60

«Государство — это договор между людьми. А договоры не обладают средствами»

Комментировать «экономические заявления» Путина Федеральному собранию с точки зрения экономики бессмысленно, рассказал в интервью «Фонтанке» Андрей Мовчан.

автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

21 апреля Владимир Путин, глядя в лица депутатов Госдумы, сенаторов и министров, много говорил о детях и деньгах, которые Кремль решил потратить на несовершеннолетних россиян незадолго до сентябрьских выборов. «Фонтанка» честно попыталась проанализировать сказанное с экономистом Андреем Мовчаном. Эксперт хороших новостей в сказанном президентом не увидел.

Фото: скриншот с сайта YouTube
ПоделитьсяПоделиться

— Андрей Андреевич, что сущностного вы можете выделить из этой «раздачи слонов», где Путин постоянно жонглировал двумя составными «дети» и «деньги, чтобы не нищенствовать»?

— Я не считаю, что послание Путина информационно нагружено достаточно, чтобы тратить на него время.

— Так я вам всё и расскажу. 5 650 рублей матерям одиночкам на детей 8–16 лет, 6 350 рублей нуждающимся беременным. По 10 000 — вообще всем школьникам.

— Это в день, в месяц или в год?

— Что-то один раз. Одиноким родителям — раз в месяц, период времени пока неясен. Щедрость?

— Искренне рад за тех, кто получит деньги. При этом мы всё больше превращаемся в древнюю среднеафриканскую страну, где вождь, надевая на голову перья, а на шею зубы врагов, выходит на импровизированную трибуну из пня баобаба и раздаёт бананы и бусы тем, кому считает нужным их раздать в этот раз. Прошла очередная раздача. Непонятна логика, почему столько, почему сейчас. А главное непонятно, в соответствии с какими законодательными принципами президент страны может брать из госбюджета деньги и раздавать их, кому он хочет. Я тоже очень сочувствую нуждающимся беременным. Я бы тоже им помогал. Но я не понимаю, почему глава страны тогда не может точно так же дать миллиард долларов своему другу? Два — соседке? Три — партнеру по шахматам? Выйдет и скажет: Я решил помочь нуждающемуся гражданину «Х» миллиардом долларов. Разницы ведь никакой нет с точки зрения законодательной логики. А значит, что происходит что-то не то.

— Тем не менее это происходит здесь и сейчас. И это обсуждает общество.

— Но не так же, чёрт побери, это надо делать!

— Вас бы в зал точно не пустили. Там все хлопали, перебивая спич десятки раз.

— В джунглях, где выступают лидеры племен, тоже аплодируют все. И вот это как раз нормально.

— Вместе с обещаниями студентам со скидками изучать Родину в турпоездках, мы наблюдаем попытку перехватить молодёжь и завтрашних «экстремистов»?

— Нет. Вся эта история о том, что потребление всё меньше должно соответствовать вкладу в экономику, и всё больше должно соответствовать некоему личному judgment вождя или партии, простите меня за американизм. Некоему мнению власти — кто и сколько должен потреблять. Вот решили, что студенты могут ездить любить Родину со скидками — значит, это оплатит налогоплательщик. Решили, что беременным надо дать по 5 650 рублей, налогоплательщик и их оплатит. Поскольку честных налогоплательщиков становится всё меньше и меньше, частный бизнес хиреет, доходы населения падают, а значит, и налоговые поступления, то это всё оплачивает некая абстрактная государственная машина производства добавленной стоимости. В основном нефтяной. И человек всё больше и больше выходит из этого цикла. И вся идея, которая у нас была 30 лет назад о том, что хватит уже делать вид, что мы работаем, когда власть делает вид, что за это платит, а давайте лучше работать на самом деле — вот вся эта идея идёт коту под хвост. В этих условиях и работать не дают. И получаешь ты не за работу, а с барского плеча.

— Антон Силуанов говорит, что суммарно за два года на эти «меры соцподдержки» отдадут 400 млрд рублей. Это капля в море, ведро в бочке?

