Сейчас

-2˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-2˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как -5

1 м/с, южн

762мм

71%

Подробнее

Пробки

1/10

Иранский театр в «Балтийском доме»: средневековый эпос, женщина-сказитель, джаз и песня исламской революции

7888
Фото: Данила Нерознак/пресс-служба театра-фестиваля «Балтийский дом»
ПоделитьсяПоделиться

В 2023 году на международном театральном фестивале в России было логично увидеть спектакль из Ирана. «Балтийский дом» выбрал из того (немногого), что сейчас видят зрители в исламской республике, древнее персидское искусство сказителя «наккаль». Материал — национальный героический эпос «Шахнаме» («Книга царей») Фирдоуси II века нашей эры.

Но спектакль не в формате мейнстрима большого государственного театра, скорее это экспериментально-исследовательский проект факультета искусств Тегеранского университета и Института исполнительских искусств «Тамашаган».

Первое открытие для многих зрителей заключалось в том, что на площадку не вышел мужчина-сказитель, а появилась женщина — актриса Сахар Хагшенас. Да, в исламской республике сейчас женщины могут играть на сцене (правда, роли, не нарушающие моральные нормы, и обязательно с покрытой головой). Всё сошлось: был выбран фрагмент из эпоса, в котором рассказывается о смелой и изобретательной героине Гурдофарид, защитившей персидскую крепость от захватчиков. Предводитель вражеского войска был сильнее в боевой схватке, но, сорвав шлем с головы «соперника», сперва был поражён тем, что с ним сражалась девушка, потом, видимо, и её красотой, а она воспользовалась его замешательством, сыграла на его честолюбии, пообещала ключи от крепости, заманила за собой, и он оказался в ловушке.

В Иране играется бесчисленное количество версий исполнения «Шахнаме». В эпоху коронавируса в течение 2020 года даже прошёл целый всемирный фестиваль, в котором сказители-наккали рассказывали эпос онлайн. Нам повезло. В Петербург привезли современный и стильный спектакль. Древнее повествование (насколько можно понять по переводу) очищено от архаизмов и высокопарности, выявлен поэтичный, динамичный и ироничный авторский голос (автор текста — Фаузиех Гарагозлоуи).

В спектакле соблюдаются древние принципы лаконизма выступления сказительницы. У артистки в руках один предмет — палка, с помощью которой, обыгрывая её, можно создать любую материальную обстановку: скакать на лошади, орудовать мечом. Лишь однажды на нейтральное (современное!) платье она надела что-то вроде жилетки — так она оказалась в боевых «латах». Табуреточка позволяла «влезать» на высокие горы, «ехать верхом». Был соблюдён стиль выступления странствующих артистов древности (кстати, этот минимализм свойствен истокам театра в любой древней культуре — гистрионов в европейском средневековье, скоморохов на Руси).

ПоделитьсяПоделиться

Сахар Хагшенас играет как бы три роли. Большую часть спектакля она остаётся именно сказительницей, излагает события «в третьем лице», увлечённо, но нейтрально. Она остаётся современным человеком, не изображает вымышленную сказочницу. В моменты психологических переломов действия буквально на несколько секунд она очень легко, но ясно, иногда одним взглядом, обозначает состояние Гурдофарид и её соперника Сохраба. И они воспринимаются не как неправдоподобные существа некой древности, но как реальные люди с понятными человеческими реакциями — страхом, удивлением, радостью.

Повествование оказывается не одноголосным и не монотонным. На площадке также присутствует вокалист Джавад Каванди, он включается в действие в моменты высокого эмоционального напряжения и пропевает (в традиционном персидском стиле, протяжно, кантиленно, эмоционально, очень красиво) то, что нельзя сказать словами.

Спектакль был бы совсем другим без современной музыки мультиинструменталиста Али Резаниа. Это современный джаз, включающий этнические компоненты. Музыкант отмечает повороты действия иногда краткими акцентами, иногда развёрнутым аккомпанементом. Он играет (сразу!) на трёх-четырёх инструментах, ударных, струнных, духовых (всего в спектакле он использует разных инструментов, национальных и европейских, около десяти). Полифония музыки значительно расширяет поэтическое поле спектакля.

Фото: Данила Нерознак/пресс-служба театра-фестиваля «Балтийский дом»
ПоделитьсяПоделиться

Трудно сказать, вырастает ли музыка из действия или, наоборот, действие из музыки. Скорее, второе. В любом случае слова рассказчицы, вокал и инструментальная музыкальная импровизация связаны и различны, не повторяют, а дополняют друг друга. Это редкий образец органичного соединения драматического действия и первоклассной музыки. Кроме безусловного таланта музыканта Али Резаниа (на международных фестивалях он поражал публику и в других драматических постановках, в частности шекспировских), такая форма спектакля, конечно, обязана режиссуре Рахмата Амини. Ему удалось сделать небольшой фрагмент древнего эпоса живой, современной по форме театральной историей.

Из древнего эпоса, из современной театральной истории в конце представления зрители вернулись в реальность. Поклонившись, исполнители запели песню исламской революции.

Николай Песочинский, профессор Российского государственного института сценических искусств, театровед, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: Данила Нерознак/пресс-служба театра-фестиваля «Балтийский дом»
Фото: Данила Нерознак/пресс-служба театра-фестиваля «Балтийский дом»

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК9
СМЕХ6
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ12
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close