11.08.2020 11:05
23

Волонтеры прозвали ее «Лесным Рэмбо». Как все складывалось не в пользу бабы Кати, которая 18 дней провела в лесу, но выжила

Жительница города Сланцы Екатерина Михайловна Чижова, которую местные по-простому называют бабой Катей, 18 дней одна провела в лесу и смогла выжить, став абсолютным рекордсменом за историю поисков потерянных в Петербурге и Ленобласти. Ее нашли охотники, которым в ту субботу разрешили выйти на промысел. Жизни бабы Кати все еще угрожает опасность, но теперь семья хотя бы знает, где она.

Масштабные поиски 73-летней пенсионерки начались 23 июля, на следующий день после ее пропажи, и благополучно завершились 8 августа. Она ушла примерно за 12 километров от знакомого леса и беспомощно сидела на болоте с тем же ведром, с которым отправилась за ягодами. Если бы не характер Екатерины Михайловны, волонтеры и семья, которая ни на минуту не прекращала попытки вызволить женщину из леса, шансов на спасение у нее бы не было. Сейчас она в реанимации в стабильно тяжелом состоянии, но сознание и воля к жизни ее не покинули.

Сама баба Катя, по понятным причинам, рассказать о себе и своих скитаниях по лесу не может. Она лежит в сланцевской больнице, родственники хотят для нее лучшего лечения, но пока перевозить ее в Петербург или другие более крупные города врачи не рекомендуют, хотя и местный мэр готов содействовать — она истощена и обезвожена, на стертых сапогами ногах гноятся раны, которые атаковали насекомые. Дочери и рады бы найти специалиста, который знает, что делать в таких случаях, но пока к кому обратиться они не знают.

О поисках женщины «Фонтанке» рассказали ее дети, Ирина и Наталья. Неподалеку от города Сланцы у Екатерины Михайловны и ее супруга дача, на десяти сотках засажен каждый клочок, традиционно летом они с мужем ходят в лес по грибы и ягоды. Так и в этот раз 22 июля они отправились за черникой, выехав на машине из деревни Втроя. Кустик за кустиком, баба Катя не поняла, как так далеко зашла, хотя лес ей хорошо знаком. Позвонила мужу, тот пытался ее сориентировать, гудел клаксоном машины, но жена ничего не слышала. Через шесть часов безрезультатных действий он позвонил дочерям, те сразу поехали в лес.

«Мы сразу позвонили в МЧС, а сами объездили все дороги, гудели, пытались дать ей нас услышать. Приехала сланцевская полиция, но они постояли и уехали. Муж сестры ходил по лесу, через несколько часов мы поняли, что толку никакого, позвонили пограничникам. Те приехали с собакой, она взяла след, но через 400 метров его потеряла, потому что шел дождь. Мы не видели никаких следов и не понимали, в какую сторону идти. Позвали охотников, они на тракторе поехали ее искать. Но тоже безрезультатно. Мы остались ночевать там же».

Как рассказали «Фонтанке» поисковики, изначально заявка была с информацией, что телефон потерянной сел, однако на следующее утро женщина снова была на связи. В это время в лесу собрались добровольцы «Лизы Алерт» и «Экстремума», над зоной поиска поднимали квадрокоптер. Сложней всего было уговорить ее оставаться на одном месте, в панике женщине казалось, что вот, за этим кустом, какая-то дорога. Говорила она в трубку дочерям и что видит каких-то людей с собакой, но те на ее вопросы и просьбы о помощи не отвечали. Семья полагает, что вскоре после потери у мамы от переживаний начались галлюцинации. Видела она и какие-то деревянные игрушки в лесу, Ирина считает, что речь шла о невысоких столбиках на просеках, которые оставляли лесорубы, окрашивая верхнюю их часть в красный.

Поиски усложнила местность — в этом куске сходятся сразу три границы, до Псковской области от Втрои пара километров, примерно столько же до Эстонии. Близость другого региона РФ стала поводом для сланцевской полиции переадресовать вопрос поисков к соседям — телефон запеленговали уже на территории Гдовского района. Людей в помощь, рассказывает Наталья, в полиции предоставить не смогли — личный состав наперечет, такая же ситуация у местных пожарных. В уголовном розыске ограничились принятием заявления, возбуждением дела и взятием образцов ДНК.

«Я очень благодарна полиции и МЧС Псковской области. Нам сразу на помощь отправили спасателей, эти же ребята в итоге помогли эвакуировать маму из болота», — рассказывают дочери и обещают передать свое спасибо через местную газету.

Отдельно и многократно в разговоре с «Фонтанкой» сестры благодарили волонтеров. Первый отряд прибыл на место поисков в день пропажи и уже ночью вышел в лес. Как рассказывают дочери потерявшейся, местоположение штаба дважды менялось, приезжали и уезжали десятки людей. Особенно запомнилась им девушка, которую в отряде называли Маней, она провела с ними в лесу 8 дней и ночей, практически не спала и за день «закрывала» десятки километров. Также отметили сестры замкомандира отряда «Экстремума» Валерию Верховодко, которая на месте руководила поиском.

