Сейчас

+26˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+26˚C

Переменная облачность, Без осадков

Ощущается как 26

1 м/с, вос

762мм

41%

Подробнее

Пробки

3/10

«Нельзя же жить вечно». Бывший демограф Росстата — про рекордное сокращение населения России

57549
автор фото Александр Чиженок/«Коммерсантъ»
автор фото Александр Чиженок/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Население России по итогам 2020 года сократится на 158 тысяч человек, прогнозируют власти. Это в пять раз больше прошлогодней убыли. COVID-19 виновен далеко не во всем.

Сокращение численности населения по итогам «ковидного» 2020 года ожидается на уровне полутора сотен тысяч человек, сообщил РБК со ссылкой на документы правительства. Это максимум за последние 14 лет и в пять раз больше, чем в 2019 году. Возврат к приросту населения возможен не раньше 2022 года. Как считаются такие цифры, о чём они говорят и каков вклад COVID-19, «Фонтанке» рассказал бывший советник отдела демографических расчётов управления статистики населения и здравоохранения центрального аппарата Федеральной службы государственной статистики Алексей Ракша. Независимый эксперт-демограф, который покинул Росстат, как он сам говорит, из-за«нежелания затыкаться» по реальной ковидной статистике, неоднократно оговаривается: его оценки — это его личное профессиональное мнение, которое исходит из опыта и качества данных в условиях, когда «любая критика власти всё менее терпимо воспринимается».

Фото: из личного архива Алексея Ракши
ПоделитьсяПоделиться

— Алексей, население России сокращается быстрыми темпами, судя по официальным оценкам. Это точно?

— Это крайне завышенные оценки. Любой официальный прогноз Росстата должен быть согласован с Минтрудом, Минздравом, Минэкономразвития. Если он не понравится какому-либо из этих министерств, такой прогноз не будет опубликован. Некоторые региональные власти могут заставлять Росстат пересчитывать прогнозы. Достоверность и качество прогнозов из-за этого снижаются. На самом деле демографическая ситуация будет хуже, чем в том прогнозе, о котором написал РБК, тем более что он точно будет меняться, ибо не является окончательным вариантом. Никакого прироста населения я в ближайшие годы не ожидаю. На нас продолжает накатываться демографическая волна. Женщин в возрасте 20–25–30 лет становится всё меньше, это эхо 90-х. Даже если у нас сохранится на одном уровне суммарный коэффициент рождаемости (среднее число рождений на одну женщину), число родившихся будет продолжать снижаться до 2030 года. Допустим, если в прошлом году это было 1,48 миллиона, то в этом году это может быть около 1,4 миллиона, в следующем 1,3–1,38 миллиона и так далее. И через лет десять это будет около миллиона ста тысяч в год. А число умерших сильно снизиться не может, потому что те люди, которые родились, скажем, в 50-е годы, они всё равно будут неизбежно умирать. Нельзя же жить вечно. Даже если у нас будут вдруг достигнуты успехи по снижению смертности, допустим, число умерших будет снижаться до уровня 1 600 000–1 700 000 в год, то есть снизится на сто-двести тысяч, но при этом уже в текущем году естественная убыль будет около 400 000–450 000 человек. Видимо, и дальше она будет продолжать нарастать и может достичь и 500 000, и 600 000. А миграционный прирост у нас давно не поднимается выше 300 000 человек в год, и я не вижу никаких оснований для того, чтобы он после нынешнего провала вырос хотя бы обратно до 300 000, не говоря уже о том, чтобы он превысил эту цифру.

— А куда делись женщины 20–30 лет?

— Они не родились. В 90-е годы прошлого века они просто не родились. И женщины, и мужчины.

— То есть хотя бы здесь страшный COVID ни при чем?

— Отчасти дело и в ковиде. Его вклад — это примерно 55–60 тысяч дополнительных смертей на текущий момент. Возможно, к концу года будет 100 тысяч, а в лучшем случае не менее 70–80 тысяч. Вклад ковида существенный, но не самый главный и, может быть, даже не основной. У нас с 2016 года сильно падает рождаемость. А количество не родившихся из-за пандемии мы узнаем только в следующем году. Но очевидно, что ковид дополнительно ускорит сокращение числа родившихся.

— Может, Белоруссия, как мечтают фанаты больших империй, поможет России поднять демографию, хотя бы статистически?

— Если вы про слияния и поглощения, то в Белоруссии всё печальнее, чем у нас. Там рождаемость ниже. Продолжительность жизни пока что выше, но растёт она медленнее. Миграция в Белоруссии непонятно как фиксируется. И у них нет Чечни, нет Кавказа, нет Якутии.

— Вряд ли белорусы от этого грустят?

— Я о том, что в этих регионах рожают больше, чем в центральных областях России. Хотя из-за маткапитала разница сократилась, эти финансы сильнее всего повысили рождаемость у русских в Центральной России.

— А что все-таки со смертностью из-за ковида? Ее можно как-то четко посчитать?

— Даже если человек умер от ковида, а его записали в умершие от чего-то другого, он всё равно попадает в статистику общей смертности. И цифра 158 тысяч дается с учётом общей смертности. Моя личная оценка — ковид уже вызвал от 40 до 60 тысяч дополнительных смертей. Росстат уже за апрель — июнь выдал 27 тысяч. Сейчас за июль выдаст ещё, может быть, 12–15 тысяч. И уже будет 40 тысяч накопленным итогом. Это число всё равно несколько занижено, ведь во многих больницах врачи боятся ставить ковид в любую из строчек медицинского свидетельства о смерти (форма № 106-у/08). Избыточная смертность, наверное, уже превысила 60 тысяч человек. Это смертность по сравнению с периодом апреля — июля предыдущих 3–5 лет. Но опять же, если рождаемость упадёт ещё на 5%, то влияние этого фактора будет больше, чем ковид. Реальное общее сокращение населения России в этом году составит около 300–350 тысяч человек.

— Вы видите признаки «второй волны»? В Петербурге в августе количество больных COVID-19 выросло на 40%, а 1 сентября город стал лидером по смертям по стране. Можно прогнозировать ситуацию через месяц?

— Речь о накопленном числе выявленных случаев за всё время. Статистика заболеваемости, на мой взгляд, — полное враньё. Смертность нужно умножать на 2–3. Думаю, что через месяц темпы будут примерно такими же.

— Это реальность и для тех, кто принимает решения?

— Росстат отчитывается в правительство РФ ежедневно о числе умерших от/с ковид и от пневмоний. А публично статистику по ковиду Росстат стал публиковать раз в месяц, начиная с данных за апрель. В более развёрнутом виде ее ежедневно получает правительство. Но это непубличная статистика. Мы про неё никогда не узнаем.

— То есть хотя бы наверху всю правду знают?

— Они знают ту правду, которую не побоялись написать врачи в медицинских справках о смерти. А на это можно накинуть, как я считаю, ещё минимум 20%.

— Чиновники говорят, что предыдущий провал с рождаемостью и убылью населения был в 2006 году, когда численность упала почти на 400 тысяч человек...

— Подождите. 2006 год — последний год перед введением маткапитала, первый год, когда началась реализации программы «Здоровье», начались существенные изменения в реализации антиалкогольной политики. А дно в этом смысле было с 97–99-го годов по 2003–2004-й, когда естественная убыль у нас составляла 800–900 тысяч человек ежегодно. Доходило до 950 тысяч человек в год. Это означало, что каждый год разница между числом родившихся и умерших составляла почти миллион человек. Затем эта разница начала сокращаться. После 1999 года потихоньку начала расти рождаемость, но рост остановился в 2005–2006-м. В 2006 году резко упало число умерших — на 200 тысяч человек в год. В следующем, 2007 году рождаемость подпрыгнула из-за введения маткапитала. Пиком этого улучшения был 2015 год.

— Теперь снова сокращаемся. На какой исторический период похожа сегодняшняя демографическая ситуация?

— Нынешняя ситуация по рождаемости отчасти похожа на конец 80-х годов, когда начал трещать по швам СССР. У нас в последние годы жизнь стала печальной. Люди это стали понимать. Рождаемость сократилась. Но демографические волны, которые мы отслеживаем, каждый раз усиливаются. Нам провластные каналы и даже ВШЭ вещают, что якобы нынешний спад является эхом Второй мировой, Великой Отечественной войны. Это чушь. С войны это уже третья волна. Демографические волны имеют свойство затухать. Эта волна должна была уже настолько затухнуть, что влияние войны я оцениваю не более чем в 5%, то есть оно уже незаметно. Но у нас каждый раз происходят события, которые эти волны усиливают. Допустим, первая волна пришла в 60-е. Хрущёв тогда выгонял женщин на работу. Число абортов резко выросло. Потом пошёл подъём. В 80-х годах в начале спада была начата активная демографическая политика. С 1981–1982 годов стали вводить декретные отпуска для женщин. Рождаемость подпрыгнула. А потом ещё и перестройка началась, и антиалкогольная кампания, и рождаемость ещё выше подпрыгнула на спаде волны. А потом всё обвалилось в тартарары, когда Союз распался. И эхо второй волны дошло. Опять же маткапитал ввели на подъёме волны. А нынешний спад пришёлся как раз на эхо 90-х. В 90-е было сильное падение числа родившихся. Примерно половина того спада, который мы сейчас имеем, обусловлена эхом 90-х. А ещё половина — снижение рождаемости из-за неудачных мер правительства, из-за ухудшающейся экономики и потери перспектив.

