Эффект выжившего. Поддержка пострадавшего от локдауна бизнеса спасает только самых сильных

За время действия коронавирусных пакетов за помощью обратились тысячи компаний и ИП. Городские власти говорят, что выделенные 18 миллиардов практически полностью выбраны. «Фонтанка» пообщалась с предпринимателями и выяснила, кому что дали и как это помогло бизнесу.

30
Фото: Гавриил Григоров/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Судя по официальной статистике налоговой, в этом году среди индивидуальных предпринимателей наблюдается натуральный падеж. С начала апреля по 17 декабря их было ликвидировано сразу 34 тысячи — ровно вдвое больше, чем за такой же период прошлого года. Так что такая федеральная поддержка, как освобождение от налогов и страховых взносов за 2-й квартал 2020 года, а также снижение пенсионных взносов на 12 тысяч рублей и освобождение полученных субсидий от НДФЛ, очень многим уже не понадобилась. Новых ИП в городе за это время было учреждено всего 19,7 тысячи — против 29,1 тысячи годом ранее.

Число прекративших существование юрлиц также заметно выросло: среди тех, кто еще в прошлом году подавал положительную отчетность, их более 5,2 тысячи (+36% к прошлому году). Поддержавшие многие выжившие компании федеральные меры вроде снижения до 15% страховых взносов или отсрочка налоговых платежей также «ушли в молоко» для тех, у кого вообще не было денег платить зарплаты и не с чего было платить налоги. Неудивительно, что и новых АО и ООО в этом году появилось на 31% меньше, чем год назад.

Капля в море

Что касается региональных мер поддержки, то, по данным Фонда содействия кредитованию малого и среднего бизнеса, 18 выделенных городом миллиардов были потрачены на выдачу беззалоговых займов, налоговые арендные отсрочки. Статистика по данным на середину декабря такова: из 385 заявок на поручительства было удовлетворено 276 — на новые кредиты (поручительства на 4,2 млрд рублей, сумма выданных кредитов — 11 млрд рублей). Еще 72 договора были реструктуризованы или пролонгированы. По линии КИО подано 3692 заявления от петербургских фирм на отсрочку арендных платежей, из которых одобрено было, правда, лишь треть — 1302, рассказали «Фонтанке» в комитете. Основная причина отказа — неправильно оформленные документы, но те, кто сумел заполнить заявки правильно, сэкономили на аренде 453 млн рублей.

Еще одно направление помощи — займы для сохранения рабочих мест, то есть, по сути, на минимальную зарплату. Там процент удовлетворенных заявок гораздо выше, но, похоже, сказываются жесткие критерии отбора: белая зарплата больше 1 МРОТ, отсутствие налоговых долгов, формальная принадлежность к пострадавшей отрасли. Фонд приводит такие цифры: благодаря выданным 562 займам пусть небольшие, но очень своевременные деньги получили 12 659 петербуржцев — сотрудников пострадавших от коронавирусных ограничений фирм.

«ВелоДрайв» воспользовался возможностью получения долгосрочного займа на льготных условиях для поддержки и возобновления деятельности в целях сохранения занятости. Заём пришелся нам очень кстати в это непростое время», — рассказал Кирилл Остапенко, основатель франчайзинговой сети.

«Мы получили отсрочку по налогам и единовременную помощь примерно по 10 тысяч на сотрудника», — вспоминает руководитель сети ресторанов «Евразия» и спортивных центров «Фитнес Хаус» Алексей Фурсов.

lege

Правда, насколько это помогло компаниям выжить, вопрос спорный. «Объективно это ни о чем. Единовременная выплата была каплей в море. О реальной поддержке, как в Европе, где пострадавшим предприятиям выплачивают до 70% выручки аналогичного периода прошлого года, мы даже мечтать не можем. У нас это утопия, ведь у государства и так огромный дефицит бюджета», — сетует предприниматель.

Сейчас городские чиновники обсуждают планы по введению третьего пакета помощи, но его конкретные параметры пока не утверждены, и вряд ли они смогут кардинальным образом изменить финансовое положение пострадавших, но пока еще держащихся на плаву предприятий.

Отдельной строкой

Кроме предприятий, что работали в официально признанных государством пострадавшими отраслях, есть и целый ряд тех, кто не имел возможности воспользоваться помощью, хотя остро нуждался в ней. Например, фотостудии, операторы наружной рекламы и другие отрасли, которые по каким-то причинам так и не вошли ни в один целевой список поддержки.

«Большинство автодилеров «пролетели» по двум причинам. Во-первых, у них основной вид деятельности описан как «группа», куда входят и розничные, и оптовые продажи. Эта «группа» не была отнесена к числу пострадавших. Вторая причина — дилерский бизнес предполагает большие обороты и по этому критерию не попадает под определение малого и среднего бизнеса, — объясняет Сергей Моренков, руководитель крупнейшей в городе компании в сфере автоторговли «Автополе». — Одна из немногих возможностей — реструктуризация банковских платежей по кредитам. Но мы обращались в банки, чтобы нам снизили процентную ставку, и никто из банков нам навстречу не пошел. Предлагали лишь отсрочки, но этим мы пользоваться не стали, потому что какая разница — платить сейчас или позже. Только одно предприятие из нашей группы, которое занимается IT, смогло получить небольшой беспроцентный кредит на зарплаты».

«Я считаю, что большую помощь государство оказало дилерам в виде программы по поддержке автопрома — скидка в 10% на покупку новых машин отечественного производства. И благодаря льготным программам, которые стартовали летом по некоторым маркам, например по Huyndai, доля продаж в кредит выросла с 50 до 80%. Также очень помогло, что льготы распространялись на машины ценой до 1,5 млн рублей, а не до миллиона, как было раньше. Это привело к всплеску на рынке, и дилеры достаточно быстро окупили свои потери за те пару тяжелых месяцев весной. Сейчас квоты закончились, и с 1 декабря программа уже не работает», — говорит Сергей Моренков.

«Мы в прошлую волну обращались в Роспотребнадзор, чтобы откорректировать правила работы. Они предлагали принцип «Одни ворота — одно рабочее место». Союз автосервисов объяснил, как сделать хорошо всем, и чиновники согласились, — вспоминает исполнительный директор союза Виталий Новиков. — Мы просили услышать наши доводы по рабочим местам, требованиям к залу, к посадочным местам, к отделению пластиком работников от клиентов, санитайзерам, маскам. Нас услышали, и этого хватило. Насколько мне известно, большинство СТО не обращались за дополнительными мерами поддержки».

Среди отраслей, не попавших в число пострадавших, — наружная реклама. При более чем 50%-ном падении выручки операторам рынка не были сокращены арендные платежи и не полагались льготные кредиты и субсидии. Лишь две крупнейшие компании — RusOutdoor и Gallery — получили статус системообразующих и могут рассчитывать на какую-то адресную помощь. Остальным достались только небольшие налоговые послабления во втором квартале, так что пришлось уповать на понимание со стороны городских властей.

«Большой поддержкой для нас стало изменение с 2021 года порядка оплаты аренды мест под рекламные конструкции — вместо ежегодного платежа нам дали возможность расплачиваться поквартально. Для нас это большой плюс, появилась какая-то надежда на сохранение бизнеса», — рассказывает Максим Черняк, гендиректор ООО «Реклама-центр». В самые тяжелые месяцы падение выручки у него достигало 65%, сейчас ситуация чуть выправилась, но у предпринимателя нет ощущения, что на рынке что-то сильно изменится к лучшему и в первой половине следующего года. Так что Максим Черняк надеется на продолжение взаимодействия с городскими властями.

Глава Ассоциации операторов наружной рекламы Петербурга и гендиректор АО «Постер» Кирилл Опарин соглашается с тем, что изменение порядка оплаты аренды стало большим подспорьем для участников рынка, и надеется, что городские власти продолжат поддержку предпринимателей, оказавшихся за бортом государственных программ помощи.

Зачем биться об стену

Не очень впечатляющие цифры по количеству компаний, получивших реальную и прямую помощь, во многом объясняются тем, что большинство предпринимателей просто не стали за ней обращаться.

Николай Конашенок, владелец небольшого бара на Петроградской стороне, объясняет отказ от просьб о помощи общим отношением чиновников к его отрасли. «Параллельно с рассказами о помощи бизнесу возникла вся эта история с законом Четырбока. Сейчас новые ограничения вводят, — делится своей обидой предприниматель. — В целом впечатление, что в отсутствие четкого плана действий власти лишь имитируют деятельность за счет борьбы с общепитом. Это и наглядно. И как бы не имеет далеко идущих социальных последствий — отрасль вроде не стратегическая, не метро. Это отношение было ярко продемонстрировано, так зачем биться об стену?»

Участвующие в проекте «Фонтанки» «Покупай у своих» https://usvoih.fontanka.ru/ представители малого бизнеса также без особого энтузиазма рассказывают о своем опыте обращения за помощью к государству и об отношении к ней.

«Мы не сокращали штат и могли получить выплату 12 130 руб. на сотрудника, так как все продавцы официально трудоустроены, но я не стал за ней обращаться, — рассказывает владелец маленького магазина, торгующего чаем, кофе, восточными благовониями и сладостями. — Пусть её получат те, кто реально лишился работы и не имеет средств к существованию, а до тех пор, пока у меня есть руки и ноги, пока могу свободно перемещаться, я найду способ обеспечить себя».

«Ничего не просили и не получили, наш ОКВЭД не относится к пострадавшей отрасли... Там виднее», — горько констатировал руководитель небольшого швейного производства. Представитель маленькой транспортной компании рассказал, что вся помощь его сильно пострадавшему весной бизнесу составила 10 тысяч рублей. «Это не поддержка», — резюмирует предприниматель.

Однако есть и те, кто пошел на принцип и добился вполне осязаемой помощи. Так, Ляля Садыкова, руководитель сети парикмахерских «Бигуди», говорит, что по федеральной линии она получила выплаты на обеспечение салонов СИЗами — по 6,5 тысяч на каждого работника. Всего вышло около 300 тысяч. Для этого пришлось побороться — налоговая трижды отказывала по формальным признакам, однако предпринимателю удалось настоять на своей правоте. Пожалуй, самой крупной суммой стало получение кредита на зарплаты. Из расчета по 12 тысяч на каждого сотрудника и помноженное на шесть месяцев помощи, вышло больше 3 млн рублей. Сейчас компания проходит процедуру подтверждения выполнения условия сохранения рабочих мест и надеется, что этот кредит станет субсидией.

В рамках региональной поддержки Садыковой удалось получить льготный кредит — примерно на 2 млн рублей. Там тоже пришлось бороться, — очень помогло то, что «Бигуди» исправно платили белую заплату сотрудникам в размере, превышающем региональный МРОТ, — 19 тысяч. Размер этой суммы был ограничен объемом выплаченных за прошлый год налогов. Первый платеж по нему — через год, а процентная ставка — 1–3%. «90% участников нашей отрасли платят сотрудникам по-другому и, разумеется, не смогли получить такую поддержку», — говорит Ляля Садыкова.

«Люди просто ленятся. Хотя у тех, кто пробует, быстро опускаются руки — почти все приходится выбивать с боем», — сетует владелица «Бигудей», доказавшая свою способность бороться за свой бизнес, вопреки трудностям.

В то же время компании, которая сдает одному из салонов сети городское помещение в субаренду, не удалось убедить КИО освободить от арендных платежей терпящую бедствие парикмахерскую. В этом есть логика — ОКВЭД самого арендатора не попадал в список пострадавших. Причем, вопреки логике поддержки малого бизнеса, арендная ставка не только не снизилась, но даже выросла. «Перед самым карантином, в марте, КИО провело переоценку помещения — после того, как я там сделала капитальный ремонт, — и подняло плату со 120 до 480 тысяч», — расстраивается Ляля Садыкова и обещает оспорить решение КИО в суде.

На другом полюсе

Тем не менее бизнес продолжает работать, и целые отрасли отчитываются о своих успехах в этом непростом году.

«На фармпроизводителей, к которым относится «Вертекс», локдаун не распространялся. Компания не просила о господдержке. За период пандемии объем выпуска лекарств увеличился, чтобы соответствовать активному росту спроса», — рассказывает Георгий Побелянский, генеральный директор «Вертекса». Ему приходилось решать задачи, где найти деньги для расширения производства и как перераспределить мощности для выпуска наиболее востребованной в разгар коронавируса продукции.

Также мало кто из строительных компаний просил у государства помощь. Куда лучше, чем субсидии и беспроцентные займы, отрасли помогла «антикризисная» ипотечная программа. Во многом благодаря ей удалось удержать и кое-где даже увеличить продажи. А лояльное отношение чиновников позволило не закрывать стройплощадки даже в самый разгар локдауна. Теперь основная проблема отрасли — нехватка рабочих рук из-за массового отъезда на родину традиционных кадров.

Вместе с тем те, кто все же подавал заявки, получили возможности для развития. Так, Legenda Intelligent Developmen на кредит, полученный при поручительстве городского Фонда содействия кредитованию, купила два участка под свои новые строительные проекты. Поручительство обеспечило всего 13% от размера кредита, уточнили в компании. При помощи городских программ в рамках первых двух пакетов «антикоронавирусной помощи» возможность для расширения бизнеса получили заводы «ЭМИ-прибор», «Окна-панорама» и «Вест-инжиниринг».

Крупные промпредприятия, входящие в список системообразующих, с которыми пообщалась «Фонтанка», тоже не просили государство о чем-то конкретном. На заводах, к примеру на «Силовых машинах» и «Армалите», говорят об эффективности уже действовавших до коронавируса целевых программ. Также многие предприятия тихо радуются тому, что получили возможность не закрывать производства в апрельский локдаун, благодаря статусу системообразующих — по линии города или по федеральным спискам.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (30)

Доберут левыми налогами, типа транспортного где у них налоговая база и гаишная не бьется, не синхронизирована типа, и прочее, а потом нам про интеллект расскажут искуственный да про ракеты Авангард:)))

Знаю не по наслышке, как ликвидируются компании пачками. Не выдержали глупости и жадности наших местных чиновников. Себе любимым они не забыли индексировать зряплаты, а бизнесу повсеместно отказывают в помощи. Как рачительная хозяйка, я бы перевела всех жопосидов на минимальные зарплаты и высвободила средства на помощь реально работающим. Сидят по домам или в закрытых кабинетах , вопросы не решают - пандемия. За зарплатой исправно тащатся. Не стесняясь. А где реальная работа на пользу городу и его жителям? Одно бла-бла-бла - за оооочень большие деньги.

Статистика дает не вполне точный результат. Фактически обанкротившихся малых предприятий и ИП больше. Просто люди еще на что-то надеются. Книжные магазины в карантин очень сильно пострадали. Людей заставили сидеть дома, но от кредиторов защитить постеснялись. Помощь от властей таким предприятиям не положена. Материальная помощь предоставляется только под залог. Многие испортили себе кредитную историю, а значит-оборотные средства в бизнес теперь не привлекут. Цетробанк во время карантина выдал письмо, в котором ОНИ ПРЕДПОЛАГАЛИ, что предпринимателям уже оказывается помощь их банками . Что в ЦБ курят-не понятно, но выглядело это издевательски. Представители банков (а потом и МФО просто смеялись над положениями ФЗ-106. А ведь модно было обойтись без этой полупомощи в виде субсидий. Просто по гос программе выдавать предпринимателям кредиты под низкий процент. С отсрочкой первого платежа на полгода. И мы бы выкрутились! Сами!!! Еще и деньги государству вернули бы.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...