Духовный путь 2.0. Как красота архитектуры привела молодого петербуржца к вере

32715

«Огромные и красивые католические соборы. Если такое великолепие построили для кого-то, то этот кто-то, наверное, очень важный», — с такой мысли начался путь тогда еще будущего магистра истории искусств Артема Ванюшина к вере. Импульсом для смены мировоззрения послужила уникальная архитектура. Продолжая серию публикаций о верующих молодых людях, «Фонтанка» расспросила Ванюшина о самых необычных католических храмах.

Фото: Фонтанка.ру
ПоделитьсяПоделиться

Впечатлений хватило навсегда

Красоту Артем Ванюшин остро чувствовал с детства. Еще мальчиком он «залипал» перед картинами и необычными зданиями. Когда Артем учился в шестом классе, они с родителями отправились в путешествие в Европу — в автобусный тур с посещением нескольких стран и городов. В Вене туристов привели в собор святого Стефана.

«Я до этого никогда не видел такой масштабной готической архитектуры с огромными сводами. Этот храм — очень необычный памятник, и в нем находится знаменитая резная каменная кафедра со скульптурами. Полет пространства, много света, витражи... Все это поразило мое воображение, и я подумал: у людей не было такой техники, как у нас сейчас, не было подобных технологий, но они сумели построить такую красоту. Наверное, тот, ради кого это делали, очень важный», — вспоминает Артем первое знакомство с католическим храмом.

Вторым впечатлением, которое мальчик получил в тот же день, стал чумной столб, который установили в XVII веке в память об избавлении Вены от чумы. На столбе Артем увидел изображение коленопреклоненного императора, смотрящего вверх. А наверху — изображение Святой Троицы.

«Я вторично подумал: раз такой значительный человек, как император, встал на колени, значит, там наверху кто-то очень могущественный», — рассказывает о своих ощущениях Артем.

Фото: stock.adobe.com
ПоделитьсяПоделиться

С этой поездки начался путь молодого человека к вере. Он стал читать, изучать и понял, что католицизм ему ближе, понятней всего и очень эстетичен. После окончания школы юноша поступил в университет на исторический факультет и переехал из Калуги, где родился, в Петербург. Здесь он сразу же отправился в католический храм и начал посещать его регулярно. Сначала молодой человек был министрантом (алтарником, который помогает священнику во время проведения службы), затем вступил в церковный хор и позже стал преподавать детям в воскресной школе.

Почти половину воскресенья Артем проводит в храме: сначала занимается с детьми, затем слушает мессу. А после этого отправляется на курсы арабского языка — недавно он начал его изучать.

Почему именно этот язык? Он оказался нужен Артему в работе. Мужчина — сотрудник Горного университета, работает с иностранцами, которые хотят поступать в этот вуз и приезжают на подготовку. Некоторые говорят только по-арабски.

«Ну и интерес у меня есть. В Турции я немного познакомился с исламом и обнаружил, что в Коране очень красиво сформулированы некоторые вещи: например, восхваление господа. Мне хочется иметь возможность прочесть их в оригинале».

Храм столичного масштаба

Ванюшину повезло немало путешествовать. Еще до поступления в вуз он учился в художественной школе, и группу воспитанников часто возили за границу, чтобы дать им возможность увидеть и оценить зарубежное искусство. Так Артем побывал на пленэре в Германии, рисовал с одноклассниками на улице в Париже, видел Нотр-Дам-де-Пари, собор Святого Петра в Риме. Но самым любимым храмом для него стал собор Сан-Карло алле Куатро Фонтане, расположенный на пересечении улиц Четырех Фонтанов и Квиринале в Риме. Его строил архитектор Франческо Борромини, создавший очень своеобразное произведение.

«Этот собор создает впечатление не монументальной архитектуры, а чего-то воздушного, пластичного», — описывает здание молодой католик.

Еще один необычный костел Артем обнаружил в Польше, когда путешествовал по ней, изучая католические храмы для магистерской диссертации. В маленьком городке Климонтуве возведен огромный собор в итальянском духе. Ванюшин вспоминает, что был поражен: в крохотном городке, почти в деревне, стоит сооружение столичного масштаба.