Как она рассказала «Фонтанке», а у девушки более 10 лет опыта в поисках пропавших, ситуация осложнялась в первую очередь тем, что лес огромный и зона поиска в общей сложности занимала больше сотни квадратных километров. Это значит, что во все стороны тянется и тянется лес, который не ограничен ни дорогами, ни сёлами, ни озерами или реками.

Основные работы велись в квадрате примерно 20–25 квадратных километров. В лесу находили следы, которые, вероятней всего, принадлежали пропавшей, проверяли и болото, в котором ее в итоге нашли, но на него в первые дни пропажи баба Катя однозначно не выходила.

Фото: читатель «Фонтанки» Ирина
Фото: читатель «Фонтанки» Ирина
Фото: читатель «Фонтанки» Ирина
Фото: читатель «Фонтанки» Ирина

В первый день поисков, когда на месте уже были волонтеры, телефон бабы Кати еще работал. «В какой-то момент мне удалось уговорить ее оставаться на месте. Ситуацию осложнял сниженный слух, работа на отклик не помогала. Она человек деятельный, а представьте себе, вы сидите на месте несколько часов и ничего не происходит. Я пыталась вывести ее по солнцу», — рассказала Валерия. Сориентироваться Екатерина Михайловна не смогла, вскоре связь с ней пропала.

В карточке поиска на сайте «Экстремума» ситуация описывается так: «Утверждает, что ручьев и рек не видела, насчет открытых болот данные до утра противоречивые. К вечеру 23-го упоминала и болото, и канавы, и «угол». На дороги 23-го не выходила, была какая-то тропинка, но закончилась, 22-го какие-то дорожки были, через 2–3 часа после того, как потерялась, выходила на поле, видела развалины, позже ушла оттуда.

Вечером 23-го опять попала в «бурелом», смешанный, плохо проходимый лес, родственникам сказала, что будет все равно пробовать идти».

Несколько раз, рассказывают сестры, над лесом поднимали квадрокоптер, был он и у «Лизы Алерт», женщины также нашли специалистов со стороны. Как пояснили «Фонтанке» в поисковом отряде, такой способ поиска хорош, когда надо закрыть большую площадь, например поле или болото. В этом случае это не помогло, а поднять дрон над местностью, где в итоге и нашли женщину, не позволили пограничники — сказалась близость эстонской границы. «Звучало даже, что если бы искали ребенка или беглого преступника, тогда да, поднимайте, а тут старушка, навстречу нам не пошли», — рассказала Ирина.

Екатерина Михайловна ушла в лес в спортивной куртке с белыми фрагментами, белом платке на голове, штанах и резиновых сапогах. Под ягоды взяла белое пятилитровое ведро. Спичек у нее не было.

Карта, на которой отмечали трек поисковики, испещрена тропинками. Родные бабы Кати даже примерно не могут сказать, сколько за эти 17 дней прошли. У поисковиков работа давно выстроена — зону поиска делят на квадраты, в каждый отправляют группу, таким образом, шаг за шагом, закрываются квадратные километры. «Я каждый раз, когда уходила в лес, чувствовала, что вот, именно сейчас я ее найду. Представляла, что она жива», — описывает Наталья.

Все дни поисков, уже после того как женщина перестала выходить на связь, были практически однотипными. Шли дожди, и все, кто уходил в лес, возвращались насквозь мокрыми. В какой-то момент было решено перенести штаб в другую точку, тем временем по всей округе, и за сотню километров от места пропажи, родственники расклеивали ориентировки, сообщения о пропаже рассылали по всем возможным группам в соцсетях.

На вторую неделю поисков активные работы волонтеров прекратились. До бабы Кати максимум, который человек проводил один в лесах Ленинградской области и выживал, составлял 14 дней. В соседних регионах были и более впечатляющие цифры, но, как рассказала «Фонтанке» Валерия Верховодко, речь шла о более подготовленных людях — в Архангельской области мужчина выжил спустя 21 день после пропажи, но ему помогли и возраст, и опыт, и экипировка.

Волонтеры разъехались не просто от отчаяния. Сезон 2020 года особо богат не только на грибы, но и, как следствие, на потерявшихся. Заявок десятки, а больше всего шансов найти человека в первые несколько суток. К концу поисков в то, что Екатерина Михайловна еще жива, никто кроме родных особо уже и не верил.

«Мы решили, и так жестко сказали ее внуки, что найдем маму в любом состоянии», — рассказала Наталья.

Утром в субботу, 8 августа, в лесу оставалась уже только семья и друзья, но тот же «Экстремум» был на связи и координировал процесс поиска. «Я не ожидала, что все так серьезно у спасателей построено, и что так много приедет людей. Нам давали четкие инструкции, меня научили пользоваться компасом, ориентироваться в лесу. Я даже шутила: а может, мне теперь тоже примкнуть к отряду, если такой опыт», — поделилась Наталья. С благодарностями в ответ выступили и в «Лизе Алерт», семья действительно помогала в поиске.

В шесть утра 8 августа родные бабы Кати снова ушли в лес, а спустя несколько часов раздался звонок. «Мы нашли вашу маму», — прозвучало в трубке.

Группа охотников из Петербурга приехала к родственникам в Псковскую область 7 августа, а утром 8 числа вышла с ружьями в лес на пернатую дичь, это был первый день, когда разрешили охоту. Как пересказывают сестры, трое мужчин шли мимо болота, когда один из них в отдалении увидел какое-то мельтешение. Посмотрел в бинокль и решил, что это зверь, двинулись в ту сторону. Екатерина Михайловна подняла руку с тем самым белым ведром, вероятно, так она отреагировала на шум неподалеку. «Когда они до нее дошли, то увидели женщину, всю облепленную мухами. Сперва подумали, что она пьяная», — рассказывает Наталья.

Баба Катя что-то лепетала про то, что ждет автобус, но потеряла проездной, утверждала, что «дед за мной приедет», вниманию мужчин особо рада не была.

Охотники, пересказывают дети Екатерины Михайловны, звонили знакомым в полицию, там просили фото, но связь в этих местах практически отсутствует. Затем один из них вспомнил, что сутки назад в магазине в деревне Подолешье видел ориентировку (около 80 км от Втрои). Один из мужчин позвонил своей маме, она дошла до магазина, но он был закрыт. Вызвонили хозяйку, та своего мужа, и только так удалось выяснить, что бабушка в болоте именно та, которую ищут.

«Мы в тот момент были примерно в 4–6 км. Пока добирались, они дали маме попить и маленький кусочек хлеба. Когда дошли, она сразу меня узнала», — вспоминает Наталья.

Баба Катя рассказала дочери, что пила воду, выжимая ее из мха, а ела неспелую клюкву. «Вокруг нее в радиусе около пяти метров все кусты были объедены. Я думаю, что она уже не могла ходить. Видимо, ползала за ягодами». Как она забрела в болото, женщина не помнит.

Минут через 20–30 до места добрались сотрудники МЧС из Гдовского района и на носилках вынесли бабу Катю из леса, преодолев примерно пять километров. На максимально близкое расстояние по практически непроходимым дорогам приехала карета скорой помощи. Бабушке поставили капельницы, а еще на болоте дочери, как могли, промыли червивые раны. «Мы долго не могли снять с нее сапоги. Только спасателям и удалось», — отметила Наталья.

Тут им снова пришлось столкнуться с границами. За Екатериной Михайловной, так как она находилась на территории Псковской области, приехала местная скорая. По инструкции они не могли везти ее в соседний регион, но в Гдове нет реанимации, а до Пскова чуть ли не 200 километров пути. «Мы понимали, что она просто не доживет. Скандалили, говорили, чтобы высадили нас здесь же, на обочине. А в рации слышали, когда нас все же повезли в сторону Ленинградской области, чтобы водитель немедленно разворачивался», — отметила Ирина. В итоге бабушку на границе регионов пришлось перекладывать из машины в машину.

Екатерина Михайловна живет в Сланцах больше тридцати лет, семью, а у нее трое дочерей, она перевезла с Урала, куда попала по распределению. Родилась она в Татарстане и все детство провела в деревне, застав и послевоенный голод. Дочери полагают, что непростое детство без матери, которая умерла, когда бабе Кате было три года, каким-то образом помогло ей выжить в лесу. «Она такой живчик всегда. Я встаю на работу в восемь утра, а она уже идет по делам, в магазины. Все время ходит, никогда не сидит на месте», — рассказывает Наталья. «Она у нас такая, курица-наседка, вся семья вокруг нее. Практически первым, кого вспомнила, это полуторагодовалого внучка, спрашивала о его здоровье», — добавила Ирина.

Екатерина Михайловна лежит под капельницами в тяжелом состоянии, но дышит сама. На какие части ее организма пришелся самый тяжелый удар — пока сказать сложно, выживет ли она — тоже. Но баба Катя приходит в сознание, а через полтора дня в больнице, еле шевеля языком, поинтересовалась, как там ее огород. Прогнозы пока никто делать не решается. Спасатели между собой прозвали Екатерину Михайловну «Лесным Рэмбо».

Надежда Мазакина

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (23)

Здоровья бабуле, но в лес в одиночку не ходят!!

alexpv
Очень поучительная история, про добрых и отзывчивых людей, готовых прийти бескорыстно на помощь..и о стране, в который мы живем ее чудо-погранцами, отсутствием реанимации на 200км в округе и прочим дебилизмом и бюрократией, которые как были 40 лет назад, так и остались. Ничего не изменилось.

Пограничничники красавцы. Защитники Родины.
Этот маразм и в Пкове происходит. Лично меня по загранпаспорту не хотели селить в готинице в центре Пскова. Типа ФСБ не велит. Пограничня зона.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор