34

За бензин ответите. Стоит ли ждать резкого подорожания топлива на АЗС

Аномальный рост котировок на бензин на российской нефтепродуктовой бирже пока почти не отражается на розничных ценах. Однако очевидно, что долго продавать по 45 рублей литр АИ-95 при оптовой цене в 47 рублей не станут даже крупные госкомпании.

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Кажется, по-хорошему они не понимают. А потому уже неделю назад чиновники пригрозили трейдерам самым страшным — запретом экспорта. Ненадолго помогло, но к четвергу, 29 июля, котировки на бирже опять пошли вверх. К примеру, дизтопливо совершенно беззастенчиво обновило исторический рекорд — 55 674 рубля за тонну — если смотреть на региональный индекс с потреблением в Петербурге.

Самый популярный сорт бензина АИ-95 хоть и не дотянул до недельной давности рекорда (63 075 рублей за тонну), но куда уж, кажется, больше. В пересчете на литры, которые заливают в баки автомобилисты, это 47,6 рубля. И это без учета расходов трейдеров, доставки до АЗС, зарплат операторов, расходов на содержание и ремонт бензоколонки, маркетинг и всё остальное. В жирные времена трейдеры предлагали на всё это накидывать еще 10 рублей за литр. То есть реальная стоимость на АЗС должна быть около 55–57 рублей. Это утверждение верно с важной оговоркой — если продавать купленный прямо сейчас на бирже АИ-95. Но сейчас бизнес-арифметика, кажется, сошла с ума, и надо вычитать, а не прибавлять.

Петербург — уникальный рынок среди крупных городов в розничном сегменте на карте России. Подавляющее большинство АЗС в городе принадлежат нефтяным компаниям, у которых свой собственный бензин со своих же НПЗ. И они куда меньше зависят от биржевых котировок, чем независимые трейдеры.

ПоделитьсяПоделиться

При этом цены на заправках реально растут — это признают даже чиновники в официальных отчетах. Так, по данным Петростата, к началу июля литр АИ-92 подорожал в городе на 2,02 рубля, а АИ-95 — на 2,25 рубля (по сравнению с июлем 2020 года). Дизтопливо выросло на заправках в цене чуть меньше — всего 1,67 рубля за год. Стоит отметить — это ниже официального уровня инфляции (об этом существует негласное «джентльменское соглашение» между властями и нефтяниками), но всё равно вполне ощутимо для кошельков горожан.

Комментировать вопросы ценообразования и, тем более, изменение своих закупочных цен нефтяные компании и трейдеры не могут — на это наложен строгий запрет ФАС, которая хочет предотвратить манипуляции ценами. Однако представитель крупной вертикально интегрированной нефтяной компании на условиях анонимности объяснил «Фонтанке», каким образом его розничному подразделению удается сейчас не уходить в минус.

«Разумеется, то, что АЗС входят в один холдинг с нефтеперерабатывающим заводом, не означает, что бензин они получают бесплатно. Всегда существуют внутренние расчеты, и продавать «своим» дороже, чем «другим» НПЗ, не имеют права. Однако в реальности крупные розничные игроки не покупают каждый день бензин на рынке. Они имеют долгосрочные контракты с производителем на поставку, и цена в них зафиксирована на определенном уровне. И вполне может быть такая ситуация, что в заключенном год-два назад контракте речь идет о цене куда ниже, чем мы видим сейчас на бирже: не 60–62 тысячи за тонну, а условные 50–55 тысяч», — объясняет эксперт, подчеркивая, что это работает не только для аффилированной с НПЗ сети АЗС, но и для сторонних покупателей.

Он склонен считать, что нынешние котировки на бирже и ажиотаж создаются искусственно небольшими трейдерами, которые, выкупая объемы, сразу отправляют их за рубеж или же придерживают в надежде на скорый рост котировок. И к тому топливу, что идет на АЗС, эти телодвижения отношения не имеют. Хотя, разумеется, и служат индикативными показателями для формирования внебиржевых цен.

К такому же мнению, похоже, пришла и ФАС, которая объявила о начале проверок деятельности нефтетрейдеров. Основанием для визита ревизоров стали результаты мониторинга биржевых индикаторов цен на нефтепродукты, подчеркнули в ведомстве. Вместе с тем нефтяники просят обратить внимание: в конечной цене бензина львиная доля приходится на акцизы и налоги. Они ежегодно растут, повышая стоимость топлива. И почему это куда более значимый фактор, чем биржевые котировки, «Фонтанка» уже объясняла.

Однако делать вид, что цены на бирже вообще не имеют значения, — неправильно. СПб международная товарно-сырьевая биржа создавалась чиновниками, а объемы на ней планомерно росли именно для того, чтобы конкурентная стоимость топлива задавала ориентир для внебиржевых торгов. Котировки на нефтепродукты в середине июля достигали исторически рекордных величин. Так, региональный индекс (с потреблением в Петербурге) достигал 63 075 рублей за тонну АИ-95 и 60 962 рублей — за АИ-92. Территориальные индексы (для всей Европейской части РФ) были чуть ниже, но полностью повторяли региональные тренды.

Вместе с тем рост продолжался лишь до 22 июля, когда по достижении пика котировки начали корректироваться. Слом тренда совпал с обещанием Минэнерго запретить экспорт, если ситуация на бирже не изменится. К четвергу, 29 июля, АИ-92 стоил для Петербурга уже 60 324 рубля, АИ-95 — 61 970.

Однако на бирже продается лишь около 10 % выпускаемой нефтеперерабатывающими заводами продукции. А внебиржевые ценовые ориентиры могут заметно отличаться в силу договоренностей между крупными поставщиками и покупателями.

Ключевым значением для российского рынка является разница между котировками и показателем Netback — стоимостью поставок на экспорт за вычетом расходов. Если грубо, то она показывает, насколько нефтяным компаниям выгоднее продавать бензин на экспорт, а не российским потребителям. Начиная с января этого года, когда мировые цены на нефть почти неизменно росли, эта разница постоянно росла. Сперва речь шла о 3–5 тысячах рублей, затем к весне уже превышала 10 тысяч, а к сегодняшнему дню разница уже больше 16 тысяч рублей за тонну. И чем сильнее сейчас будет падать цена бензина на российских биржах, тем больше будут терять нефтяники, поставляя его на внутренний рынок вместо того, чтобы отправлять на экспорт.

«В текущем режиме потребитель застрахован от резкого роста розничных цен государством. Негласно есть договоренность о росте цен на АЗС на уровень инфляции. Но есть одно существенное «но». Цены на бирже и в опте с начала года выросли очень существенно, больше чем на 20 %. Розница по бензинам работает в убыток. По дизелю ситуация тоже очень непростая. Фактор «преломления» ситуации в рознице вполне может быть.

Связь между ценами на бензин на СПбМТСБ и на АЗС есть. Она очевидна. Но цены в рознице, по сути, регулируются государством, а цены на бирже — внешним и внутренними рынками плюс системой налогообложения. Повторюсь, в опте ситуация очень и очень серьезная», — сказал «Фонтанке» Леонид Чурилов, первый вице-президент Российского топливного союза.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (34)

спокуха, до выборов не скакнет, держать будут как могут (нашим же фондом благосостояния).
Ну а потом "извините, дело сделано", еще 5 лет потерпите...

Соляра будет дорожать до тех пор, пока эта верховодящая пилота не нажрется, но, как написано в Священном Писании чревоугодие смертный грех, время поставит всех и вся на свои места. Дождись своего времени.

ОЖИДАТЬ подорожания? Он уже подорожал выше некуда.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...