Сейчас

+2˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+2˚C

Пасмурно, снег с дождем

Ощущается как -3

4 м/с, ю-з

733мм

88%

Подробнее

Пробки

7/10

Не замирать, а «шевелить лапками». Как малый и средний бизнес мобилизуется в новых условиях

8689
Фото: Pexels.com
ПоделитьсяПоделиться

Малый и средний бизнес оказался перед очередным вызовом — продолжить работать и выполнять свои планы на фоне частичной мобилизации, оттока специалистов и снижения покупательской способности. Компании этого сегмента всегда проявляли чудеса изворотливости в плане гибкой адаптации, государство, в свою очередь, пытается реагировать на запрос и разрабатывать меры поддержки. Какие проблемы бизнес решает сегодня, кто и как его может поддержать, обсудили представители бизнеса, банков и специализированных городских фондов на круглом столе «Фонтанки» и «ТТ Финанс».

Новые задачи, новые решения

Волнение предпринимателей из-за мобилизации усиливается из-за того, что если оставить бизнес надолго, то его существование окажется под угрозой. Очень важно грамотно передать дела, чтобы бизнес функционировал бесперебойно. Как пояснил Владимир Меньшиков, председатель Совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга», это сопряжено со множеством юридических формальностей — оформление доверенностей, цифровых подписей и т.д. А если бизнес к тому же получил грант, то свернуть его или бросить надолго нет возможности — по гранту надо отчитываться, а полученные средства — осваивать.

— Ключевые компетенции директора мало кому передашь, если только это не семейное дело и родственники не ведут его на равных, — продолжил эксперт. — В настоящий момент принят закон о том, что юридически индивидуальный предприниматель — владелец бизнеса и единственный исполняющий орган, т.е. генеральный директор, могут вести предпринимательскую деятельность во время частичной мобилизации. Но возникает главный вопрос. На передачу дел оставлено пять дней. Безусловно, этого времени достаточно для того, чтобы оформить юридическую сторону вопроса, т.е. издать необходимые приказы, передать печать, доверенность, но для фактической передачи дел этого времени мало. И многие предприниматели говорят о том, что было бы очень ценно, если бы на это было отведено хотя бы 2 недели, чтобы не только наделить преемника правовыми полномочиями, но и передать основных контрагентов. Риск при некорректной передаче у бизнеса, к сожалению, пока велик — мобилизованный владелец может вернуться к разбитому корыту. Также важно, чтобы получивший полномочия имел возможность экстренного консультирования, прохождения каких-то интенсивов по основам ведения коммерческой деятельности. А мобилизованный предприниматель должен иметь полномочия ограничить временного владельца в правах — запретить продавать бизнес, брать кредиты и совершать сделки выше определенной суммы.

— Мне кажется, уже пора провести условную ревизию мер, которые были в ковид и в феврале, чтобы выделить самые эффективные и максимально распространить их, — добавил он. — Кроме того, хотелось бы, чтобы федеральные меры быстрее доходили до регионов, ведь местные нормативы очень отстают от федеральных — например, постановление о продлении договора о размещении НТО на семь лет не применить в Петербурге, пока не пропишут региональный норматив. У предпринимателей руки опускаются от таких коллизий.

— Мы работаем с малыми и средними предприятиями, с оборотом от 150 млн рублей, их основная сложность в том, что под частичную мобилизацию иногда попадают ключевые сотрудники. — рассказал Евгений Шапиро, директор Фонда развития промышленности Санкт-Петербурга. С льготными займами предприятия пока не видят сложностей. Да, календарные планы реализации займов у нас сдвинулись, так как «поехали» планы и у предприятий, у некоторых — на квартал. Санкции жестко ударили, особенно по тем, кто традиционно приобретал оборудование в Европе. На переориентацию рынков в сторону Китая, Тайваня, Индии ушло несколько месяцев, но сейчас большинство нашло аналоги в Юго-Восточной Азии, наладило первые контакты с поставщиками. Второе, что мы заметили по нашим клиентам, — многие контракты переориентировали с евро и долларов на юани, а третье — многие стали страховать сделки и договариваться об аккредитивной форме расчетов, так как даже в китайских банках деньги иногда зависают. По этой схеме платят аванс, а на остальную часть открывается аккредитив в банках, пока еще работающих по системе Swift.

Андрей Капитонов, владелец рекламного агентства «Капитан SMM» рассказал, что уход крупных брендов сильно повлиял на рынок рекламы — в первую очередь, потери понесли агентства. А поддержка в нынешней ситуации в виде отсрочки для IT-сотрудников очень условная — компания должна быть в реестре Минэкономразвития, не быть ИП, а сам айтишник должен иметь профильное или высшее образование — а 70 % этого не имеют.

— Таким образом, эта отсрочка разве что частично затронет госкомпании, но не бизнес, который столкнется с мобилизацией, — пояснил он. — Отсюда мы скоро увидим новую проблему масштабного оттока специалистов, глобальную релокацию бизнеса. Уже сейчас многие уехавшие коллеги не закрывают юрлица, а открывают счета и регистрируют бизнес в Турции, Казахстане и т.д.

Сейчас появилась нехватка рабочих рук, у нас, например, часть трактористов мобилизовали, — добавила Дарья Воробьева, директор по развитию коттеджного поселка «Ропшинская долина». — Рабочие из ближнего зарубежья не доезжают из-за сложностей на границе. Сотрудники же из ЛНР и ДНР не всегда могут официально обосноваться, получить, например, место в садике или школе для детей и уезжают в другие регионы. Все это на фоне спада клиентской активности.

Александр Пудиков, директор выставки «Строим дом» сослался на данные ВЦИОМ, согласно которым у 44 % населения есть деньги, но лишь 10 % готовы тратить их на землю или строительство дома. Среди компаний-членов строительной Гильдии 23 % обеспокоены падением покупательской способности, а 43 % — отсутствием горизонта планирования. Кроме того, большинство строителей — мужчины, которых в случае мобилизации заменить будет сложно.

ПоделитьсяПоделиться

Фонды для бизнеса

Пока законодатели определяются с мерами поддержки, можно обратиться к механизмам и структурам, которые традиционно помогают бизнесу. Так, например, на протяжении 15 лет Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса помогает предприятиям, предоставляя поручительства по кредитным договорам, банковским гарантиям и лизингу, а также с 2010 года и льготные микрозаймы. В 2022 году было заключено 363 договора поручительства, объем привлеченных кредитных ресурсов предпринимателей составляет 8,6 млрд рублей, часть обеспечения Фонда — 4 млрд рублей.

Программа микрофинансирования также востребована: в текущем году выдано 367 займов на сумму свыше одного миллиарда рублей. Основная программа с залоговым обеспечением позволяет получить до 5 млн рублей на срок до двух лет по процентной ставке не более 5 % годовых.

Кроме того, Фонд оказывает поддержку и самозанятым — с 2021 года им выдано порядка 70 займов на сумму около 24 млн рублей.

— В этом году активы Фонда пополнены из бюджета Санкт-Петербурга на 1 миллиард рублей, — говорит Александра Питкянен, исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса. — Отдельно стоит сказать о программе предоставления беззалоговых микрозаймов субъектам МСП для поддержки и возобновления деятельности в целях сохранения занятости. Этот продукт зарекомендовал себя ещё в пандемию, весной текущего года 200 миллионов рублей под 1–3 % годовых получили 44 компании. Сейчас программа возобновлена, ставка для производственных предприятий — 3 % годовых, для предприятий прочих видов деятельности — 5 % годовых. Для субъектов МСП, внесенных в реестр участников программы «Городской акселератор 2022», являющихся производственными предприятиями, размер ставки — 2 % годовых, для прочих видов деятельности — 4 % годовых.

Программа без залогового обеспечения для обрабатывающих производств в этом году позволила помочь 66 компаниям города: они получили 300 миллионов рублей по ставке в 1 % годовых. В том числе 500 миллионов рублей выдано по программе микрофинансирования с залоговым обеспечением. Прямая помощь в виде льготных микрозаймов предпринимателям помогает выполнять контракты, сохранять штат сотрудников и своевременно платить налоги в городской бюджет, — отметила Александра Питкянен.

Фонд развития промышленности еще со времен ковида, когда начались первые проблемы у промышленности, «уронил» ставку до 1 % и ввел новые программы на производство СИЗ и медтехники задолго до санкционных проблем. Потом в название программы добавилось слово «комплектующие», чтобы охватить еще и предприятия, производящие блоки и узлы.

