Брат ли ты, мариуполец? История одной семьи беженцев, которые не могут обустроиться в Петербурге

48416
Фото: Анатолий Жданов/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Город-побратим Мариуполя официально не принимает переселенцев с Украины. Все, что сделано, — единая информационная система, которая больше запутывает, чем помогает. Упрощённая система получения российского гражданства в Петербурге разбивается о бюрократию. После бомбежки и опасного для жизни бегства с территории военных действий семьи вынуждены мотаться по инстанциям и стоять в очередях.

«Фонтанка» рассказывает путь семьи Головиных — от разбомбленной мариупольской квартиры до миграционного отдела в Петербурге.

Детскую площадку окружают таунхаусы. Тишину нарушает только расположенный по соседству лесопарк. Меня встречает Анна Головина с ребёнком на руках. Малышка улыбается при виде незнакомого человека. У Анны идеальный макияж, маникюр — ничего в ней не выдаёт событий прошлых месяцев, когда её семье приходилось прятаться в подвале, готовить на костре и жить в машине на границе. Даже у автомобиля, проехавшего не одну сотню километров, уже заменили протёртые до дисков колеса, вставили выбитое выстрелами стекло.

Дочери Анны 9 месяцев. Она родилась в том самом роддоме Мариуполя, фотографии руин которого публиковали мировые СМИ. Семья жила в 20 минутах езды от него. 24 февраля муж Анны ушёл на работу, а она с ребёнком отправилась в парк. Сначала они читали о боевых действиях в телеграм-каналах, потом за городом появилось красное зарево. Отопление, электричество и вода пропали. Еду посменно соседи готовили на костре. В семье Головиных оставалась последняя купленная канистра с водой. Её берегли для дочери. Родители пили воду из топлёного снега. В начале марта Анна вышла на балкон и увидела, как гибнет под обстрелами соседний частный сектор.

«Мы решили уехать к родителям, — говорит Анна. — Четыре дня нас отделяло от…» Она не заканчивает фразу. На улыбчивом, аккуратном лице проступают скрываемые эмоции.

«Мы спаслись, — продолжает она. — Все, кто были в нашем дворе, погибли. Мы дружили с семьёй с первого этажа. Нашей малой было 6 месяцев, когда *** началась, а их — 3. Мы часто гуляли вместе во дворе, мужья нам помогали коляски затаскивать по ступенькам. У них малышке ножку оторвало. Мама закрывала её от снарядов, у неё всю спину в мясо. Это мы узнали от соседей».

Читайте также: «Город, которого нет». Как выглядит Мариуполь после прекращения боев

В родительском доме под Мариуполем Анна с мужем и ребёнком прожили до середины апреля. Ребёнок рос. Бодики для малышки меняли у соседей на яйца. Несколько суток провели в подвале, ожидая конца бомбардировки. По словам Анны, они были отрезаны от мира, о гуманитарных коридорах не знали, их никто не эвакуировал. Перед Пасхой наступило небольшое затишье, семья решила рвануть в сторону границы.

«Когда мы ехали, то обстрелы не затихли, они продолжались, просто их было меньше. Мы ехали на свой страх и риск, — говорит Анна. — Конкретно в нас не стреляли, мы попадали в перестрелку между двумя сторонами. Это полный хаос. Что-то взрывается, летят осколки, они горячие, режут тело, как масло, машину, как масло. Вокруг пожары. Дороги тоже нет, ты едешь — там танк горелый, тут трупы, руки чьи-то, съезжаешь в поле, боишься, что тут мины будут».

Фото: предоставлено Анной Головиной
ПоделитьсяПоделиться

В очереди на границе с Ростовской областью семья провела двое суток. Там же в единственном месте удалось неофициально обменять гривны на рубли. Больше такой возможности на территории России украинцам не встречалось. Погода выдалась плохая, лили дожди, и у девочки подскочила температура. Анну с ребёнком госпитализировали. В больнице они провели пять дней, затем снова отправились в путь. Их ждали знакомые во Всеволожске.

Испытания документами

В России сначала Головины оформили одноразовую выплату в 10 тысяч. Деньги, правда, до сих пор не пришли. Федеральные средства распределяются через бюджеты регионов, граничащих с Украиной. Поэтому, находясь в Петербурге, беженцы пишут заявления в министерства Ростовской, Воронежской и других областей.

Затем Головины стали изучать, как оформить статус беженца. Во всеволожском отделе по вопросам миграции семью направили в Петербург в отдел МВД по работе с соотечественниками, беженцами и переселенцами на проспекте Римского-Корсакова. Перед поездкой Анна изучила выданную в МФЦ памятку и подготовила указанные там документы.

Первый визит в отдел на Римского-Корсакова — это консультация. Специалист, изучив документы Головиных, сказал, что им нужна регистрация. В случае если её негде оформить, почему-то предложил лагерь для беженцев в Уфе. «Послали на три буквы», — шутят сами беженцы. В итоге семью зарегистрировали их знакомые во Всеволожске.

«Снова записываюсь на Римского-Корсакова. Из 10 окошек работает только одно. Очередь опять сумасшедшая, — говорит Анна. — В час у них перерыв, я следующая с грудным ребёнком на руках. Подхожу к окошку, и она говорит — обед. Я начала возмущаться. Она начинает перебирать бумажки, которые мы принесли, и говорит: этого недостаточно — и дает новый список документов. Теперь нужен нотариально заверенный перевод паспорта».

В третий раз Головиных с Римского-Корсакова перенаправили в отдел по вопросам гражданства на Красного Текстильщика. Там Анне предложили подписать заявление о предоставлении временного убежища. При этом нужно было отказаться от статуса беженца, так как «основания для его получения отсутствуют».

Фото: предоставлено Анной Головиной
ПоделитьсяПоделиться

Знакомые, у которых живут Головины, пытались помочь им разобраться в запутанной бюрократической системе. Звонили на разные горячие линии, но сталкивались с тем, что либо никто не брал трубку, либо отвечавшие не владели достаточной информацией.

Отчаявшись, Анна обратилась за бесплатной консультацией в частный юридический центр. Там ей объяснили, что семья может претендовать на статус беженца, но на рассмотрение заявления уходит 3 месяца. А у Головиных к тому времени истекут сроки временной регистрации. Так что наиболее оптимальный вариант — получение временного убежища. В компании насчитали 35 тысяч за юридическое сопровождение подачи документов. Такие расходы беженцам не по карману. Семья снова записалась на прием в отделение на Красного Текстильщика.

Юристы по миграционным вопросам отмечают, что временное убежище — это то, с чего начинают многие приезжие с Украины, потому что статус беженца выдают очень редко. Согласно данным Росстата, в 2021 году в России числилось 455 беженцев, из них 83 человека — граждане Украины. В 2021 году документы о временном убежище в России имели 19 817 человек, 18 345 из них ранее постоянно проживали на Украине.

«Статус беженца — это полноценный статус, бессрочный, формально дающий почти те же права, что и гражданам России, кроме политических, — объяснила «Фонтанке» сотрудник комитета «Гражданское содействие»* (организация внесена в список НКО-иноагентов) Елена Буртина. — Статус бессрочный, а срок действия удостоверения ограниченный, он продлевается. Регистрацию оформляют на срок действия этого документа. Поэтому беженцы не имеют регистрации по месту жительства и не могут воспользоваться теми правами, которые она даёт. Это социальные права, которые предоставляются регионами».

Тем, кто получает статус беженца, положено единовременное пособие в 100 рублей. Сумма ни разу не индексировалась с 1993 года, когда был принят закон о беженцах.

Статус временного убежища даёт право:

— легально находиться в России;

— работать без специальных разрешений (патент или разрешение на работу);

— получить медицинский полис.

Статус даётся максимально на год, затем продлевается.

С «пропиской» в Мариуполе Головины могут претендовать на упрощённую процедуру получения гражданства — сразу подать документы на российский паспорт без промежуточных этапов в виде разрешения на временное пребывание и вида на жительство.

Подробнее ознакомиться со списками документов для получения разных статусов можно через бот в «Телеграме».

Решение о том, какие регионы официально принимают беженцев с Украины, принимается на федеральном уровне, Петербурга и Москвы в этом формальном перечне нет. «Фонтанка» направила запрос в Смольный о том, какие меры могут предпринять городские власти, чтобы облегчить бюрократические процедуры для приезжающих из зоны боевых действий. На этот счет существует официальная памятка.

справка гражданам, покинувшим ДНР, ЛНР Скачать документ Adobe Acrobat (PDF)

В пунктах временного пребывания в Ленинградской области беженцам помогают с оформлением необходимых документов, делают это централизованно. Однако там довольно быстро возникли проблемы с финансированием.

Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: Анатолий Жданов/«Коммерсантъ»
Фото: предоставлено Анной Головиной
Фото: предоставлено Анной Головиной

© Фонтанка.Ру

Комментарии 59

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close