стандарты оказания медицинской помощи и не оплачиваются за счёт средств госбюджета. Поэтому необходима помощь благотворителей», — говорит лечащий врач Андрей Егоров.

«Больше всего я хочу стать блогером, мой любимый — Влад А4. Я хочу снимать видео, а все деньги, которые заработаю, отправлять в фонд и помогать детям с тяжёлыми заболеваниями», — говорит Дима.

Мама Димы обратилась за помощью в петербургский благотворительный фонд «свет.дети», который оказывает помощь детям с онкологическими заболеваниями. Фонд открыл сбор средств. На данный момент собрано чуть меньше половины от необходимой суммы.

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ПОМОЧЬ, НАЖМИТЕ НА КНОПКУ

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ1
ПЕЧАЛЬ4

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.