Католические церкви вообще отличаются монументальностью и стилем. Как правило, это большие здания, с куполами, арками и колоннами, богато убранные внутри. В Петербурге такие тоже есть: некоторые — знамениты. Например, базилика святой Екатерины, прихожанином которой является Артем. Она построена в XVIII веке в стиле раннего классицизма с элементами барокко и рококо. Ее строили несколько архитекторов, в том числе знаменитый Антонио Ринальди, и это сказалось на внешнем виде. Собор святой Екатерины сам по себе считается памятником истории — кроме того, в нем хранятся уникальные атрибуты

«Старый алтарь у входа в ризницу, он сейчас разрушен и законсервирован, но даже в таком виде своей стариной впечатляет тех, кто приходит посмотреть, — говорит Артем Ванюшин. — А над ним висит распятие — почти единственное, что уцелело от убранства храма, когда он подвергался разрушениям в советскую эпоху. Распятие вынесла и сохранила одна из прихожанок, а потом вернула его в храм. А еще в нашей базилике очень ценные деревянные двери, изготовленные в XVIII веке. Они прекрасно сохранились, что бывает редко».

Базилику святой Екатерины часто посещают туристы. Эстетика католических храмов впечатляет многих — иногда она действительно может стать причиной обращения ранее неверующего. Но, как считает Артем Ванюшин, люди, которых привлекает только внешняя красота, в вере задерживаются обычно ненадолго. Другое дело, если после внешнего они увлекаются внутренним содержанием. Так, например, пришли в католицизм родители Артема Ванюшина. Сначала он привел их в базилику, которую посещает сам. Они впечатлились красотой храма, а затем разговорились со священником. Вернувшись в Калугу, родители Артема прошли курс катехизации и стали прихожанами церкви в родном городе.

Фото: stock.adobe.com
ПоделитьсяПоделиться

Как обновили католицизм

Неотъемлемым атрибутом католической религии считают орган, причем часто полагают, что используют его только католики. Но это неверно. Органную музыку часто можно услышать и в протестантских церквях, и в лютеранских. Но месса может состояться и без музыкального сопровождения.

«Это будет менее красиво и торжественно, но на таинство отсутствие органа или хора не повлияет», — поясняет Ванюшин.

Вообще католическая религия за последний век претерпела ряд существенных обновлений, которые в 1962–1965 годах утвердила реформа Второго Ватиканского собора. Прежде на алтаре можно было служить только одну мессу в день, и если в храме часто возникала нужда в еще одной, там ставили второй алтарь. Сейчас таких ограничений нет, служить можно столько месс, сколько нужно.

Изменился и язык, на котором священники обращаются к богу. Исторически служили на латыни, но после реформы церковная власть рекомендовала читать молитвы на местном языке: русском в России, французском во Франции и т.д.

«В нашей базилике регулярно проводят мессу на английском или на польском, потому что у нас много англоязычных и польскоязычных прихожан», — уточняет Артем.

Католицизм — единственная религия, сохранившая практику орденов. Есть они и в Петербурге. Например, Ванюшин готовится к вступлению в орден доминиканцев-мирян. Каких-то особенных обязанностей на него это не наложит: члены группы живут так же, как обычные люди, но стараются соблюдать все правила веры, чтобы своим примером вдохновлять других обращаться к богу.

«Быть верующим — нетрудно, — уверяет Артем Ванюшин. — Все дело в том, как ты это воспринимаешь и как готов проводить время. Я вот часто вижу в метро молодых людей, они в дороге играют в телефоне. Я тоже сижу с телефоном — читаю Библию во время поездки, специально установил себе нужное приложение».

Как живут последователи других религий, читайте в материалах «Фонтанки».

Фото: Фонтанка.ру
Фото: stock.adobe.com
Фото: stock.adobe.com

ЛАЙК15
СМЕХ5
УДИВЛЕНИЕ2
ГНЕВ6
ПЕЧАЛЬ6

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter