21

Чёрные пятницы российских медиа. Игра на выбывание

Раз или два в месяц по пятницам последние полгода в новостных лентах появляются заголовки о признании ещё одного СМИ или журналистов иностранными агентами.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов
ПоделитьсяПоделиться

В реестре Министерства юстиции Российской Федерации больше сотни иностранных агентов: это и НКО, и СМИ, и физические лица. Часть из признанных агентами вынуждены были эмигрировать или приостановить свою деятельность — требования нормы размыты, а наказание сурово. Сам же закон об иностранных агентах писали в противовес американскому почти 10 лет назад и регулярно ужесточали. Последние изменения в спешке приняли в конце 2020 года, с тех пор количество СМИ-иноагентов увеличилось вдвое.

Российский закон об иностранных агентах появился в 2012 году спустя несколько месяцев после прошедших в России акций протеста после думских и президентских выборов. Тогда под эту норму могли попасть только некоммерческие организации. Спустя год после введения нормы стали появляться первые иностранные агенты: Евразийская антимонопольная ассоциация, фонд содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт», фонд «Институт развития свободы информации», правозащитный центр «Мемориал» и другие. К 1 августа 2014 года реестр насчитывал уже 11 организаций.

Обязательным условием для признания иностранным агентом в России закон прописывал вовлечённость в политическую деятельность. Лишь к 2016 году в Министерстве юстиции решили определить, что именно это означает. Легче от определения, впрочем, не стало — под политикой, как оказалось, можно понимать почти что угодно: например, участие в организации и проведении публичных мероприятий, публичные обращения к государственным органам, распространение оценок принимаемых государственными органами решений.

Новый виток борьбы с иностранными агентами можно отсчитывать с 2017 года. Тогда в США решили воспользоваться собственным законом, принятом ещё в 1938 году для борьбы с агентами влияния из нацистской Германии, и наградили агентским статусом российское агентство Sputnik и телеканал Russia Today. Согласно американскому закону, организации-иностранные агенты обязаны регистрироваться в американском Минюсте и каждые полгода предоставлять отчет о поступивших на их счета средствах и расходах. При этом закон США подразумевает, что получить статус «иностранного агента» может только то физическое лицо или организация, которые напрямую управляются или контролируются иностранным правительством или организацией. Также статус можно получить, занимаясь политикой или распространяя политическую информацию, если организация ставит перед собой коммерческие, культурные, научные или религиозные цели, то быть признанной иноагентом она не может.

В ноябре 2017 года Государственная дума добавила в закон об иностранных агентах новую норму: Минюст может признать «иноагентом» любое иностранное СМИ, которое получает финансирование или имущество от иностранных органов или граждан. При нарушении закона СМИ могут оштрафовать до 5 млн рублей, а гражданина могут арестовать до 15 суток. Уже в декабре 2017-го Минюст официально признал иноагентами на территории России «Голос Америки», телеканал «Настоящее время», «Радио Свободы», «Сибирь. Реалии», «Idel. Реалии», «Фактограф», «Кавказ. Реалии» и «Крым. Реалии».

В конце 2020 года Государственная дума внесла поправки в российское законодательство об иностранных агентах. Согласно тексту документа, ими могут быть объявлены общественные объединения, незарегистрированные в качестве юридических лиц, а также физические лица. И в том числе — иностранные журналисты, занимающиеся политикой. Сами поправки приняли в рекордные сроки: с момента регистрации законопроекта до подписания его президентом прошло 19 дней.

Первыми в реестр по новому закону попали российский и советский правозащитник, лидер «Движения за права человека» Лев Пономарев, журналист Денис Камалягин, его коллеги из «Радио Свобода» Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, а также петербургская акционистка Дарья Апахончич. Последняя была крайне удивлена своему появлению в этом списке, в интервью «Фонтанке» Апахончич рассказывала, что не понимает причину включения её в список СМИ-иноагентов, ведь она не занимается журналистской деятельностью, кроме того, единственное финансирование из-за рубежа, которое она получила, был, по её словам, перевод от подруги в качестве подарка на день рождения. Попытки оспорить решение Минюста в суде к желаемому результату не привели, и весной 2021-го девушка уехала из страны.

В апреле 2021-го Владимир Путин подписал ещё один закон, вводящий штрафы для журналистов и редакций за распространение сообщений и материалов других СМИ — иностранных агентов без указания этого статуса. Упоминать о статусе иноагента формально должны только они сами и любые СМИ, которые распространяют материалы иноагента или ссылаются на них, — у себя и на других площадках. В противном случае грозит штраф: изданию — от 40 000 до 50 000 рублей, журналисту — от 2000 до 2500 рублей, главному редактору — от 4000 до 5000 рублей.

