«Это может не нравиться взрослым. Но мы в них и не «целились». Юлиана Слащева рассказала о перезапуске «Ну, погоди!»

Зачем понадобилось полностью менять внешний облик героев, почему Волк больше не хочет съесть Зайца и куда пропала советская анимационная школа, рассказала «Фонтанке» председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева.

97
Фото: из личного архива Юлианы Слащевой
ПоделитьсяПоделиться

Премьера мультфильма «Ну, погоди! Каникулы» состоялась на официальном канале «Союзмультфильма» 17 декабря 2021 года. Первая семиминутная серия «Лунапарк» вызвала бурную реакцию у поклонников советской классической анимации. К Волку и Зайцу на «Союзмультфильме» возвращались и раньше. Из 22 классических эпизодов о приключениях неразлучных врагов 4 серии было снято уже в двухтысячных годах (например, в 2012 и 2017 годах выходили специальные новогодние выпуски). Но все они повторяли оригинальную анимацию и копировали образы, придуманные еще в 1969 году мультипликаторами «Союзмультфильма». Анимационный сериал 2021 года, хоть и выходит под тем же названием, выглядит совершенно иначе. «Фонтанка» расспросила председателя правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиану Слащеву об изменениях и их причинах.

— Неделю назад вы представили зрителям новый мультфильм «Ну, погоди!». С какой реакцией вы столкнулись?

— Проект непростой. Важно понимать, что мир советского ребенка и современного — это как две планеты, с разной атмосферой и условиями жизни. И этот факт мы сейчас учитываем при создании не только «Ну, погоди!», но и анимации в целом. Для того чтобы перезапустить этот проект через более чем 50 лет, команде авторов пришлось искать аналоги типажей героев в современном мире. Как итог — мы сохранили жанр буффонады и классический «движок» погони, немного сместив при этом смыслы и тематику. Если раньше Волк бегал за Зайцем, чтобы его съесть, то в сегодняшних реалиях, с текущими ограничениями относительно детского контента, это невозможно. Теперь у нас другой лидирующий сюжет: конкуренция между Волком и Зайцем за внимание барышни Косули Ули — она такая симпатяга, которая нравится всем современным девочкам. Кроме того, главные герои, которые теперь больше похожи на старшего и младшего братьев, конкурируют в спортивных состязаниях. Получается, у нас та же погоня, но связанная с «мальчуковой» конкуренцией.

Фото: скриншот видео
ПоделитьсяПоделиться

В целом мы получили два типа реакций. Современные дети воспринимают «Ну, погоди! Каникулы» как новый мультфильм. Они смотрят 4 серии, потом просят: «Покажите еще!» Это то, что мы наблюдаем за прошедшую неделю показов и раньше на фокус-группах. Реакция детей большей частью позитивная.

И совсем другое — отношение взрослых, которые выросли на классическом «Ну, погоди!». Они же не хотят признавать, что мы теперь люди с разных планет. Что восприятие мира у детей уже совсем другое и отличается от того, что было 50, 30, 20 лет назад.

Волк в новом сериале, оставаясь тем же хулиганом, стал несколько мягче. Потому что сегодня в анимации очень пристальное внимание уделяется демонстрации элементов агрессии на экране. Наша творческая группа искала образ, не вызывающий ассоциации с угрозой и страхом и остающийся при этом в позиции догоняющего. Волк у нас теперь выглядит скорее милым в своих попытках справиться с эмоциями, он смешон и попадает в нелепые и комичные ситуации. Раньше он в таких ситуациях подвергался намного более брутальным истязаниям.

Одновременно с этим мы смягчили визуальные черты героев. Сегодняшний Волк больше похож на современного подростка. При этом у него бурный, кипящий нрав, который в основном передается благодаря голосу Гарика Харламова, озвучивающего персонажа. Почти все дети старше восьми лет, когда у них спрашивают, кто им понравился, выбирают Волка. При этом ребята помладше больше любят Зайца.

— А что именно детям нравится в новых героях?

— Визуально герои выглядят более ярко, современно, понятнее. Заяц, совершенно точно, стал более «человечным». Он повзрослел и уже не хочет насолить Волку, а скорее удивляется его поступкам. Сейчас в этом персонаже с легкостью можно узнать современного подростка, который увлекается новыми технологиями, занимается спортом. Мне кажется, что дети видят в нем своего сверстника и узнают в нем себя.

Фото: скриншот видео
ПоделитьсяПоделиться

Волк же покоряет аудиторию своим хулиганским нравом: он постарше Зайца — скорее подросток лет 15, и чувствует себя «королем жизни». В серии «Пляж» герой появляется с бумбоксом на плече, красуется перед всеми, кто его видит: это очень узнаваемо.

Что нравится нам — новое «Ну, погоди!» дает возможность родителям и детям, и даже бабушкам и дедушкам с внуками, сесть у экранов вместе и пообсуждать, как это было и как стало, поспорить. Родители могут защищать свой мультфильм, а дети — объяснить, почему им больше нравится новый сериал. Проект дает им общую тему для разговора, которых у современных детей и родителей не так много, потому что контент мы смотрим совершенно разный — я это знаю как мама троих детей.

Последнее, что хотелось бы сказать, — это же ребут. Это не продолжение. Новый мультфильм специально сделан по-другому, специально выбрана другая техника. Ребут сейчас распространенная практика во всем мире — и Disney, и DreamWorks делают перезапуски старых мультфильмов, создают их по-новому.

— Зачем нужно было браться именно за «Ну, погоди!» — мультфильм, на котором выросли поколения?

— В обществе очень силен ностальгический тренд. Это не только российская специфика, но и международная. Во всем мире создаются перезапуски культовых фильмов, где классические истории рассказываются новым киноязыком. Просто потому, что это очень востребовано. Все у нас спрашивают — зачем вы снимали «Ну, погоди!»? Вы же знали, что будет куча критики! А мы его делали, потому что в обществе есть запрос и мы постоянно с ним сталкивались. На всех встречах и мастер-классах у нас спрашивали: когда будут новые серии «Ну, погоди!»? Поэтому мы его и сделали.

— Перед «Ну, погоди!» вы перезапустили другой классический советский мультфильм — «Простоквашино». С чем вы тогда столкнулись и какие ошибки учли?

— «Простоквашино» тоже сначала приняли неоднозначно. И только сейчас, со временем, стало ясно, что дети очень полюбили проект. Сегодня «Простоквашино» — лидер ТВ-просмотров, он занимает первые места в рейтингах смотрения детских телеканалов. За три года мы получили любовь маленьких зрителей. У нас сейчас создается 60-я серия, и все хотят его продолжения. Мы думаем, что так же будет и с «Ну, погоди! Каникулы».

Притом что «Ну, погоди!» намного более сложный проект. Ну просто в разы! «Простоквашино» — это ситком, ситуационная комедия. Это диалоговый мультфильм, где многое можно рассказать шутками, разговорами, фразами. Как и в случае с классическим мультфильмом, новое «Простоквашино» разобрали на цитаты, летучие фразы. С «Ну, погоди!» так не получится. Это гэговый мультфильм без диалогов. Он всё время должен смешить зрителя с помощью физических движений, действия. Это очень сложно. У нас написаны сценарии 26 первых серий, и мы всё равно беспрерывно продолжаем над ним работать. Вячеславу Котёночкину и всей команде, которые работали над «Ну, погоди!» 50 лет назад, нужно поставить памятник. Это невероятно сложный творческий процесс, осуществить который сегодня способны лишь единицы.

— Наибольшие претензии зрителей к тому, что знакомые и любимые персонажи выглядят по-другому. Включая «Ну, погоди!», ожидаешь увидеть старых милых Волка и Зайца, когда-то очень талантливо нарисованных. А тут всё не так, Заяц какой-то более вытянутый…

— Да, они другие, это актуализация образов, сделанная в том числе с помощью компьютерной графики. Визуально Заяц выглядит действительно более вытянутым, образ приближен к пропорциям реального подростка. Ему в мультфильме от 10 до 12 лет. Он старше, чем был в классике, выше по росту, у него более длинные уши. Немаловажный момент: имея модель в 3D, гораздо удобнее создать ростовую куклу или модель игрушки. Персонажей 2D-мультфильмов сложнее перенести в реальный, физический мир, выдержав все пропорции. Большинство героев современной анимации создаются с заделом на то, что будут игрушки и другие объемные формы.

При этом «Союзмультфильм» работает практически во всех техниках: у нас производятся и кукольные, и пластилиновые, и классические рисованные мультфильмы. 3D — не самоцель. «Чуч-Мяуч», например, — сериал по мотивам советского мультфильма «Чучело-Мяучело» — остался рисованным, он более приближен к классическому визуалу. При этом изменились колористика и темпоритм, персонажи актуализировались и стали более похожи на современных.

В том же «Простоквашино» первые 50 серий были выполнены в рисованной технике — невероятно трудоемкой и дорогой. Мы не успевали выпускать эпизоды с нужной скоростью — сейчас выходит один раз в три недели, к такому темпу привык зритель, однако его сложно держать. Этот фактор мы также учли в новом «Ну, погоди!».

Вообще для мультфильмов крайне важно, чтобы персонажи, локации, тематика соответствовали времени. Иначе дети не поверят в эту мультвселенную. Это должен быть или полностью придуманный мир, или как в «Приключениях Пети и Волка» или «Чуч-Мяуче» — современный город, не из прошлого.

— Вы понимали, что персонажей будут сравнивать?

— Ребут «Ну, погоди!» изначально предполагал очень существенные отличия от классики, как раз чтобы максимально уйти от сравнений. Потому что в случае с «Простоквашино» мы столкнулись вот с чем: поскольку техника создания аналогична, а герои осовременились, зрители сидели и сравнивали прошлых и новых персонажей буквально по мельчайшим штрихам. В «Ну, погоди!» их сравнить нельзя, все сделано по-другому. Это может не нравиться взрослым. Но мы в них и не «целились». Новый мультфильм — для детей 6–8 лет.

— Будет ли в «Ну, погоди!» нативная реклама?

— Нет. Не будет.

— Но в «Простоквашино» она была.

— Это были отдельные специальные эпизоды. Один, приуроченный к масленичной неделе, — с нативной рекламой молочной продукции, где Матроскин был на изображении этикеток сметаны и молока. По ходу основной сюжетной линии самого сериала никакой рекламы не было.

Мы ничего не скрываем, заранее объявляем, что это спецэпизод. Аналогичные примеры есть и в «Фиксиках», и в «Смешариках», в будущем может быть и в «Ну, погоди!». Даже в советское время был спецэпизод «Ну, погоди!», рекламирующий фотокамеру «Смена». Но в самом сериале рекламы не будет.

— Я видела в «Простоквашино» рекламу сети магазинов.

— Это специальный выпуск, связанный с акцией лояльности этой сети магазинов. За три сезона «Простоквашино» была одна серия с молочной продукцией и одна с магазинами.

— Что значит «спецсерия»? Это что-то типа рекламного ролика с персонажами мультфильма?

— Нет, это серия с product placement, она делается отдельно, вне общей сюжетной линии сериала. Такое есть у большинства анимационных брендов и считается обычной практикой. Это помогает экономически развиваться сериалу.

Самый успешный в этом направлении сериал — «Фиксики». У них много спецэпизодов с маркой зубной пасты или бытовой техники. Такие серии скорее рассчитаны на взрослую аудиторию. Это не ухудшает качество мультфильма, а студии дает возможность зарабатывать. И при этом мы не берем рекламу в сам сериал, а спецэпизоды выходят не чаще двух раз в год.

— Кто утверждал новые образы мультфильма? Раньше на «Союзмультфильме» был художественный совет, куда входили мэтры анимационного кино.

— Художественный совет продолжает работать на «Союзмультфильме», но только в авторской анимации.

В зрительской анимации действует продюсерский совет. Потому что именно продюсеры в современных реалиях принимают решение — поставить на канал мультфильм или нет. Утверждение новых образов — это всегда коллективное решение. Я в продюсерский совет не вхожу, хотя у меня есть право вето, которым я еще ни разу не пользовалась. Я управленец, а не творческий работник, и моя задача в первую очередь создать условия для работы для креативного состава, чтобы они эффективно могли самореализовываться.

