Сейчас

+1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+1˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -3

3 м/с, ю-з

753мм

80%

Подробнее

Пробки

2/10

Обогреватели и буржуйки в подвалах. Как Донбасс выживает начавшейся зимой без воды и тепла

19328
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Донбассу предстоит пережить эту зиму с разрушенной системой водоснабжения и отопления. Как местные жители, оставшиеся в полуразрушенных городах, спасаются от холода? Кто должен был — и кто на самом деле помогает им? Об этом «Фонтанке рассказал Игорь Димитриев, политконсультант, востоковед, до 2014 года — одессит, а сейчас — человек, который тысячами везет в Донбасс обогреватели и собирает в Мариуполе буржуйки.

— Игорь, экс-глава ДНР Александр Захарченко объяснял наличие воды в Донецке после 2014 года тем, что Мариуполь, как и столица Донбасса, получает воду из канала Северский Донец-Донбасс в районе Славянска. Теперь украинцы воду перекрыли. Значит, из основного источника большей части Донбасса воды не видать, пока север Донецкой области не окажется под контролем российской стороны?

Игорь Димитриев
Игорь Димитриев
ПоделитьсяПоделиться

— Да, но когда это произойдет, судя по ситуации на фронте, никто не знает. Поэтому сложности с водой огромные. Поначалу были попытки использовать воду из других рек региона, но там вода техническая, и она иссякает. Систему водоснабжения надо перестраивать. Это серьезная и долгая работа, которая невозможна во время боевых действий. Либо — да, надо рассчитывать на изменение линии фронта.

Кроме масштабной системной проблемы недостатка воды, всплывают ситуативные — например, недавно меня пригласили на совещание к главе ДНР Денису Пушилину: в результате обстрела повреждены насосы, которые поставляли воду в одну из детских городских больниц. Бюджетные бюрократические правила не позволяют оперативно реагировать на такие ситуации даже в условиях СВО, местная администрация связана по рукам и ногам. Поэтому подключаются меценаты, гуманитарные миссии, чтобы в таких случаях справляться с проблемой без бюджетных денег. Через три дня я должен вернуться в Донецк и буду оплачивать приобретение новых насосов.

Когда речь идет о гуманитарной проблеме, она всегда «горячая» и реагировать надо быстро. Беда в том, что в XXI веке вооруженные конфликты сводятся к уничтожению инфраструктуры, чтобы вызвать социальный кризис.


— Недавно Денис Пушилин заявил, что принято решение о строительстве водовода из реки Дон, строительство будто бы намечено на первое полугодие 2023 года.

— Слышал. Понятно, почему ведется поиск таких вот дополнительных путей. Водовод из Дона — это сложно и дорого, и непонятно, как его можно создать, если боевые действия не прекратятся.

— Нет воды для населения — ни питьевой, ни технической, значит, нет воды и в трубах отопления. В «Донбасстеплоэнерго» одно время даже объясняли отсутствие тепла тем, что жители сливают воду из батарей, система лишается воды, и отопление не работает. Так-то энергетики еще в октябре рапортовали, что система готова к отопительному сезону на 95 %.

— Причина в сливе воды? О чем мы вообще говорим? В Донбассе в основном централизованная отопительная система, ей нанесены значительные повреждения — нарушен тепловой контур, много брешей. Так что слив воды из батарей в квартире — не большая проблема. Она намного шире. Например, здания, в котором эта квартира находится, практически нет, а люди в нем живут. В Донбассе очень большие разрушения, у нас рапортуют о программах реконструкции, многолетних программах строительства. А что делать людям, которые живут в разрушенных и полуразрушенных домах сейчас без центрального отопления и часто без электричества? Как им выжить?

— В Донецке электричество есть, а если и выключается, то ненадолго, и, как правило, его быстро восстанавливают.

— А в Северодонецке, Мариуполе и других городах смогли провести временные линии электроснабжения к домам, рассчитанным на 50 квартир, например, а живут в них по 4 человека или семьи. Но оттого, что электричество у них появилось, теплее в квартирах не стало. Приходится силами гуманитарных организаций закупать и возить туда электрообогреватели. Но кардинально они проблему не решают: согревают одну комнату в квартире — позволят, наверное, выжить в холодные месяцы. Но в целом, ситуация, конечно, печальная. И часто жители не хотят покидать своих, даже практически разрушенных домов и переезжать в маневренный фонд, в общежития, где их селят с другими людьми в комнате.

В Северодонецке, например, очень тяжелая ситуация, хотя из более ста тысяч населения осталось всего около 20 тысяч. Подрядные организации из-за постоянных обстрелов не проводили там масштабных восстановительных работ, а большинство из них вообще оттуда выехали. Местная администрация своими силами подводила электроэнергию по временной схеме к домам, где еще живут люди. И только обогреватели дают им шанс пережить зиму. Такая ситуация и в других районах, которые находятся под обстрелами.

— Глава ДНР Пушилин объявил, что поскольку с водой глобальные проблемы, население оплачивать ее не будет. Но в Донецке, например, люди стараются реже включать электроприборы, потому что счета на электроэнергию никто не отменял. Бабушки с пенсией в 9 тысяч рублей мерзнут, но экономят.

— А в области никто об этом даже не думает. Там у людей небольшой выбор: между обогревателем и холодной смертью. Но думаю, что выжимать оплату за электроэнергию с населения тоже не будут. Потому что речь сейчас не об этом, речь о выживании. И потом, я не видел, чтобы при подключении к временной схеме электроснабжения дома, в котором жили 50 человек, а осталось 10, работали счетчики. Наверное, Пушилин решит эту проблему с оплатой электричества по аналогии с оплатой водоснабжения.

— «Донбасстеплоэнерго» сообщает, что прибыли обещанные Сергеем Собяниным московские бригады в помощь ремонтникам, они работают в Донецке на участках, где больше всего разрушений. Конечно, хорошо бы все залатать, но если воды в системе отопления нет, то откуда возьмется тепло?

— Чтобы закачать воду в систему, ее найдут. Все-таки доставляют ее в дома раз в три дня. Могут, в конце концов, закачать воду, которую используют как техническую, из Кальмиуса. Важно восстановить все нарушенное и вовремя восстанавливать то, что разрушается сейчас во время обстрелов.

— Даже в Донецке неизвестно, когда это будет, что уж говорить о Мариуполе или Горловке. И как люди смогут пережить зиму?

— Конечно, надо было их эвакуировать. Но сейчас уже непонятно куда и как это сделать технически. Поэтому надо решать проблемы здесь и сейчас, то есть действовать ситуативно. Я, например, запустил в Мариуполе производство буржуек — 100 штук в неделю. Их устанавливают в подвалах домов, в которые не подведена электроэнергия, чтобы можно было собираться возле них погреться. Такой способ согревания нужен людям, которые отказываются переезжать в общежития. Но если разрушения такие, что надо сносить дома, как, например, в Мариуполе на левом берегу Кальмиуса, то в общежитие надо переезжать в любом случае — к ним подводится электричество, а мы доставляем нагреватели.

— Как часто вы приезжаете с нагревателями? Кто помогает вам обеспечивать ими замерзающий Донбасс?

— Почти половину месяца я провожу в Донбассе: приезжаю — уезжаю закупать новые партии обогревателей — снова приезжаю. За один раз получается привезти от 2 до 10 тысяч. На прошлой неделе удалось привезти и раздать 12,5 тысяч электроприборов и установить 200 буржуек. Работали 30 человек из общественно-политических организаций России и ДНР, на машинах развозили их по адресам, раздавали.

Закупка обогревателей для жителей Донбасса — частная инициатива мелкого, среднего и крупного бизнеса, общественных организаций, которые договорились что-то делать для людей, оказавшихся в чудовищных условиях. Это организации, которые не хотят участвовать в вооруженных мероприятиях, но и не хотят оставаться в стороне от сложившейся гуманитарной катастрофы, они готовы вкладываться в помощь страдающим мирным людям. Очень активно участвует в этой помощи Георгий Машнин — директор компании-производителя обогревателей.

Но все основывается на личном доверии бизнеса: мне доверяют, вероятно, в связи с моей историей жизни, знают, что я все эти тысячи приборов на миллионы рублей довезу до конкретных людей. Переводят солидные суммы, бывало, по 5 млн рублей.

— Как вы узнаете, кто эти конкретные люди, кому надо их везти?

— В Донбассе работает очень хорошо организованная структура — ОД «Донецкая республика», они ведут учет нуждающихся по всему региону, помогают составлять списки, и в соответствии с ними разрабатывается логистика.

— Как долго система может работать на волонтерских началах?

— Честно говоря, я уже подустал. Надо создавать какую-то структуру, чтобы эта работа зависела не только от меня, чтобы она была системной, а не ситуативной, какой, по сути, и является сейчас. Хотя мы слышим о системной работе государственных структур в новостях, в сюжете о перевозке бабушки через Днепр, например. А когда они отчитываются о каких-то многомиллиардных акциях, там, на месте, результата не видно. А нам приходится работать по-партизански. Это тяжело.

— Если ваша помощь масштабнее той, что оказывают крупные фонды или госструктуры, то какой должна быть системная структура, которую хотели бы создать?

— Точно не государственной, результат будет хуже. Можно было бы оставить все, как есть, если б надо было решать какие-то точечные проблемы. Но сейчас надо подменять собой целое государство, это тяжело. Представьте, только в Мариуполь доставлено обогревателей где-то на 40 млн рублей.

Принципы организации помощи должны быть другими — надо исходить из потребностей людей, а не из выполнения бюджетного законодательства. Сейчас государство считает деньги для их освоения, считает, сколько квадратных метров надо построить и как отреставрировать какой-нибудь разрушенный памятник. И не видит живого человека, который стал жертвой всего происходящего. В новостях отчитываются: запустили, построили, но не об этом надо говорить. Расскажите лучше, сколько людей вы спасли от холода. Кто эти люди. И еще — расскажите о тех, кто обязан был эту ситуацию спрогнозировать, но не сделал этого.

— Сколько еще обогревателей надо доставить в Мариуполь?

— Это бездонная бочка, как и другие города Донбасса: Северодонецк, Горловка, окрестности Донецка. Везде инфраструктурный коллапс.

Беседовала Ирина Багликова, «Фонтанка.ру»

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
Игорь Димитриев
Игорь Димитриев

ЛАЙК4
СМЕХ13
УДИВЛЕНИЕ2
ГНЕВ14
ПЕЧАЛЬ21

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close