13

Им до лампочки. Что стоит за арестом сотрудника комитета здравоохранения

В Петербурге в получении взяток обвинен куратор больничного мегапроекта стоимостью 3 миллиарда рублей. «Фонтанка» выяснила, кому назначенец Дмитрия Лисовца перешел дорогу. К уголовному делу о коррупции в комздраве и аресту Александра Шкабары привела война за энергосберегающие технологии.

Фото: Сергей Коньков/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

Задержание

Дзержинский районный суд Петербурга отправил в СИЗО 33-летнего специалиста комитета здравоохранения. Александру Шкабаре предъявили обвинение в получении взяток в 2,1 миллиона рублей.

Шкабара — выпускник факультета энергоустановок Военно-морского инженерного института и сам в недавнем прошлом коммерсант. После вуза он основал фирму «Эксперт Энерго», которая занималась обследованием систем электроснабжения предприятий. В комитет здравоохранения Шкабару брали курировать сверхвостребованное направление энергосбережения, в котором он очень хорошо разбирался.

Несмотря на то что энергосберегающей госпрограмме больше десяти лет, петербургское здравоохранение только-только приступило к ее освоению. В отличие от Шкабары, закупочные отделы медучреждений «плавали» в конкурсной документации.

Внедрение сберегающих технологий — это, по сути, замена старых светильников на светодиодные. Но нанять бригаду электриков недостаточно. Необходимо заключить особую форму договора — энергосервисный контракт (ЭСК).

Контракт

Энергосервисный контракт сравнивают с долгосрочной инвестицией. Компания-подрядчик, выигрывая конкурс, за свой счет меняет в больнице лампы накаливания и люминесцентные на светодиоды и, если потребуется, проводку и светильники.

Стоимость контракта — это разница между «ламповыми» расходами учреждения на электроэнергию и светодиодными. Ее называют экономией. Контракт заключается на шесть лет. Всю экономию, за вычетом небольшого процента, учреждение переводит подрядчику в счет замены лампочек. На седьмой год наступает время экономии для самой больницы. Рассчитавшись с подрядчиком, она продолжает платить только за электроэнергию по светодиодному тарифу.

Смысл энергосервисного контракта заключается в подборе подрядчика, который обеспечит максимальную экономию.

Монополист

На пути свободной конкуренции в сберегающих технологиях стоит естественная монополия в лице гарантирующего поставщика электроэнергии — Петербургской сбытовой компании (ПСК). Она контролирует более 90 процентов рынка, обслуживая почти 60 тысяч юрлиц. Годовая выручка превышает 130 миллиардов рублей. С января 2019 года ПСК возглавляет сын ректора https://www.fontanka.ru/2019/01/11/055/ СПбГУ Сергей Кропачев. Владелец компании — ПАО «Интер РАО».

Переход на светодиоды сокращает потребление электроэнергии до 60%, что означает прямое падение доходов ПСК. Но, по стечению обстоятельств, контракты госучреждений в Петербурге на энергосбережение в абсолютном большинстве достаются тоже Петербургской сбытовой компании. Медицина — не исключение. По данным Центра энергосбережения Санкт-Петербурга, учреждения здравоохранения Петербурга на данный момент заключили 25 энергосервисных контрактов на общую сумму экономии 250 миллионов рублей. Доля ПСК составляет 96%. Ее тотальное присутствие, не только в медицине, отображено на карте контрактов.

Всего в Петербурге более 300 государственных больниц, медцентров и поликлиник. При средней стоимости контракта 10 миллионов рублей объем энергосберегающей программы комздрава составляет порядка трех миллиардов.

Пример

Конкурировать с ПСК в теории можно, но практически это неосуществимо, рассказал «Фонтанке» владелец компании «Юпитер» Игорь Никишков. «Юпитер» 44 раза пересекался с ПСК на энергосервисных закупках и получил только три копеечных контракта со школами. Основным препятствием становилась мудрено составленная документация.

Показательным для Никишкова стал конкурс городской психиатрической больницы имени Скворцова-Степанова на Фермском шоссе на замену 3 448 лампочек.

Больница платила за электроэнергию 3 миллиона рублей в год, поэтому на кону стояло распределение 18 миллионов на шесть лет.

Никишков предложил больнице 60-процентную экономию — 11 миллионов рублей. При победе «Юпитера» это означало, что семь миллионов учреждение продолжало бы платить Петербургской сбытовой компании за потребленную электроэнергию, а остальное — установщику светодиодов.

ПСК тоже заявилась на конкурс и, как следует из документации, выставила экономию 18 миллионов, то есть сто процентов.

«Я не могу сказать заказчику, что сэкономлю сто процентов электроэнергии, потому что это будет некорректно. В таком случае они должны будут шесть лет не включать свет», — говорит Никишков.

Второй критерий оценки претендентов — квалификация, о которой петербургские медучреждения судят по финансовым ресурсам и опыту работы. ПСК сообщила, что размер ее активов составляет 5 миллиардов рублей. «Юпитеру» крыть было нечем. Контракт на Скворцова-Степанова он проиграл. Все деньги больницы достались ПСК — часть за электроэнергию, часть за экономию.

«По сути, нам остаются только контракты в регионах. В Петербурге некому тягаться с монополистом, хотя достаточно компаний, способных делать качественно и недорого», — рассуждает бизнесмен.

Новый игрок

Единственный способ вклиниться малому бизнесу в энергосбережение — присоседиться к ПСК на субподряд.

По мнению следствия, Александр Шкабара на правах куратора имел возможность влиять на главврачей больниц при заключении энергосервисных контрактов и на список субподрядчиков ПСК. Их роль заключалась в оформлении конкурсной документации от имени больниц, и за эту услугу они якобы получали долю в контрактах.

В июне 2021 года, за три недели до задержания Шкабары, в Петербурге была создана компания «Гарант Энерго Эффект». Ее единственным учредителем числится уроженка Карелии Светлана Стулова, по совместительству — близкая подруга Шкабары.

Создание фирмы совпало с готовящейся документацией на энергосервисные контракты двух учреждений здравоохранения — психиатрической больницы святителя Николая Чудотворца на набережной Пряжки и городской больницы № 38 имени Семашко в Пушкине на общую сумму 43 миллиона рублей.

«Гарант Энерго Эффект» имел все предпосылки стать новым и, с учетом должности Шкабары, сильным игроком на рынке энергосбережения.

Транши

По данным «Фонтанки», ход уголовному делу о взятках дало заявление петербургского бизнесмена Германа Яковлева. Он сообщил следствию, что с июня 2020 года по март 2021-го по требованию Александра Шкабары перечислил ему через посредника Светлану Стулову более 2 миллионов рублей в качестве взяток за то, чтобы его, Яковлева, фирмы имели доступ к светодиодным подрядам ПСК. Деньги переводились неравномерными траншами, от 9 тысяч рублей.

По альтернативной версии, которую «Фонтанке» изложили знакомые Шкабары, перечисления нельзя назвать взяткой в чистом виде.

«Это было, так сказать, взаимовыгодное сотрудничество», — говорят они.

Яковлева и Шкабару воспринимали как деловых партнеров, если можно применить этот оборот к чиновнику. С апреля 2020 года специалист комздрава продавал бизнесмену свою старую фирму «Эксперт Энерго» и к апрелю 2021-го, когда как раз прекратились транши, Яковлев стал единоличным ее владельцем. Компанию планировалось заигрывать в субподрядах ПСК, и Шкабара якобы ставил условие, чтобы его знакомые были трудоустроены в «Эксперт Энерго» на высокооплачиваемых должностях.

Зарплаты сотрудникам тоже составляют часть вмененной чиновнику взятки, выяснила «Фонтанка».

Комитет здравоохранения оставил наши вопросы о задержании сотрудника без внимания.

В день ареста Шкабары главврач 38-й больницы Александр Панфиленко подписал приказ об отмене определения поставщика по энергосервисному контракту. Больница на Пряжке продолжает до августа принимать заявки от претендентов.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Фото: Сергей Коньков/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (13)

Ха, нашли козла отпущения. Вот новость то.. Зато дело закроют, звёздочки на погоны или премию получат. А монополисты дальше жировать будут. И им слово никто не скажет. А кто скажет - тот сядет. Когда у нас в России это закончится?....

Да с госзакупками разбираться нужно, да с ПЕТРОЭЛЕКТРОСБЫТОМ, что за экономия 100 процентов? Безобразие как ,вообще, допустили до конкурса монополии...Шкабара всего лишь следствие, а не причина оставьте в покое его...

Так любая госзакупка устроена. Из личной практики - вижу маржинальный контракт за 7млн, на торгах падаю до 0,7млн и выигрываю. Со мной не заключают контракт. Контролирующую инстанцию устраивает довод "не хочу с ним работать". Через пару недель снова выставили контракт на торги за 7 млн. И это не единичный случай из практики.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...