«В педколледжах не учат любить детей». Почему петербургские родители выбирают семейное обучение

Полгода каникул и никаких учебников, русский язык на примере хоррора, математика со скидками. Петербургские родители рассказывают о детях, которые никогда не ходили в школу.

51
Фото: Анна Мешкова
ПоделитьсяПоделиться

Формат семейного обучения подойдёт не для всех. Полный образовательный процесс почти невозможно совмещать с крепким рабочим графиком, да и не каждый родитель сможет удачно дебютировать в роли педагога. Петербурженки рассказали «Фонтанке», почему отказались от школы для своих детей, можно ли освоить годовую программу по предмету за пару месяцев и как не сходить с ума, когда ребёнок не понимает элементарного.

На семейном обучении ребёнок получает образование вне школы. Чтобы перейти на этот формат, родители должны выбрать учреждение для промежуточной аттестации. Список школ опубликован на сайте комитета по образованию Петербурга. Там же можно найти форму заявления. В зависимости от договорённостей с руководством школы ребёнок проходит аттестацию раз в год, четверть, триместр или полугодие. Сдаются все предметы учебного плана школы. Семейное обучение часто путают с обучением на дому, во втором случае — к ребёнку домой приходят заниматься учителя. На семейном обучении весь образовательный процесс организовывают родители. По данным комитета по образованию, на конец прошлого учебного года в Петербурге на семейном обучении находился 3 651 ребёнок, из них 529 детей являются членами многодетных семей.

Юлия, сыновья 8, 9 и 10 лет на домашнем обучении. Двое других старших детей окончили 9 и 11 класс в школе.

На семейное обучение ушли, как началась пандемия. Меня не устроила сама дистанционка: посадить троих детей за планшеты, включить их и бегать проверять — кто на связи, а кто нет.

Мы учимся по печатным учебникам, у нас есть видеоматериалы — по географии, истории. Так как дети идут по возрасту друг за другом, некоторые предметы осваиваем вместе. Например, у нас нет окружающего мира, мы сразу учим биологию и географию.

Когда мы ушли на семейное обучение, честно скажу, старший сын ничего не делал три месяца, он лежал и смотрел в потолок. Ничем не интересовался, даже музыку забросил. Из-за этого нам пришлось догонять второй класс в третьем.

Если сейчас спросить: «Миша, почему ты не хочешь в школу?» — он скажет: «Я там сидел полдня, потом приходил домой, делал уроки, засыпал на столе или сразу ложился спать». У нас была молодая учительница, она была очень правильная. Нам в школе говорили одно: «В педколледжах не учат любить детей». Она получила красный диплом, но нет в ней какой-то душевности, тяги к детям. И дети к ней не тянутся.

У меня ребёнок медлительный, он встал и хочет ответить, рот открыл, а она уже: «Садись, 2». А он знал. У него где-то какая слезинка от обиды, а она: «Ты разнылся, выйди из класса и приведи себя в порядок». Он выходил и не знал, как туда вернуться. И мы постоянно болели. Когда организм не хочет идти в школу, и начинается — то горло, то сопли. Даже анализ крови показывал, что мы здоровы. В карточке так и писали: соматическая простуда.

Дома мы с утра встали — и смотришь, ребёнок приболел, и не заставляешь, не мучаешь его. Занимаемся в день часов пять. В это время входит, кроме школьных предметов, изо, шахматы, домашка по музыкалке.

В этом году мы сдали аттестацию в марте. С тех пор полгода отдыхаем. Сейчас я месяц составляю программу. Дети за мной бегают, спрашивают, когда начнём заниматься. На домашнем обучении сын постепенно стал интересоваться книгами, и сейчас его от них не оттащишь. В библиотеке уже не знают, что ему выдать.

Где-то и хитрость используешь. Купили энциклопедию про великие географические открытия, положили на видное место. Дети ходят мимо, а она просто шикарная — с картинками. Начинают открывать, удивляются, были такие корабли. Спрашивают: куда они плавали, тогда я уже начинаю рассказывать. Математику из-за денег учим. Надо считать сдачу, уметь процент высчитать.

В этом году будем учиться блоками. Сначала все будут проходить русский, потом математику, дальше английский и так далее.