У «Ну, погоди!» было 5 или 6 итераций изменений, причем кардинальных. Это очень дорогой для нас проект, поскольку мы сделали очень много «подходов к снаряду». Весь первоначальный материал, например, пошел «под нож». Первые серии переделывались несколько раз целиком.

— Что именно в них не нравилось?

— В первую очередь драматургия. Требовалось, чтобы забавным был каждый момент, а это очень сложно. Хотя персонажи тоже менялись очень серьезно. В рецензиях сейчас пишут, что второстепенные персонажи получились более удачными, чем основные. Это потому, что они новые и их ни с кем не сравнивают! Они действительно замечательные — Косуля, Ёж, Барсук, Вредная Птица, симпатичная пара Бегемотов. Свинка, которая в старом мультфильме была с многоярусным животом, — сейчас это симпатичная молодая барышня, которая оказывает знаки внимания внимания Волку.

А что касается сюжета, то нам было очень непросто, потому что это полностью бездиалоговый мультфильм. А мы потеряли школу бездиалогового, гэгового юмора.

Фото: скриншот видео
ПоделитьсяПоделиться

— А где ему учились старые мастера, которые создавали первый «Ну, погоди!»?

— Наша анимация прошла свой очень сложный путь. Часть из тех художников, кто начинал творить еще в начале века, — эмигрировали, часть забрала Великая Отечественная война. Послевоенный «Союзмультфильм» во многом начинали художники-самоучки, которые кропотливо искали свой стиль, постоянно повышая профессиональный уровень. Конечно, часть из тех, кто творил в советское время, оканчивали ВГИК, Высшие курсы сценаристов и режиссеров, однако во многом это был внутристудийный процесс, который в итоге привел к тому, что собственные курсы появились и в «Союзмультфильме». Бесценные знания передавались напрямую от учеников к учителям. Почему мы сейчас так холим и развиваем авторскую анимацию? Потому что это единственная ниточка, где осталась преемственность поколений. У нас есть лаборатория авторской анимации, двухгодичные курсы, на которых два мастера, признанных мэтра старой школы — Михаил Алдашин и Игорь Ковалев набрали себе учеников и преподают. Мы их полностью учим за свой счет, каждый из студентов по итогу обучения создаст свой короткометражный фильм.

Нас часто обвиняют, что мы бежим за коммерцией, что мы всё превратили в бизнес, поэтому у нас не получается хороших проектов. Но это не так. Мы очень серьезно развиваем школу анимации, открыли факультет бакалавриата по специальностям «художник авторской анимации» и «художник сериальной анимации». Мы создали фонд поддержки ветеранов анимации — людей, создававших «золотую коллекцию» «Союзмультфильма». Студия поддерживает самобытную отечественную анимационную школу и мечтает ее воссоздать.

Из мастеров старой школы с нами сейчас взаимодействует, к сожалению, только Гарри Яковлевич Бардин. Остальные, кому мы предлагали преподавать или вести мастер-классы, по разным причинам не могут — многие в силу возраста и усталости.

Между современным «Союзмультфильмом» и той организацией с великолепной школой, в которой работали мэтры анимации, прошли десятки лет. В силу политических и экономических причин в нашей анимации был долгий простой, многие профессионалы индустрии эмигрировали за рубеж, и сейчас мы их потихоньку возвращаем. В целом российской индустрии приходится сейчас очень многое наверстывать. Легко обвинять, что мы сейчас делаем плохо. Мы делаем настолько, насколько может наша анимация в текущий момент. Ей еще нужно время для того, чтобы развернуться и вновь занять ведущее место на мировой арене. Наши таланты и специалисты этого действительно достойны.

Беседовала Мария Лащева

Фото: из личного архива Юлианы Слащевой
Фото: скриншот видео
Фото: скриншот видео
Фото: скриншот видео

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (97)

Ну, уходи!

Простите за сравнение. Но !!! Том и Джерри мультик есть такой))) так там не меняют персонажей уже очень давно.
Все отлично. Здесь же.

Чье это протеже? Чья-то дочь или Чья-то...? Лепящая очередное мягкое и теплое...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...