Сейчас

-5˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-5˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -9

3 м/с, вос

756мм

78%

Подробнее

Пробки

1/10

«Мне сказали, что оправдательные приговоры нежелательны». Петербургский депутат заявил, что его вынудили дать признательные показания

26406
Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка»
ПоделитьсяПоделиться

Экс-депутат петербургского парламента Роман Коваль, которого судят за махинации с бюджетной поправкой, заявил, что его вынудили признаться. Виновным в этом он назначил своего адвоката.

Выборгский районный суд Петербурга 12 июля заслушал показания экс-депутата от «Единой России» Романа Коваля. Он находится под арестом почти два года — летом 2020-го депутата и его помощника Андрея Гришина задержали после показаний предпринимателя Михаила Лихолетова. Бизнесмен заявил, что единоросс и его команда помогали ему получить госконтракты на поставки медоборудования. Через полгода и помощник, и Коваль дали признательные показания. Теперь же экс-депутат настаивает: его вынудили.

Депутаты петербургского парламента в бытность Вячеслава Макарова его руководителем вели негласный счёт: сколько парламентариев сядет за созыв. За два созыва получилось равное количество: по одному оппозиционеру и по одному единороссу. В пятом созыве партию власти в этом списке представила Светлана Нестерова. В 2018 году её признали виновной в том, что она в должности депутата получила почти пять миллионов рублей в виде взяток за лоббизм местного бизнеса на рынке социального заказа. Её знакомые предпринимательницы выигрывали конкурсы на организацию досуга и обедов для инвалидов. В шестом созыве эта участь выпала Роману Ковалю, родственнику экс-вице-губернатора Игоря Дивинского, до политической карьеры — муниципального депутата и сотрудника полиции.

Летом 2020 года в суде на задержании депутата следствие озвучило: на протяжении двух лет владелец компании «Техмедикал групп» Михаил Лихолетов обращался к Ковалю за содействием в заключении контрактов на поставку медицинского оборудования в больницы, роддома и поликлиники города. Благодаря единороссу, заявляло следствие, предприниматель смог поставить оборудование в Госпиталь ветеранов войн, Покровскую больницу, поликлинику № 91, больницу имени Раухфуса и другие. Последний контракт, за который бизнесмен решил поблагодарить депутата суммой в 2 млн рублей, касался поставки в роддом № 18 трех медицинских комплексов для новорожденных на 10 млн рублей. Общую сумму взятки следствие оценило в 16 млн рублей, в том числе в неё вошла стоимость автомобиля Audi Q6, который Ковалю передали в виде благодарности.

Тогда Коваль свою вину отрицал, так же, как и его задержанный помощник Андрей Гришин. Спустя полгода оба неожиданно дали признательные показания. Коваль, впрочем, настаивал, что его действия нужно квалифицировать не по статье о взятке, а по статье о мошенничестве — ведь депутат с юридической точки зрения не имеет возможности влиять на заключение госконтрактов, этим занимаются администрации медучреждений. Помощник Коваля же не только дал показания на бывшего начальника (а после выяснилось, что ещё и близкого знакомого семьи), но и сообщил следствию ещё об одном эпизоде: о том, как Коваль пролоббировал заключение контракта на замену лифтов в роддоме для бизнесмена Антона Сидорова. В отношении бизнесмена также возбудили уголовное дело. Сам же Гришин смог оказаться под домашним арестом, а затем, после завершения суда, вышел на свободу: в марте этого года ему назначили штраф в 1,5 млн рублей и запретили три года работать на государственной службе.

К приговору близится и процесс над Романом Ковалем. Спустя два года заключения бывший единоросс решил отказаться от признательных показаний. По его словам, влиять на что-либо самостоятельно он не мог: «Перед пленарными заседаниями члены фракции «Единой России» проводят партийные совещания, на которых решается, кто будет голосовать за, а кто — против. По сложившейся практике в партии я не мог сам решать, буду ли я голосовать за или против. ЗакС состоит из 50 депутатов, и я в одиночку не мог решить судьбу ни одного проекта закона, в том числе законопроекта о бюджете». По словам Коваля, он вносил свои предложения в бюджетно-финансовый комитет, но это доступно любому гражданину, ведь «предложения не влекут правовых последствий».

«Я не совершил ни одного действия в пользу Лихолетова и Сидорова (с ним я не знаком). Я никогда не вмешивался в подписание госконтрактов. Я не давал согласия и обещаний ни Лихолетову, ни Сидорову совершить в их пользу какие-либо действия и не требовал материальные вознаграждения. Я не поручал Гришину выступать посредником в получении взяток. И деньги от Гришина не принимал», — добавил он.

История же, по словам Коваля, выглядела так: фирма Лихолетова, с которым он был знаком, задолжала денег другой компании, чьим владельцем был Станислав Потешин. Помощник Коваля Гришин, знавший их, предложил депутату схему, при которой они выступят гарантами возврата долга — дадут кредит Лихолетову, в он в свою очередь расплатится за этот кредит автомобилями, которые купит в рассрочку. «Моя выгода составила 15 процентов от суммы. Лихолетов получил от меня единовременную сумму денег, которую мог использовать для выплаты долга. Лихолетов регулярно нарушал сроки оплаты лизинга, из-за этого возник конфликт, в результате которого я добился переоформления автомобилей на другое юрлицо». По мнению экс-депутата, этот конфликт в том числе мог повлиять на возбуждение дела.

Что же до явки с повинной, то её, утверждает Коваль, предложил ему адвокат Игорь Резонов: «Адвокат убедил меня, что после явки с повинной мне изменят меру пресечения на более мягкую, а Лихолетов переоформит автомобиль «Мерседес» на мать моей жены. Явку с повинной мне принесли в распечатанном виде. Адвокат сказал, что сложилась практика, по которой суду нежелательно выносить оправдательный приговор. Я должен дать возможность вынести обвинительный приговор, чтобы не злить судью. Он сказал, что у него был разговор со следователем и она не против. Родственники уговаривали послушать адвоката, и я согласился. У меня были изъяты и арестованы все средства, которые были необходимы моей жене, которая осталась с 4-месячным младенцем на руках и ещё двумя детьми. У неё забрали даже часы, купленные ею же».

Он добавил, что после признательных показаний Гришину смягчили меру, а Лихолетов переписал на семью Коваля автомобиль.

12 июля на заседании суда Коваль отказался от услуг своего адвоката. Игорь Резонов предпочёл не комментировать «Фонтанке» его слова, сославшись на адвокатскую тайну.

После отказа от дачи показаний прокурор зачитал явку с повинной. В ней, к слову, Коваль говорит, что считал Лихолетова племянником бывшего вице-губернатора Ольги Казанской.

На заседании выступили и родственники Романа Коваля. Его супруга, в частности, отметила, что сама уговаривала его подписать явку с повинной — ей сообщили, что это поможет снизить срок и вернуть мужа.

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка»

ЛАЙК2
СМЕХ1
УДИВЛЕНИЕ1
ГНЕВ1
ПЕЧАЛЬ1

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close