Мы не сможем вернуться в школу, и даже не из-за учёбы. На детской площадке мой ребёнок может подойти к маме другого ребёнка и сказать: «Здравствуйте, а как у вас в этом году на огороде? Тыквы у вас выросли? У нас что-то в этом году маловаты». Он спокойно общается со взрослыми на равных. В школе он не мог сказать учительнице, что плохо себя чувствовал, боялся. С содроганием вспоминаю 11 лет школы старшего ребёнка, он до сих пор её ненавидит.

К нам дети в гости приходят, и очень сильно стала видна разница. Старший сын, ему 10 лет, бегает и играет на площадке. У него кнопочный телефон и он не знает, что в его возрасте положено другой. Ему никто об этом не говорил. Он бегает с пистолетиками, и к нему прибиваются дети помладше, пока его ровесники сидят в смартфонах.

У нас дома, например, играют в настолки, дети к нам приходят и втягиваются. У нас нет вай-фая и приходится откладывать телефон в сторону, со временем дети всё равно начинают играть, приходят и берут те же пистолеты.

Анна, трое сыновей 6, 10 и 13 лет. Старшие дети перешли в 4 и 7 класс, младший пока не занимается

У нас заочное обучение. Мы прикреплены к школе, числимся её учениками, но никогда в неё не ходим. Сдаём полугодовой и годовой тесты по каждому предмету. Аттестацию можем проходить когда угодно, хоть в сентябре.

Строгого графика у нас нет. Это одна из наших целей — ребёнок должен учиться планировать своё время. Дети раньше 9 не встают. В 11 у них тренировки в бассейне, уроки музыки с репетитором, оба осваивают фортепьяно, потом мы занимаемся школой в свободном режиме, с трёх часов идём на кружки.

В начале года я смотрю программу и говорю, какие у нас есть темы. Дети ищут информацию, гуглят, читают «Википедию», книги. Что-то я рассказываю. Есть, конечно, базовые вещи на том же «Учи.ру», но они не охватывают такие предметы как история и биология. Учебников у нас нет, к ним мы в очень специфических предметах обращаемся, например теория физкультуры. Особенно интенсивно обучение происходит, когда дети готовятся к тестам.

Все учатся на 4 и 5, но оценки для них не имеют значения. Нет какого-то социального осуждения, они не знают, как учатся другие школьники. Там, где дети получают хорошую оценку, но, на мой взгляд, не очень хорошо владеют материалом, мы обсуждаем: ты сдал тест на отлично, но неплохо было бы подтянуть, например о князьях у тебя знания поверхностные.

В школе я сама достаточно часто получала тройки, и это не помешало мне поступить в четыре института и два из них окончить. У мужа тоже два высших образования. Кто не хочет быть стандартным человеком в школе, тот там просто не отличник. Всегда у нас было: контрольная — 5, а поведение — 2, домашняя работа — 2. Выходило, что при достойном уровне знаний мы троечники. В школе ты должен хорошо сопротивляться, если не хочешь быть среднестатистическим человеком.

Многие считают, что если твои дети на домашнем обучении, то ты должен что-то кому-то доказать, и твои дети должны быть отличниками. Это не совсем верная позиция по отношению к детям, потому что у них свои желания и возможности. Я стараюсь держать себя по этому поводу в руках, быть троечниками — их право.

Я детям говорю: если ты не можешь организовать себя сам, ты можешь пойти в школу и там тебя будут организовывать принудительно. С одной стороны, это тяжелее, с другой — на тебе нет никакой ответственности, и это легче. Некая модель взрослой жизни.

Я не работаю, могу себе позволить заниматься обучением детей. С точки зрения отдельного ребенка — это удобно, так как они в разных темпах осваивают программу. Одному нет смысла объяснять математику на протяжении года, он за два месяца может разобраться с программой. Другому — трудно читать, ему как раз получше бы заняться литературой и русским. В итоге школа занимает меньше времени, нет домашних заданий, которые надо делать. У детей есть возможность ходить на разные кружки, и они много всего успевают попробовать, это даёт им шанс определиться с интересами на будущее.

Как таковых каникул у нас нет. Даже наоборот, летом мы поняли, что с русским у нас плохо: почерк страдает, правила вроде знают, но не применяют. Решили каждый день писать небольшое сочинение. Основные ошибки в нём видны. Младший писал автобиографическую историю, как он ездил на сборы. А у старшего уже коллекция хорроров, микроистории о том, как кто-то шёл и где-то умер. Ему смешно от этого. Ему хочется, чтобы реально получилась интересная история. Он 90 дней пишет, ни разу не повторился в способе смерти своего персонажа. Если бы они пошли в школу, им было бы там очень трудно. Писать хоррор им бы точно не разрешили.

Раньше я представляла домашнее обучение по-другому. Я что-то детям рассказываю, они, конечно же, слушают и каждый день сдают задания, и всё в радость. В реальности, конечно, они ленятся. Старший любит слушать, разинув рот, а младший меня перебивает и говорит: «Ой, когда будем играть с планшетом?» То есть он меня не слушал. У него другой канал восприятия, с ними надо по-другому заниматься.

Сначала я сама выгорала, сердилась, когда ребёнок не понимал чего-то простого. Или я эмоционально рассказывала, а для него эти эмоции тяжеловаты, и он впадал в ступор, не мог понять простые вещи. Сейчас бы я сказала: «Пойдём погуляем, потом вернёмся к этой теме». Тогда мне было трудно быть такой гибкой.

Средний сын — чемпион мира по водно-моторному спорту. Еще дети имеют разряды по шахматам и ходят в школу олимпийского резерва. Плавают на спортивный разряд, хотя мы не получаем его, так как нам это неинтересно.

Оксана, пятеро детей

Сейчас у нас на семейном обучении находится младшая дочь, ей 12 лет, и она в сентябре начнет 8 класс. Старшие четверо детей отучились на семейном обучении и выпустились. Все четверо учатся в вузах. Старшая дочь 23-х лет окончила музыкальный колледж и изучает психологию в институте. Она хочет получить профессию нейропсихолога. Сын (21 год) учится на геолога, второй сын (18 лет) изучает медицину. Еще одна дочь (16 лет) поступила в этом году в университет на специальность «Литературное творчество».

Основная часть обучения у нас проходила между завтраком и обедом, обычно в этом время мы успевали сделать три урока по наиболее важным предметам, которые требуют времени и сил. После обеда у детей кружки. С собой они брали в дорогу учебники по устным предметам, которые могли читать в транспорте или в перерыве между занятиями. Если кружков в этот день не было, то мы читали что-то по программе и после обеда, но эти предметы уже были более легкими. Мы используем учебники, можем оставить рекомендованные нашей школой, а можем заменить на более удачные или на книгу по теме.

На мой взгляд, цели нашего семейного обучения достигнуты у всех выпускников, каждый из детей стал человеком, который умеет и любит учиться. Другой вопрос, что мои подходы постепенно менялись на протяжении всех этих 15 лет, когда я обучала детей дома. Все эти годы я занималась повышением уровня своего образования в области педагогики и психологии. Помимо того, что я много читала русскоязычную педагогическую и психологическую литературу, я выучила английский язык на уровне, достаточном для чтения, и прочитала много книг ведущих зарубежных специалистов. Многие ценные идеи и стратегии нашли свое место в нашем обучении и преобразили его. Семейное обучение — это путь роста для детей и родителей.

На заре семейного обучения я задавала старшей дочери списывать упражнения из учебника русского языка, причем за классную и домашнюю работу. Я не замечала того, что эта деятельность не работает у дочери на результат, и думала, что нужно просто продолжать, и количество однажды перейдет в качество. Но только позже, уже с младшими детьми, я отказалась от такого вида деятельности. Я сделала письмо значимым и осмысленным для них. Дети, в зависимости от своих интересов, писали дневники, книги, рассказы, письма, доклады, исследования, статьи, редактировали статьи и книги в качестве волонтерской деятельности. На их собственных текстах отрабатывались грамматика с орфографией и пунктуацией. Многие другие подходы были пересмотрены за прошедшие годы. Например, уход от использования учебников по английскому языку в пользу обильного чтения, слушания, говорения. Новый подход позволил детям достаточно быстро овладеть языком на достаточно хорошем уровне, дети сдавали потом успешно как ОГЭ и ЕГЭ, так и международные экзамены.

Мы подходили к сдаче ЕГЭ как к рабочему вопросу. Ставили цели, брали достаточно времени, готовились самостоятельно или с помощью репетиторов или курсов. Дети много решали тренировочных тестов. Среди моих детей нет стобалльников, у нас достаточно средние результаты, чаще в диапазоне 70–91 балла.

Я работала большую часть лет, посвященных семейному обучению, сама выбирала деятельность. Я перепробовала много разных занятий и остановилась в итоге на образовательных услугах, проводила курсы и давала уроки. Сейчас я занята в сфере поддержки семейного образования, оформлена как самозанятая, веду свою деятельность официально.

Всем своим девочкам мы даем обязательно одну из специальностей в рамках семейного обучения, чтобы они смогли в будущем совмещать работу на дому или удаленно с заботой о детях. Это преподавание музыки, русского и английского языков, иногда математики.

Преподавать можно на дому и онлайн. Средняя дочь после обучения в вузе сможет делать переводы, писать, редактировать, заниматься корректурой и тоже преподавать.

Помимо этой специальности они могут получить сколько угодно других сами, мы их во всем поддерживаем. Будет возможность у них в жизни работать вне дома — отлично. Будет необходимость оставаться в семье — и тогда не пропадут.

Семейное обучение ни в коем случае не исключает возможности привлечения педагогов или записи на курсы. Мы пользовались услугами репетиторов по английскому языку, совмещая очень серьезную самостоятельную работу дома с индивидуальными занятиями с учителем или с обучением на курсах (например, с носителем языка). Также мы обращались к педагогам для подготовки к ЕГЭ по химии, биологии, литературе и части С в профильном экзамене по математике. С остальным справлялись сами. Для сдачи промежуточных аттестаций в школе помощь репетиторов нам не требовалась. Только для освоения программы выше школьного уровня.

Семейное обучение может быть очень разным. Я хотела бы говорить только о хорошем семейном обучении. Оно дает возможность создавать крепкие семейные связи, формировать настоящую команду, благодаря тому, что семья много времени проводит вместе и имеет общую деятельность. Дети получают возможность отлично социализироваться, приобрести хороших друзей. Можно обучать дома по лучшим методикам и дать фундаментальное образование. Исключить разрушительный стресс, оставив только здоровый уровень, связанный с образовательными и жизненными вызовами.

Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: Анна Мешкова

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (51)

Слава богу мои дети закончили самую обычную пролетарскую школу в 2019 и 2021 году....Мое мнение о школе: это не то место куда нужно приходить за знаниями....Обилие в классах "неадекватов", которых при союзе просто выгнали бы из школы- делает невозможным усвоение информации другими , адекватными учениками...Неоднократно просил детей сделать диктофонную запись урока- "неадекваты" громко комментируют слова учителя, высказываются в адрес одноклассников и отпускают "сальные" шуточки...Учитель, в соответствии с законодательством, не может удалить "дебилушек" из класса. Да и желания не имеет...Учителя, в основном старые "грымзы"- возраст 60 с большим плюсом. У них нет никакого желания какие либо знания давать вообще- преподавание сводится к невнятному "бубнежу". Если бы не репетиторы- дети точно бы не поступили в университеты на бюджетные места...Все, что происходит в школах- целенаправленная политика государства, заинтересованного в увеличении числа малограмотных- ими проще манипулировать!

Как выпускник пед колледжа скажу, что суть и причина-государство, остальное-следствие. У нас пару лет назад перестали преподаватели на свои пары приходить, некоторые давали задания и отсутствовали в аудитории, некоторые на паре какие-то бумаги писали, а мы книжки читали. Мы стали выяснять, что случилось. Оказалось, что государство тупо космическими масштабами бумагами начало заваливать, которые нужно отправить "ещё вчера". Комитет должен оправдывать себя, поэтому каждый месяц + новая бумажка и каждый год переделывать по новому стандарту ту накопленную кипу за прошлый год, был бы разогнан комитет бездельников, время бы тратилось на детей. Количество диагностик и тд вы просто не представляете. По факту уволили тех, кто проводил занятия( по итогам проверки у них находили незаполенными часть бумаг), а те, кто бумаги заполнял остались в пед колледжах, качество выпускников соответствующее. Я сама боюсь отдавать ребёнка в школу, а особенно в дет сад, где на 1 взрослого 30 3-летних детей.

Сейчас есть выбор, но все же я не сторонник домашнего обучения.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1