Как переселить должника из особняка в хрущевку

Директор по развитию юридической фирмы Legal to Business Татьяна Грушко объясняет, по каким критериям суды сегодня решают, является ли единственное жилье должника роскошным, и можно ли его пустить с молотка по долгам банкрота.

Фото: предоставлено юридической фирмой Legal to Business
ПоделитьсяПоделиться

Действующее законодательство говорит, что единственное пригодное для жилья помещение должника не подлежит обращению на него взыскания в деле о банкротстве или исполнительном производстве. Исключение — ипотечное жилье.

При этом пленум Верховного суда РФ в постановлении от 25 декабря 2018 года отметил, что при наличии у должника нескольких жилых помещений то жилище, которому будет предоставлен исполнительский иммунитет, будет определяться только судом. А Конституционный суд еще в 2012 году указал, что федеральному законодателю следует установить пределы действия имущественного иммунитета, а также порядок обращения взыскания на имущество, этим иммунитетом обладающее.

Законодатель честно пытался и до сих пор пытается принять нормативные акты в исполнение постановления Конституционного суда. Но пока — вот уже более восьми лет — у него не получается. В 2012 году рассматривался первый законопроект, в котором предусматривалась возможность преодолеть имущественный имунитет, если предоставить альтернативное жилье в пределах того же населенного пункта. Этот законопроект был отклонен, но его положения были учтены при создании нового законопроекта — от 2016 года, который находится в разработке по сей день. Уже в 2020 году мы все имели возможность следить, какие положения этого проекта подвергаются критике, и какие предложения вносятся в него: например Минэкономразвития буквально в июне этого года такие предложения вносила.

О чем законодатель думает? Он предполагает, что не защищается иммунитетом жилье дороже 30 млн рублей или жилой площадью более 50 квадратных метров на одного члена семьи. Действительно, 30 миллионов — сумма существенная, 50 метров — тоже хорошая площадь на одного человека. Тем не менее, регионам предусмотрена возможность изменений этих параметров. И, если закон будет принят в нынешнем виде, мы все будем иметь возможность оттачивать наши профессиональные навыки в представлении интересов как должников, так и кредиторов. Сегодня у меня лично вызывает вопроса два пункта: почему такая площадь, и что имеется в виду под «членом семьи». В пояснительной записке есть отсылка, что «семья» будет трактоваться в соответствии с жилищным кодексом, а в нем количество родственников ограничено ближайшими связями. Сразу встает вопрос: как быть с гражданскими браками и другими членами семьи, не из ближайшего круга, но жизни без которых должник себе не представляет? Это могут быть как дальние родственники, так и не родственники вовсе, но тем не менее близкие для должника лица.

Верховный суд уже подвергал рассмотрению такие вопросы и высказывал возможность считать членами семьи лиц, которые не состоят в родственной связи и не являются близкими родственниками. При этом суд указывает, что одного юридического факта регистрации по одному адресу мало. Доказательства должны подтверждать взаимное уважение, взаимную заботу, личные имущественные и неимущественные права и обязанности, общность интересов.

Как будут рассматриваться в делах о банкротстве такого рода споры — интересно будет понаблюдать. Как будет выстроен процесс? Надо ли будет установить факт признания лица членом семьи в отдельном судебном процессе, или прямо в деле о банкротстве? А как относиться к судебным актам, принятым до судебного дела о банкротстве? Например, к судебному решению о признании членами семьи должника широчайшего круга лиц?

Хочу отметить, что радует: законодатель находится в разработке и думает, что единственным жильем может быть не только квартира, но и апартаменты.

Когда ждешь принятия какого-то закона, всегда интересно посмотреть, «а как у них?». Я сделала небольшую выборку по некоторым странам. Например, в Казахстане и на Украине единственное жилье не защищено никаким иммунитетом. А в Республике Беларусь наоборот установлен непреодолимый запрет на взыскание единственного жилья должника. В Узбекистане и Болгарии можно обращать взыскание на часть жилья, если ее можно выделить в натуре. А в Австрии и Германии установлена возможность обращения взыскания на единственное жилье путем замены иным жильем или сохранением за должником права пользоваться жилым помещением. Наверное, Россия идет по смешанному пути. Но пока законодатель думает, нам остается наблюдать, как развивается судебная практика.

Два способа, которые сразу не нашли поддержки в суде — это утверждение положения о порядке реализации единственного жилья и приобретение должнику альтернативного жилья за счет заемных средств. Первый способ предусматривал два этапа: приобретение альтернативного и реализация роскошного. Все три инстанции суда поддержали его, но Верховный суд сказал, что параметры роскошного жилья пока не утверждены законодательно, поэтому единственное жилье, какое бы оно ни было, имеет иммунитет. Приобретение жилья за счет заемных средств кредитора также не нашло поддержки: суды отказали, основываясь на том, что привлечение новых займов не отвечает целям процедуры банкротства.

Третий способ, имеющий как положительную, так и отрицательную практику в судах, заключается в том, что альтернативное жилье приобретается кредитором, который затем по цепочке сделок передает его должнику с одновременной продажей роскошного жилья. Здесь в октябре 2020 года Верховный суд в деле о банкротстве гражданина Стружкина отметил, что, хотя законодатель и не утвердил еще параметры роскоши, любому ясно, что квартира площадью 40,3 квадратных метра не является роскошной. То есть, здравый смысл никто не отменял. А значит, мы можем исходить из того, что какие-то параметры роскоши существуют и сейчас.

Как еще кредиторы преодолевали имущественный иммунитет? Путь был примерно одинаков: они совместно с финансовым управляющим устанавливали недобросовестное поведение должника, которая выражалась в отчуждении имущества по безвозмездным сделкам перед банкротством. Такие сделки были призаны ничтожными, имущество возвращалось в конкурсную массу, при этом суд впоследствии исходил из того, что, раз должник вел себя недобросовестно, то и иммунитета его единственному жилью не полагается.

Я попыталась на основе судебной практики составить диаграмму оценки судом роскошности жилья в соотношении с количеством проживающих: 18 метров — это норма на одного человека в Санкт-Петербурге, однако ни 34,5, ни 40,3 квадратных метров на одного человека, ни даже 63 метра на двоих суды роскошными не признали. А вот 121 метр на троих уже признан роскошным, как и 148 на троих и тем более 881 метр на шестерых. Впрочем, в последнем случае суд внимательно отнесся к вопросу определения круга членов семьи: к ним были отнесены сам должник, его супруга и ребенок. А трое других, которые проживали в доме по договору безвозмездного пользования, членами семьи не являются, так что их интересы при банкротстве должника в расчет не могут приниматься.

В общем, в текущей ситуации преодоление имущественного иммунитета возможно только с принятием соответствующего законодательства. Пока же оно не принято, суд — при условии добросовестного поведения должника — сохраняет за ним иммунитет единственного жилья.

Все правовые дискуссии и анонсы будущих событий — здесь.

Фото: предоставлено юридической фирмой Legal to Business

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1