— 400 млрд в переводе на нормальные деньги получается примерно 6 млрд долларов. Это немного, небольшая цифра. Очень хорошо, если это кому-то поможет. Я вообще за то, чтобы люди жили лучше. Но цифра невелика, конечно. Это примерно треть состояния крупного российского олигарха.

— То есть, если скидывались все, то это один раз дать чаевые?

— Это что-то около 3% от состояния 100 крупнейших олигархов, если я не ошибаюсь. Примерно полпроцента от объёма денег, выведенных из России за последние 15 лет. Если хотите, то эта сумма, наверное, сопоставима с тем, что экономят владельцы КИКов (контролируемых иностранных компаний), которые выплачивают плоский налог. В России все крупные инвесторы через зарубежные компании получили возможность платить плоско — по 60 тысяч долларов в год и ни о чём больше не заботиться. Думаю, что это похожая цифра экономии. Можно ли это называть подачкой? Всё, что не связано со стабильной системой законодательства, всё является подачкой, если вы даете, или данью, которую вы собираете. Пока глубоко демократический всеми любимый избранный навсегда вождь народа будет выходить на трибуну и раздавать очередные деньги, это всегда будет подачкой, а мы всегда будем Древней Африкой. Вот и всё.

— Силуанов утверждает, что «все озвученные инициативы просчитаны, на них есть необходимые ресурсы». «Это всё будет делаться в рамках тех средств, которые есть в бюджете, без каких-либо дополнительных инструментов привлечения средств на рынке», — подчеркнул вице-премьер. ФНБ, наконец, распечатают?

— Не знаю. Но ведь это 6 миллиардов долларов. Не о чем говорить. 6 млрд можно найти за углом, тихо напечатать, взять займами на внутреннем рынке. Это не те суммы. А в бюджете России денег действительно много за счёт снижения курса рубля. Бочка нефти стоит экстремально дорого. Бюджет хорошо зарабатывает. И потом, какая вообще разница, есть деньги в бюджете или нет. Америка много лет живет с дефицитом бюджета, и при этом как-то выживает. А у России профицитный бюджет почти всё время, при этом люди нищают каждый год. Экономика не развивается. Кого можно поймать — сажают. Другие уезжают. Капитал уходит из страны десятками миллиардов долларов, не единицами. Видел данные, что за один год Россию покинули 70 тысяч квалифицированных специалистов. Ну пусть радуются профицитному бюджету дальше. На здоровье.

— Если денег много, то, на ваш взгляд, какие суммы можно было бы ещё раздать людям теми или иными способами?

— Не надо ничего отдавать. У государства ничего нет. Государство — это фикция. Государство — это договор между людьми. А договоры не обладают средствами. Когда говорят «есть у государства», это на самом деле деньги налогоплательщиков, т.к. конкретных людей, которые платят налоги. От государства же требуется устанавливать правила и следить за их исполнением. Если бы государство людям давало возможность нормально работать, если бы их не сажали, не отнимали активы, следили за соблюдением законов привилегированными людьми, то и подачек бы не требовалось. Социальные фонды были бы наполнены и пенсии были бы соответствующего размера, как и зарплаты. У нас путанное и не очень эффективное законодательство в области пенсий и социального обеспечения. Его нужно переделывать. Но оно есть, и оно работает. И проблема не в том, что нам надо что-то куда-то додавать. Проблема в том, что пережато горло экономики и она не наполняет те самые фонды.

— Гусеницами танков, отсутствием запроса на независимость и самостоятельность?

— Оружие тут ни при чём. Оружие это даже неплохой бизнес, если бы мы не перессорились со всем миром. А пережали тем, что законы не соблюдаются. Тем, что огромная каста привилегированных людей отбирает имущество и сажает в тюрьмы тех, кто пытается делать нормальный бизнес. Тем, что неэффективная высокая налоговая нагрузка. Тем, что огромные издержки у бизнеса. В разы больше, чем в других странах. Тем, что практически во всех областях в России — монополии привилегированных людей, что лишает возможности конкуренции. Горло экономики пережато этим. А построено так всё, чтобы просто финансировать лояльность.

— Пенсионеры как будто забыты сегодня были — почему? Потому что не пугают так, как пугают смелые дети?

— Я сомневаюсь, что власть пугают и смелые дети, и пенсионеры. Сейчас отработана система, когда власть ничего не пугается. А что касается пенсионеров, наверное, в этот раз спичрайтеру поступила задача поговорить о чем-то новом, например о детях, а не о пенсионерах. Это же популизм.

— Слово «инфраструктура» Путин упомянул 20 раз, например «инфраструктурные проекты». Ждёт форсирования строительства трассы Москва — Екатеринбург, чтобы закончили через 3 года. Кому (кроме подрядчиков и операторов магистралей) в России когда было хорошо?

— Это мантра, которая говорится много лет. Ее в мысли светлейшего вносят лоббисты, которые на этих проектах зарабатывают. Часть из них неэффективна по определению и работает по советскому принципу «план по валу» — освоить и получить прибыль; часть — эффективна, конечно.

Дороги — это всегда хорошо. Они нужны. Но если независимый специалист посчитает загрузку этих дорог, посчитает себестоимость километра, то нам станет ясно, сколько там потрачено и насколько это эффективно.


— Инфраструктурные кредиты — 500 миллиардов до конца 2023 года, 3% на 15 лет. Много можно сделать с такими цифрами при условии «чем меньше долгов было у региона, тем больше он сможет получить инфраструктурных кредитов»?

— Я не очень понимаю, почему необходимы новые механизмы. Взаимодействие центра и регионов и так детально проработано. Регионы в долгах, как в шелках, потому что у нас неправильное распределение денег между регионами и центром. Так построена налоговая система, что регион ничего практически не получает. Возможно, вместо новых форм надо было бы подумать о сути.

— Инфраструктурные кредиты — это новый принцип закабаления?

— Он старый. Просто новые слова. Я опять же думаю, что это не инициатива начальника, а очередная бюрократическая идея. Кто-то зарплату за это получил, кому-то можно еще будет своих родственников посадить в отдел инфраструктурных кредитов. Хотя по сути это совершенно региональные вопросы. Вместо этого надо было пересмотреть налогообложение в нашей стране.

— Это такая новая итерация «майских указов»? Про прежние громкие проекты сегодня не вспоминалось.

— Да, об этом я и говорю.

— Анонсирован новый проект под управлением Мутко и его «Дом.РФ» — облигации, чтобы потом давать целевые займы застройщикам под 3–4%. Виталий Леонтьевич справится так же хорошо, как с футболом, или лучше?

— Не вижу никакой проблемы с ними справиться. Это ничем не отличается от ипотеки — только это своего рода B2B ипотека. Сколько там будет злоупотреблений, банкротств заемщиков, которые мягко отойдут потом Сбербанку или ВТБ, как это было не раз, я не знаю. Сколько чиновники на этом нагреют руки, я тоже не знаю. Почему бы заемщикам не идти на рынок и не поднимать деньги напрямую, чтобы рынок брал на себя риск, мне тоже непонятно. Точнее, понятно. Ничего нового, проходили уже.

«Кто-то выводит дивиденды, а кто-то вкладывает в развитие своих предприятий и отраслей. Будем поощрять, конечно, тех, кто вкладывает». Вы как себе представляете портрет того, кто откажется от практики вывода капитала ради обещания поощрения? Или это надо переводить как «накажем, тех, кто всё ещё умудряется выводить»? Какие тут есть цифры?

— Мы не знаем, какие поощрения будут. Может, в виде того, что их не расстреляют. Тогда кое-кто откажется — жить все хотят. Но скорее всего, дело не в тех, кто выводит деньги. Речь идет о борьбе тех, кто, так или иначе, оставляет капитал в России, за новые неоправданные поощрения. Необязательно даже оставлять капитал в России, главное записать в нужном месте, что он остался. И они еще что-нибудь получат.

— Вам не смешно слушать про бесплатную газовую трубу до границы частных участков в 2021 году 21-го века в стране, экспортирующей газ?

— Вам не смешно слушать, что что-то можно сделать бесплатно в стране, в которой, как мы договаривались, капитализм?

— А у нас капитализм?

— Я бы назвал это феодализмом времен централизации с некими признаками технологической модернизации. Которая накладывает свои черты: у нас в большей степени существует равенство между мужчинами и женщинами, у нас более образованное население, у нас впрямую нет условного крепостного права. В частности, потому что активы, которые составляют феодальную суть, сегодня не трудоемки. Поэтому и нет.

— Что правительство на ваш взгляд покажет Путину через месяц по его распоряжению нарисовать новые «меры поддержки малого бизнеса», если учитывать сегодняшнюю щедрость по детям и то, как выглядела поддержка малого бизнеса в последний год?

— Я предлагаю не ждать от правительства ничего. Мантра про поддержку малого бизнеса — тоже одна из традиционных. И все это время ВВП от малого бизнеса сокращается и объемы падают. Думаю, что тренд не поменяется.

— Как должен отвечать народ? А как ответит?

— Никак. Народ, как известно, безмолвствует. Это Александр Сергеевич ещё сказал.

— Даже «спасибо» не скажет? Молча возьмёт несколько тысяч и уйдёт с фигой в кармане?

— Когда в прошлый раз дали деньги на детей во время коронавируса, все понесли их в магазины, чтобы купить мобильные телефоны. Корреляция там была 100%. Наверное, спустя год можно купить следующий мобильный.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
Фото: скриншот с сайта YouTube

Андрей Мовчан — экономист, финансист, специалист по инвестициям. Основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group. Сфера деятельности Movchans Group — управление средствами состоятельных частных лиц на мировых финансовых рынках.

Образование: В 1985–1992 годы — МГУ им. М. В. Ломоносова, механико-математический факультет. В 1995–1996 годы — Финансовая академия при правительстве РФ, факультет банковского и страхового дела. 2001–2003 годы — MBA, Школа бизнеса университета Чикаго (University of Chicago Booth GSB).

В 2003 году был избран членом почетного академического сообщества Beta Gamma Sigma (США). В 1992–1993 году начальник отдела «Альфа-групп». В 1993 был назначен руководителем финансового управления группы «Гута». В 1994–1997 начальник управления в банке Российский кредит. С 1997 года по 2003 год — исполнительный директор компании «Тройка Диалог». В 2003–2009 годы — СЕО «Ренессанс Управление инвестициями». В 2006–2008 годы — CEO банка «Ренессанс Кредит». В 2009 году основал ИК «Третий Рим» и был СЕО компании до её продажи в 2013. В 2015 году возглавил программу «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги, с июля 2017 является экспертом программы. В 2020 году вместе с семьей переехал в Лондон, о чем сообщил на своей странице в Facebook.

© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (60)

Какой процент населения смотрит, слушает и читает государственную прессу, переполненную пропагандой и фальшью? - Это очень важный вопрос, ведь Россия - царство инерции. И речь даже не о "стране дураков". Помните у Пушкина: ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад. Россия слишком привыкла обманываться и жить по инерции - так спокойней. Разрушение этой коросты идёт очень медленно, и пока Запад обогащается нашими мозгами, мы обогащаемся безразличием - вплоть до ненависти к цивилизованному миру. Кто-то посетует, позлорадствует, выпустит пар - не более того.

День СУРКА. Каждый день одно и тоже. Все без перемен. Надо, нужно, рванем, встанем с колен, а если чеееееееееее......

Хоть бы уж отменили наконец этот нелепый ежегодный церемониал. А то импотенция выступающего уже видна невооруженным взглядом.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...