— Из наиболее востребованных среди наших 13 программ это финансирование приобретения оборудования, по которой первые три года из пяти тело займа не платят, только проценты, что позволяет совершить пусконаладку оборудования и начать выпускать продукцию и только потом возвращать тело кредита, — пояснил Евгений Шапиро. — Вторая — рефинансирование лизинга и кредитов банков, ставшая актуальной на фоне непосильных для многих предприятий процентов по лизингу. Когда предприятие выходит из лизинга, например, под 14 % на наши 3 % на льготных условиях возврата займа, эффект можно себе представить.

В этом году Фонд ввел еще ряд новых программ для предприятий, столкнувшихся с санкциями, — на покупку комплектующих для системообразующих предприятий и для их поставщиков. В первом случае сумма выдается на год, во втором — на два года. Третья новая программа призвана помочь новым предприятиям — это заем на технологическое подключение к сетям. Еще Фонд поможет профинансировать критически важные объекты инфраструктуры, которые очень недешевы. Заем на эти цели позволяет предприятиям микроэлектроники, фармацевтики строить системы воздухо- и водоподготовки, энергетические объекты — в первую очередь, силовые подстанции, нагрузочные стенды.

А заем по программе цифровизации промышленности стимулирует приобретение предприятиями российских разработок, как в сфере ПО, так и «железа» — это САПРы, цифровые двойники, робототехнические комплексы.

— Еще на фоне рекомендации президента по развитию промышленной ипотеки на готовые объекты мы подготовили программу, которая позволит предприятиям приобретать недвижимость и землю в ипотеку на срок до семи лет в объеме до 500 млн рублей на льготных условиях, — добавил Евгений Шапиро. — Сейчас проект предварительно одобрен, готовимся представить Наблюдательному совету фонда. Также недавно мы увеличили максимальную сумму займа до 500 млн и по шести программам пошли навстречу предприятиям-участникам нацпрограммы «Производительность труда», сделав им на весь срок участия ставку в 1 %.

При капитализации Фонда в 5,1 млрд рублей одобрены займы уже более, чем на 5,8 млрд. С начала года выдано займов на 1,4 млрд. в работе — еще на сумму, близкую к миллиарду. В целом, как отметил Евгений Шапиро, количество заявок на займы сократилось. Более того, многие руководители предприятий просто не в курсе, что в городе создали Фонд с займами для промышленности под 1 %, и что он работает не с «избранными». Важно доносить эту информацию.

Лизинг в помощь

Наряду с займами у фондов, предприятия продолжают пользоваться и традиционными финансовыми инструментами. Многие предпочитают лизинг потому, что, во-первых, сам по себе сервис представляет целевое финансирование, например, покупка транспорта, отметил Василий Корх, директор управления продаж малому бизнесу Северо-Западного банка ПАО Сбербанк. Во-вторых, это полностью обеспеченные деньги, соответственно риски минимизированы, в т. ч. у лизингополучателя есть опциональная возможность выбрать балансодержателем лизинговую компанию.

Так, у Сбера реализовано финансирование сделок без первоначального взноса, а также само подписание договора происходит по упрощенной схеме через СМС, таких договоров уже более 50 %.

— Этот год представил возможность для альтернативных марок из Азии взять существенную долю рынка, — уточнил Корх. — Более 55 % всех сделок приходятся на легковые и легковые-коммерческие транспортные средства, большая часть из которых представляет Китай, а Сбербанк Лизинг в свою очередь предоставляет дополнительную скидку (до 16 % от РРЦ). Также заметен существенный спрос на б/у транспорт и оборудование, сохраняется спрос на российскую технику, который поддерживает программа Минпромторга (до 10 % скидка на аванс) и дополнительные скидки от Сбербанк Лизинг.

— Мы провели исследование рынка лизинга по стране и быстро пришли к соглашению с тремя компаниями, — говорит Евгений Шапиро. — Они проходят аккредитацию и соглашаются на маржу в 3 % плюс привлекаемый от банков ресурс, а мы со своей стороны поставляем им ресурс под 1 % годовых. Вот откуда у нас взялись такие условия — 6 % на лизинг импортного оборудования и и 4 % — на российское. Мы открыты к аккредитации новых лизинговых партнеров. Лизинг для бизнеса привлекателен тем, что предмет лизинга является и предметом залога. Поскольку наши средства берутся из бюджета, мы не можем предоставить их заемщику без обеспечения. Для многих предприятий серьезная проблема именно обеспечение займа в момент получения. Нам разрешено пять видов обеспечения — банковские гарантии от 11 основных банков, гарантии «Корпорации МСП», залог оборудования, недвижимости с землей и ОФЗ. Наше серьезное ограничение — при работе с бюджетом города приобретаемое имущество не должно покидать его административных границ. Это исключает тех, кто строит второй цех в Ленобласти или хочет приобрести, например, самоходную технику.

Лизинг в очередной раз столкнулся с беспрецедентными вызовами из-за нарушения цепочек поставок и ухода с рынка ключевых поставщиков техники, — отметил Руслан Моллаев, региональный директор компании «Интерлизинг» по СЗФО. — Многим нашим клиентам пришлось корректировать свои планы, в результате произошла переориентация лизингополучателей на новые марки. Мы в свою очередь оперативно отреагировали на новые условия и требования рынка, расширив перечень поставщиков. Что касается спроса, то глобально он не изменился. Это по-прежнему грузовые и легковые автомобили, спецтехника и оборудование. Хоть поменялась техника, изменились марки, но в целом структура портфеля и портрет клиента остались прежними. Сегмент лизинга легкового и легкого коммерческого транспорта оказался самым уязвимым в структуре портфеля, но он занимает не более четверти продаж. Мы сосредоточились на сотрудничестве с отечественными и азиатскими производителями. В сегментах грузового транспорта и спецтехники на протяжении последних лет мы постепенно наращивали работу с поставщиками китайских марок, а в части спецтехники большая ставка на корейских производителей, чья техника способна заместить практически все европейские и американские марки. Наша компания обладает всеми ключевыми компетенциями по работе с китайскими производителями в части оценки ликвидности и понимания спроса на вторичном рынке, и мы не видим для себя повышенных рисков в данном сегменте.

В планах на 2022 год у «Интерлизинга» был заложен рост продаж на 35 %, а также расширение филиальной сети. Январь и почти весь февраль прогнозы оправдывали себя — объем продаж на конец января 2022 был практически равен показателям декабря 2021 года, несмотря на то, что в январе, как правило, низкая деловая активность, а в декабре она традиционно на самом высоком уровне. В феврале 2022 года и вовсе продажи на 10 - 15 % были выше показателей ноября-декабря 2021 года, но после начала СВО они сократились на 30 %. Сейчас с учетом активного сокращения разрыва с августа в компании твердо убеждены, что к концу года смогут показать прирост в 15–20 % год к году.

В компании «Интерлизинг» уже много лет работают лизинговые продукты для финансирования техники и транспорта с пробегом, спрос на которые с начала года увеличился существенно, доля б/у переданных предметов лизинга выросла с 11 % в 2021 до 20 % в текущем году. Тенденция наметилась в конце 2020 года, когда наметился дефицит новых основных средств из-за остановки заводов в связи с пандемией и нарушением цепочки поставок. Автотранспорт с пробегом приобретается в основном в двух сегментах, где сейчас нет качественной замены новым имуществом — это легковые автомобили сегмента «премиум» и грузовые тягачи европейских марок.

Без банков — никуда

Правительство предпринимает меры, продлевая действующие и запуская новые кредитные программы с господдержкой, по которым устанавливаются льготные процентные ставки. И сегодня именно кредиты, связанные с программами господдержки, наиболее популярны, отметил Василий Корх. Так, существенно увеличился спрос на кредиты по Программе МЭР (поддержка приоритетных отраслей). В третьем квартале года Сбер на Северо-Западе заключил более 1300 кредитных договоров с представителями малого и микро-бизнеса на общую сумму 5,5 млрд руб. Эта цифра превысила общую сумму таких кредитов за весь 2021 год в 2,4 раза. Более 80 % от этого объёма выдано на оборотные цели. Также предприниматели могут воспользоваться «Конструктором программ господдержки», включающим 50 различных программ. Им уже воспользовались более 25 тысяч бизнесменов по стране — без визита в банк клиент может пройти первичную онлайн-проверку (достаточно ввести ИНН) на соответствие четырем наиболее востребованным программам льготного кредитования, подать заявку на кредит и получить консультацию. В «Конструкторе» предпринимателям также доступны субсидии и гранты, банковская гарантия, льготный лизинг и многое другое.

