Миллиарды на школьные буфеты в Петербурге — во власти монополиста

Частный подрядчик меняет систему сбора родительских денег на школьные обеды.

32
автор фото Артем Краснов/Коммерсантъ
автор фото Артем Краснов/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

ООО «Росохрана Телеком» Андрея Афанасьева, которое воплощает в Петербурге проект «Единая карта школьника» и снабжает тревожными кнопками половину школ и садиков города, с начала сентября прекратило поддержку программного обеспечения «Моя школа» и перевело контроль всех безналичных переводов за еду в школьных буфетах объемом до 12 млрд рублей в год на систему «Глолайм.Школа».

Переход на бесплатное горячее питание для учеников младших классов спровоцировал изменения в системе безналичных платежей. Если раньше у организаторов питания был выбор между двумя системами приема денег от родителей за обеды и буфеты, то с сентября все в приказном порядке перешли на единую — тоже частную — «Глолайм.Школу».

Этот учебный год стал для комбинатов питания серьезным испытанием, так что внедрение другой системы добавило масла в огонь трудностей участников рынка. «У нас в сентябре были сбои — всё не подготовлено. Не хватает Интернета, оборудование иногда подводит», — рассказывает главный бухгалтер АО «Трапеза» (обеспечивает питанием школы Петроградского района).

Некоторые сложности отмечает также гендиректор ООО «Альфа-провиант» Светлана Ланенкова. Ее комбинат с начала учебного года, «по настойчивой рекомендации «Росохраны Телеком», перешел на новое программное обеспечение. «Нам конфигурация «Моя школа» была более понятна, и работали они очень оперативно. «Глолайм. Школа» не так активно реагирует на замечания», — подчеркивает участник рынка.

По данным комитета по информатизации и связи, с 2016 года в Петербурге выдано более 954 тыс. карточек для учеников 679 школ. А к 2021 году планируется «дооснащение оставшихся школ», подчеркивают в ведомстве. Судя по проекту бюджета на 2021–2023 годы, речь идет о почти 1,6 млрд ежегодно.

Схема использования «Единой карты школьника» (проект тестируется в Петербурге с 2016 года) проста: родители кладут деньги на персональный счет ребенка, он приходит в школу, прикладывает карту, чтобы пройти через турникет, потом приходит с ней в столовую, выбирает какую-нибудь вкусность, расплачивается, и деньги списываются со счета. Что касается обедов, например, в некоторых школах льготники карточки не прикладывают. В системе отмечается, что ребенок пришел, и автоматически списывается порция обеда в личном кабинете. Кстати, «следят» за ребенком не только родители. Доступ к системе также есть у школьного руководства и местных чиновников.

За «Росохраной телеком» участники рынка видели фигуру экс-главы комитета по информатизации и связи Смольного Ивана Громова, который, перейдя на пост главы Петроградского района в 2016 году, одним из первых стал внедрять в местных школах новую для города систему контроля доступа и оплаты питания Андрея Афанасьева. К началу пандемии проект функционирует практически во всех петербургских школах — за редкими исключениями.

Сам Иван Громов статус «инициатора» проекта не отрицает. «Мы сами с нуля разрабатывали этот проект — написали техническое задание к тому, что мы хотим, разместили конкурсную процедуру, и в рамках этой процедуры получили готовое решение», — отмечает он. Правда, подчеркивает, что сейчас с исполнителем контракта не общается и больше проект не курирует.

Но кто сейчас стоит за «Глолаймом», десяток опрошенных участников рынка детского питания ответить с ходу затруднились. Тем не менее именно эта фирма теперь единолично будет администрировать до 12 млрд рублей, которые ежегодно тратят школьники в столовых и буфетах.

Цифры, конечно, приблизительные. Точный объем безналичных переводов никто назвать не смог; на просьбу корреспондента «Фонтанки» рассказать, сколько примерно средств петербуржцы тратят на платное питание своих детей, Александр Гохман, один из совладельцев ООО «Глолайм», предложил посчитать самостоятельно:

«Просто исходите из того, что в младшей школе обед стоит 106 рублей, по некоторым абонементам бывает дороже. В старшей школе — около 170 рублей. Плюс какой-нибудь сок, ватрушка. В день примерно рублей 200–250 ребенок тратит. Но кто-то вообще ничего не покупает или питается чем-то из буфета — это рублей 60–100 в день».

По данным комитета по образованию, в этом году бесплатное горячее питание получают почти 235 тыс. учащихся 1–4 классов, а всего в 2020–2021 годах в петербургских школах обучаются 530 тыс. детей. Если считать, что в день один ребенок тратит минимальную сумму — 60 рублей, а всего дети ходят в школу в течение примерно 170 учебных дней, — получается, расходы на платное питание составляют около 5,4 млрд в год. При этом, если исходить из среднего значения (например, по 130 рублей в день), выходит около 11,7 млрд рублей.

СПРАВКА:

ООО «Глолайм» зарегистрировано в 2011 году. На момент основания компании ее совладельцами были Андрей Шатровский (бывший совладелец петербургского филиала «Интеллект-сервиса»), Александр Зеленченков (совладелец «Северной двины» и «Телесофта»), Константин Горбунов (руководитель и владелец «Северной двины» и бывший совладелец «Этерна») и Владимир Пичугин (бывший совладелец «Интеллект-сервиса» и «БЭСТа»). В 2019 году долю в уставном капитале также приобрел Александр Гохман, бывший директор ЗАО «ОК «Детскосельский»» — на 33,3% принадлежащего «Фирме Флоридан», крупнейшему игроку рынка школьного питания. И некоторые участники рынка видят в этом подсказку, объясняющую успехи «Глолайма». Выручка последней за 2019 год составила 64,7 млн, а чистая прибыль — 687 тыс. рублей.

Как рассказывает Александр Гохман, в Петербурге компания «Глолайм» работает уже давно — с 2011 года. К концу марта прошлого года ее программным обеспечением пользовались школы из 10 районов Петербурга, а остальные восемь — разработкой самой «Росохраны Телеком» — «Моя школа». С этого года все учебные заведения планируется перевести на «Глолайм.Школу».

«На данный момент «Моя школа» — это логотип общего проекта, внедряемого в школах генподрядчиком «Росохрана Телеком». А «Глолайм.Школа» — биллинговая система учета питания в школах. Сами денежные средства за детские обеды поступают напрямую в комбинаты питания», — объясняет представитель компании.

Свое решение перевести все комбинаты питания на одно ПО гендиректор «Росохраны Телеком» объясняет так: «Выбор софта — право комбината питания. Сейчас льготным питанием обеспечены дети с 1 по 4 класс и другие категории. Нам пришлось потратить лето на то, чтобы сделать в софте соответствующие доработки. Поддерживать два софта дорого. Если все комбинаты выбирают одно ПО, а малое количество хотело бы использовать другое, мы стараемся договориться, чтобы комбинат использовал рекомендуемый нами софт».

Названия одинаковые, содержание — разное

В свое время «Росохрана Телеком» купила уже готовый продукт с исходными кодами и лишь дописала часть софта, чтобы приспособить под конкретные локальные задачи, — так появилась «Моя школа» (не карточка, а ПО), вспоминает сам предприниматель. При этом, если ввести название в Интернете, то сразу выскакивает одноименный сайт. На странице можно найти всю информацию о проекте «Моя школа» — «доступа к удобным электронным сервисам для юных петербуржцев и их родителей».

Обилие повторяющихся наименований вводит в заблуждение. Возникает вопрос: все-таки «Моя школа» — это что? Проект (как написано на сайте), логотип (как говорят участники рынка), софт (которым раньше могли пользоваться комбинаты питания) или все же частная компания (которая указана в политике конфиденциальности)? И если авторы не пытаются запутать посетителей, то точно что-то недоговаривают. На первый взгляд разобраться, что к чему, весьма сложно.

«С помощью электронного ключа школьники могут проходить в учебное учреждение и оплачивать покупки в столовой безналичным способом; родители — пополнять лицевой счет удобным способом, контролировать финансы ребенка, смотреть статистику посещений и покупок в личном кабинете на портале «Петербургское образование», — говорится на сайте.

При попытке зайти в личный кабинет — сразу отказ. Сказано, что работа полностью остановлена, пополнение лицевых счетов невозможно. Переходим по ссылке «политика конфиденциальности» — а там ООО «Моя школа». По данным системы СПАРК, компания с таким названием и соответствующим ИНН принадлежит Владимиру Батурову, одному из сотрудников «Росохраны Телеком», и «прописана» по тому же юридическому адресу на Пионерской, 55. С конца 2019 года находится в стадии ликвидации.

«Изначально компания «Моя Школа» создавалась как частная инициатива для реализации платных сервисов — например, продажи дополнительных идентификаторов или смс-информирования о входе и выходе ребенка из образовательного учреждения, которые не предоставляла «Росохрана Телеком», — подчеркивает Владимир Батуров. — Какое-то время спрос на такие услуги был, но, учитывая, что город создал свое удобное мобильное приложение «Петербургское образование», которое получает информацию с одноименного портала, спрос на услуги компании «Моя школа» оказался низким».

Тут все карты вроде как сходятся — больше платный сервис не работает, личный кабинет недоступен, а само ООО ликвидировано. Под «проектом» подразумевается «Единая карта школьника», название сайта объясняется так: «Моя школа» — это система безналичной оплаты питания в школьных столовых и контроль доступа (турникеты) в здания учебного учреждения». А программное обеспечение, по всей видимости, изначально также было встроено в сам сайт.

Товарный знак «Моя школа», по данным системы СПАРК, находится в собственности у «Росохраны Телеком». Компания разработала этот логотип, чтобы «Единая карта школьника» стала брендом с более простым и понятным наименованием. Кроме того, с этим же логотипом компания стала работать и в других регионах России.

Переводите, как хотите

По данным КИС, подрядчики по госконтракту могут использовать программное обеспечение любого разработчика, удовлетворяющее условиям госконтракта. «При смене программного обеспечения или технических решений проекта не происходит перерасчета цены контракта, — отмечают в ведомстве. — Переход с программного обеспечения «Моя школа» на «Глолайм» не повлек дополнительных затрат, для пользователей системы также не изменились функциональные характеристики».

При этом, как и почему «Росохрана Телеком» решила выбрать именно эту компанию и доверить ей контроль миллиардных переводов, — непонятно. Сам Андрей Афанасьев говорит, что «Глолайм» — профессионалы и что они быстрее остальных вносят все доработки и лучше понимают заказчика «как архитекторы системы». Судя по данным СПАРК, владельцы бизнеса — действительно опытные IT-специалисты и даже отчасти эксперты на рынке социального питания в Петербурге. Но почему именно они стали единственным партнером проекта — вопрос открытый.

«Каждый организатор питания сам принимает решение, с какой платежной системой он хочет работать. Мы всего лишь для них предоставляем сервис проверки, чтобы родители платили деньги в правильное место. Через нас безналичные платежи не ходят», — рассказывает Константин Горбунов, еще один совладелец компании «Глолайм».

Впрочем, по данным «Фонтанки», такое IT-решение оценили не все. Нашлись и те, кто решил вообще не заморачиваться — в Центральном районе, где до сих пор пользовались именно «Моей школой», например, в некоторых столовых ограничились приемом наличных, раз на карточку больше нельзя было бросать деньги.

Делать так, конечно, никто не запрещал, но миллиардный проект город финансировал явно не для этого (в 2016-м КИС заключил контракт на 19,9 млн; в 2017 — 106,3 и 28,4 млн; в 2018 — 657 и 83 млн; в 2019 — 64 млн рублей).

По словам Андрея Афанасьева, условия тендера таковы, что покупку, монтаж и обслуживание оборудования подрядчик оплачивает за свой счет. Чиновники перечисляют деньги только за передачу данных.

«Это сделано для того, чтобы у города не болела голова, работает оборудование или нет. Если данные не идут — значит, оборудование не работает, подрядчик сначала не получает деньги, а потом получает штраф. Это принципиально для города, — подчеркивает предприниматель. — В рамках госконтракта город не финансирует установку оборудования, а выручку мы получаем за оказанные услуги».

По его словам, до конца этого года компания потратит около миллиарда рублей «из своего кармана». Правда, примерно такую же сумму — 985 млн рублей — она уже получила от города за ту самую передачу данных.

Александра Сидоркина, «Фонтанка.ру»

автор фото Артем Краснов/Коммерсантъ
автор фото Артем Краснов/Коммерсантъ

ООО «Росохрана Телеком» зарегистрирована в 2010 году. Тогда ее совладельцами были корпорация Минорадо из Панамы и Евгений Банщиков (сейчас он руководитель и совладелец кемеровского информационно-технического центра «Орион-НК»), а с 2012 года перешла в управление Андрея Афанасьева. Тогда же «Росохрана Телеком» стала единственной компанией, получившей возможность представлять частный капитал в отношениях с Управлением вневедомственной охраны.
В 2016 году компания заключила первый контракт на оказание услуг по передачи информации в государственную в систему «Комплексная автоматизированная информационная система каталогизации ресурсов образования Санкт Петербурга». Она оказалась единственным участником аукциона.

Сейчас Андрею Афанасьеву также принадлежит ООО «М-телеком», ООО «Частная охранная организация «Департамент безопасности», ООО «Центр недвижимости «Регион», ООО «Стройинформ», ЗАО «Нептун» и фонд поддержки и развития деятельности по обеспечению и охране правопорядка, в списке учредителей которого числится «Энергомашбанк». Выручка «Росохраны Телеком» за 2019 год составила 912,9 млн рублей, а чистая прибыль — 18,3 млн рублей.

© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (32)

Сначала нанимают на кухню народ за гроши, потом хотят результат как в мишленовских ресторанах. Пункт первый:нормальные продукты, пункт второй - зарплата персонала. Ну и убрать все и всяческие ООО и ввести контроль государства, как прежде. Чтобы не мигрант на ржавой газели привозил морковь 35 сорта, которую нужно рубить топором, а те машины, что и раньше с проверенными водителями. И попечительский совет школы принимал бы эти машины с утра.

В нашей школе (Хоровое училище С-Пб) очень хорошее питание, ни про какие системы не знаю, оплачиваем наличкой по счёту. Но в этом учебном году город убрал льготы для детей из многодетных семей, прописанных в других регионах (и ЛО в том числе) и счёт вырос за 10.000 в месяц. Ребенок живёт в интернате, не питаться в учреждении невозможно. Сэкономили, вероятно.

Поговрить с персоналом столовой можно.Но тогда вопрос.Вы готовы работать за 20-25000 в месяц+рабочие субботы и начало рабочего дня в 7 утра и ни минутой позже? Желающих трудится на школьном пищеблоке немного,течка кадров,в основном пенсионерки,берут на работу абсолютно всех.Редко кто работает дольше 7-8 месяцев.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1