— Но маткапитал — успех?

— По моей оценке, примерно 2,5 млн «вторых или последующих детей» без маткапитала не родились бы никогда. Сначала он вызвал всплеск рождаемости вторых детей, а через несколько лет по цепочке люди легче решались на третьих и четвёртых. Причём самый большой прирост случился именно в городах-миллионниках, в крупных городах и русскоязычных областях. На Кавказе и без того была высокая рождаемость. Но если разница в многодетности между областями Центральной России и Кавказом была, допустим, в 10 раз, то стала в три. А вот перевод маткапитала на первого ребёнка — ужасное решение, неграмотное. Оно впоследствии нам навредит. Потому что стимулировать рожать первых детей, особенно в более раннем возрасте, практически бесполезно. Подавляющее большинство семей и так родят первого ребёнка. От того, что они родят его чуть раньше, однозначно не следует, что они более охотно решатся на второго и третьего, несмотря на то что у них формально останется на это больше времени. Если семья нацелена на рождение двух или трёх детей, они скорее всего сделают это, даже если они начнут рожать первого, допустим, в 32 года, тогда второго женщина может родить в 34, третьего — в 36. Рождаемость в этом возрасте постоянно растёт во всех развитых странах. Нет такой зависимости, что если женщина рожает первого в возрасте 23 года, то следующий ребёнок появится через два года, а третий ещё через два, и тогда останется время для четвёртого, и так рождаемость повысится. Это заблуждение. Скорее происходит наоборот: если женщина или семья настроена рожать много детей, то они сами начнут раньше, а если они не настроены на многодетность, то они всё равно вряд ли родят больше детей, чем изначально собирались. Более того, теперь те, у кого уже есть первый ребёнок, и при этом уже получили за него маткапитал, на второго получат всего 150 тысяч рублей, и такая сумма уже вообще никак не стимулирует рождать последующих детей. В отличие от цифры в 460 тысяч, как было буквально до недавнего времени. Не знаю, кто подсказал президенту это решение. Это был популизм. Дело в том, что у нас женщин в возрасте от 20 до 50 лет, которые родили одного или ноль детей, чуть больше (59%), чем женщин, которые родили 2–3 и большее число детей (41%). Это работа на электорат, отсутствие долгосрочного планирования, понимания, квалификации, желания что-то менять к лучшему.

— Вы сказали, чти стимулировать рублём можно. Вопрос в щедрости государства. Если грубо, то сколько это стоит, на ваш взгляд?

— Минимум нужно было добавить ещё миллион на третьего ребёнка. А в таких регионах, как Московская область, — два миллиона. Или, допустим, нужно добавить денег столько, сколько примерно стоят 20 квадратных метров жилья в каждом регионе. Каждому ребёнку нужна своя комната. Логично? Условно размер комнаты 20 квадратов. Квадрат в Московской области стоит в среднем 100 тысяч рублей, вот и получаем два миллиона. Средняя цена квадратного метра по России 50–60 тысяч рублей, то есть соответствующая сумма — 1–1,2 миллиона.

— Накануне голосования по конституционным поправкам всем раздали по десять тысяч. Потом подумали и ещё по десять раздали…

— Это поддержка штанов! Это хорошо, конечно. Это социальная политика. Но не нужно путать социальную политику и демографическую политику. У социальной политики другие цели — облегчить жизнь, улучшить стартовые условия детей в разных по достатку семьях. А маткапитал нужен, чтобы больше рожали. Разные цели, разные способы. Хотя по моему опыту последних лет, если во власти кто-то себе в голову что-то втемяшил, то переубедить его будет практически невозможно. Они не слышат. Я всегда и везде вещал, что главная причина резкого обвала рождаемости, начиная с 2016 года, это частые разговоры про отмену маткапитала. Тогда экономический и социальный блок правительства бодались друг с другом: отменять маткапитал или продлевать. «Казнить нельзя помиловать». И эта дискуссия очень всех напрягла, многие поспешили родить вторых детей, пока не поздно, чтобы не упустить возможность воспользоваться средствами маткапитала. Президент объявил о продлении маткапитала в декабре 2015 года, за 13 месяцев до окончания программы. Семьи расслабились и выдохнули, и через 9 месяцев рождаемость вторых детей рухнула. И так случилось дважды (в 2015–2016 и в 2017–2018 годах).

— Вы спорили с системой. Например, рассказывали, что в Москве 70% смертельных случаев заболевания COVID-19 не попадают в статистику. Вас уволили. Не жалеете?

— Я не жалею. Даже если бы я знал, что всё закончится вот так, я не смог бы просто молчать. Тем более когда нам настолько тупо и нагло врут, считая дебилами. Это очень неприятно. Как специалист я был обязан рассказывать людям правду. Росстат пострадал от моего увольнения не меньше, чем я. Качество его прогнозов ухудшилось. Но это не вина Росстата. Не надо мучить Малкова вопросами о том, что от него не зависело. Ему приказали, и всё. Лучше попросите его ежедневно выкладывать те же самые данные о числе умерших, которые каждый день отправляются в правительство. Я же сначала сам поумерил свой пыл, стал согласовывать свои интервью, но это не помогло. После обнуления всё-таки уволили. И мне было сказано, что меня не возьмут ни в один государственный вуз, ни на одну государственную работу.

— Сидите без работы?

— Есть подработки. Думаю, что придётся искать работу за рубежом. Здесь всё плохо и будет хуже.

— Вас убрали. Риторику скорректировали. В чём позитив профита вашего поступка?

— Я считаю, что повлиял на то, что Росстат стал публиковать эти четыре колонки умерших от/с ковидом ежемесячно. Этого, может быть, и не случилось бы, если бы не та майская шумиха. Но любая критика власти воспринимается всё менее терпимо.

— А как меняется население? Люди уже одинаково относятся к власти, говорит она правду или не говорит?

— Население всё меньше верит властям. Всё логично. Корректируется это элементарно — сменой власти. Но сейчас мы движемся в тупик, и выхода из этого тупика не видно. Люди это поняли, поэтому рождаемость и падает.

— Чем статистика и прогнозирование этих цифр в России отличаются от других стран? Где так же?

— У нас неплохая статистика. Но РФ, по классификации ООН, «развитая страна». А развитой стране положено иметь полную регистрацию всех рождений и смертей. В Китае, например, до сих пор нет полной регистрации всех рождений и смертей. У них есть оценки, досчёты. Но они не публикуют помесячно число умерших и родившихся. При этом у нас статистика не настолько крута, как в Великобритании, США, Южной Корее. Уровень нашей статистики в принципе соответствует уровню развития нашей страны. Почему лучше в США? Потому что они быстро перестроились, стали публиковать еженедельные числа смертей, оценки, на хороших интерактивных сайтах с разбивкой на ковид/не ковид. Очень удобно. Понятно, что ковид повлиял на авторитет любой статистики. Росстат меньше пострадал от этой ситуации. А всякие сайты «стопкоронавирус.рф» и Роспотребнадзора, то есть ведомства, которые отсылают статистику в ВОЗ, это конечно, полное позорище. Ситуация с ковидом резко ухудшила доверие к государству в принципе. У нас чиновники рисуют цифры заболеваемости из головы, фантазируют. Это приводит к тому, что никто на самом деле не понимает ситуацию с эпидемией. И понимания нет не только у людей, но и у самой власти.


— Картинка в итоге получается невесёлая. Дайте хотя бы рецепт, как ориентироваться, анализировать реальность по ковид и по падению демографии?

— По ковиду понимать ситуацию лучше всего через анализ статистики запросов в «Яндексе». То, что придумал Александр Драган и делает Борис Овчинников: еженедельный анализ соотношения доли «ковидных» запросов из определённого места к доле всех запросов в поисковике «Яндекса» из этого места. Например, такого запроса: «Я не чувствую запах». Это самый специфический «ковидный» запрос. И по разным городам такую статистику может отслеживать сегодня каждый. Записывать цифры в отдельный файл и анализировать. Это абсолютно открытая информация. И второй способ — следить за ежемесячной статистикой по числу актов о смерти, которые ещё продолжают выкладывать некоторые главные управления региональных ЗАГСов, а также ежемесячными оперативными отчётами Росстата. Они выходят примерно на 40-й день после окончания месяца. Если человек умер от ковида, то, конечно же, это происходит спустя какое-то время, как он заразился, полежал в больнице. Это очень сильно запаздывающий индикатор. Он лукавый ещё и потому, что его принято сравнивать с прошлым годом. Но в прошлом году какие-то месяцы могут быть очень хорошими, а другие хуже, к тому же на число регистрируемых оперативно актов о смерти очень сильно влияет календарный фактор в виде числа рабочих дней в данном месяце. Сравнивать надо со средним значением лет за пять. И тут начинаются нюансы. Так что, чтобы хорошо во всём этом разобраться, нужно быть специалистом. Следить за этим самостоятельно мало кому под силу.

— Ковид ковидом, рождаемость рождаемостью, но летний указ президента гласит, что к 2030 году в России должен быть устойчивый рост численности населения. Будет?

— Вероятность сбычи этой мечты меньше 1%. Чтобы так вдруг произошло, нужен огромный поток мигрантов и чтобы женщины резко бросились рожать. И не прекратили делать это в течение десяти лет подряд.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

автор фото Александр Чиженок/«Коммерсантъ»
автор фото Александр Чиженок/«Коммерсантъ»
Фото: из личного архива Алексея Ракши

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close