Кроме того, Сбербанк запустил сервис «Кредитный потенциал» в интернет-банке СберБизнес. Любой предприниматель, даже не клиент банка, может за несколько минут узнать свой максимальный персональный лимит и другие условия беззалогового и залогового кредитования на различные бизнес-цели.

В СберБизнесе можно открыть бивалютный депозит в валютной паре рубль/юань. Это актуально для компаний, которые имеют расчёты в юанях или хотят диверсифицировать свою валюту баланса. Ранее такие сделки заключались вне электронных каналов.

Что касается рисков, то СберСтрахование отмечает рост интереса малых и микропредприятий к страхованию. Так, в третьем квартале года клиенты оформили на 25 % больше полисов по комплексной программе «Защита 360°» по сравнению со вторым кварталом. Всего за 9 месяцев 2022 года договоры по программе оформили почти 20 тыс. предпринимателей, а по СЗФО эта цифра превысила две тысячи, что составляет 35 % от всех оформленных полисов через Сбер.

Роль банков велика не только во взаимодействии с самими предприятиями, но и с фондами по их поддержке.

— Мы достигли с банками взаимопонимания, когда клиенту нужны, например, оборотные средства, которые фонд предоставить не может, — говорит Шапиро. — Например, у клиента на обеспечение кредита в банке есть объект недвижимости стоимостью 300 млн, а купить оборудование ему нужно на 100 млн, то есть нужно иметь оборотных средств на 200 млн рублей. В таком случае банк открывает ему на 300 млн рублей кредитную линию, где 200 млн выдает «живыми» деньгами, а 100 млн — банковской гарантией под заем Фонда. Гарантия под 1,4 % плюс наш 1 % по программе на приобретение оборудования — получается комфортная ситуация с одним и тем же залогом для клиента. Но с банками еще есть и сложности. Если в Фонде от момента получения заявки до одобрения мы укладываемся в 45–50 дней, то дальше, если клиенту нужно предоставить банковскую гарантию для перечисления займа, сроки почему-то достигают и 60, и даже 90 дней. Пока эту проблему мы решаем индивидуально с банками.

Владимир Меньшиков отметил, что еще до пандемии даже крупнейшие банки стали вкладывать значительные бюджеты в привлечение малого бизнеса, научились работать с ним и с точки зрения личного общения, и IT- продуктов. Но вот самим производителям IT-продуктов как раз сложнее всего общаться с банками, так как в отличие от оффлайн-направлений дать в залог им нечего. Поэтому деньги такие компании часто берут в венчурных фондах.

Успеть занять место

В своих прогнозах эксперты вели себя сдержанно, но оптимистично. Уровень неопределенности большой, но для бизнеса открываются большие возможности развития. Александр Пудиков отметил, с одной стороны, сужение рынка, компании разделились на три категории — одни замерли, другие замерли, но делают вид, что нет, а третьи активно осваивают освободившиеся пространства.

— А поскольку малый и средний бизнес всегда был гибким и уже столько всего прошел, дальше, думаю, ситуация будет развиваться позитивно, и те немногие люди с деньгами все же будут готовы приобретать товары и услуги, а бизнес — заполнять новые ниши.

По словам Владимира Меньшикова, оценить, что произошло, мы сможем только через полгода после снятия последних ограничений и окончания СВО.

— Очевидно, что наш сегмент МСБ потрясающе умеет приспосабливаться, ведь даже в самое тяжелое время людям надо есть, одеваться или чинить одежду. Компаниям важно не думать, что это окончание случится быстро, а быть готовым работать в турбулентности довольно долго.

— Сейчас для себя надо сделать ставку не на развитие, а на удержание, — считает Андрей Капитонов. — Тот, кто сейчас удержится, тот и останется на рынке.

А Евгений Шапиро напомнил притчу про лягушку, сбившую масло из молока, в, казалось бы, безвыходной ситуации. «Пока движешься и шевелишь лапками, все будет хорошо», — подытожил эксперт.

Анна Романова, Фонтанка.ру

Фото: Pexels.com

ЛАЙК0
СМЕХ3
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ3
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close