Почти одновременно журналисты в России начали отсчитывать пятницы: по этим дням ближе к вечеру, когда аудитория СМИ уже не следит за новостями, Минюст, прокуратура и Роскомнадзор начали выдавать новые статусы СМИ.

В пятницу, 23 апреля, российский Минюст внес издание «Медуза» в список СМИ — иностранных агентов. Формальным инициатором решения стал основатель «Антиглобалистского движения» и сторонник «Антимайдана» Александр Ионов, который написал жалобу в Роскомнадзор. «В случае с «Медузой» это означает смерть издания», — предполагали в редакции, однако в итоге ошиблись.

После получения клейма иноагента в редакции заявили, что отпускают два собственных проекта YouTube-шоу Антона Долина («Радио Долин») и Катерины Гордеевой («Скажи Гордеевой») в самостоятельное плавание — так у проектов будет больше шансов на успешное и безопасное будущее, решили в «Медузе». Из издания уволился журналист-расследователь Максим Солопов. Редакция сократила зарплаты всем сотрудникам — в среднем на 30%, отказалась от офисов и вычеркнула из бюджета лишние траты, запустила краудфандинг и неожиданно поняла, что это ещё не конец. А спустя три месяца выяснилось, что несмотря на то, что большинство рекламодателей отказались от сотрудничества с редакцией, часть всё-таки осталась, на собранные деньги можно выжить. На дизайн плашки с обязательной маркировкой материалов «Медуза» провела конкурс, запустила музыкальный онлайн-фестиваль «Агенты лета», в рамках которого Андрей Макаревич спел про сообщение, которое распространено СМИ-иноагентом (фразу, которой такие медиа обязаны помечать свои материалы). В подкастах «Медузы» набившую оскомину маркировку начитывают тележурналист Леонид Парфенов и продюсер Александр Садиков (как отмечают в «Медузе», голос у него как у Левитана).

Очередная черная пятница для российских медиа случилась 14 мая: Минюст включил юридическое лицо, зарегистрированное в Королевстве Нидерландов, Stichting 2 Oktober, являющееся администратором доменного имени интернет-ресурса VTimes.io. Издание VTimes, созданное летом 2020 года бывшими журналистами газеты «Ведомости», возмутившимися цензурой, не стало даже пробовать и объявило о закрытии. «Ярлык иноагента, навешенный на администратора сайта VTimes.io, разрушил бизнес-модель VTimes, а мы создавали это издание именно как бизнес. Рекламодатели и партнеры не понимают, как сотрудничать с иноагентом, и мы не можем их за это осуждать. Добровольных пожертвований читателей недостаточно, чтобы финансировать издание качественного медиа. Хуже того, «иноагентский» статус лишает VTimes большей части нашей медиаповестки: многие чиновники, бизнесмены и даже аналитики опасаются давать комментарии иноагенту — и мы тоже понимаем почему. По сути, VTimes выталкивают в нишу оппозиционных политических СМИ. Но мы задумали и сделали совсем другое медиа», — заявили тогда основатели издания.

15 июля издание «Проект», специализирующееся на расследованиях, признали нежелательной организацией. Как следует из закона (его приняли ещё в 2015 году, но до этого не применяли в отношение медиа), это значит, что всем, кто будет работать (в том числе и неофициально) на это медиа, грозит административное наказание: обычным гражданам — штраф до 15 тысяч рублей, должностным лицам — до 50 тысяч, организациям — до 100 тысяч. За многократное нарушение возбудят уголовное дело. Распространять материалы «нежелательной организации» запрещено. То есть не только перепечатывать расследования «Проекта», но даже репостить и лайкать сообщения издания в соцсетях — причем это касается не только СМИ, но и обычных людей. Спустя несколько дней в издании заявили об «эвакуации редакции из России».

Также 15 июля Минюст расширил список лиц-СМИ-иноагентов, в том числе ими стали главред «Проекта» Роман Баданин, несколько журналистов «Проекта» и главред «Открытых медиа» Юлия Ярош.

В эту же пятницу Роскомнадзор по требованию Генпрокуратуры заблокировал сайт правозащитной организации «Команда 29», защищавшей права журналистов. В прокуратуре сочли, что на сайте правозащитники размещали некие материалы чешской организации Společnost Svobody Informace, которая признана нежелательной. «Никаких материалов данной организации на нашем сайте нет. С этой организацией мы не взаимодействуем и не сотрудничаем», — говорили в «Команде 29», но в итоге через несколько дней решили ликвидировать объединения, чтобы обезопасить своих сотрудников.

23 июля Минюст включил в реестр СМИ-иноагентов издание The Insider, специализирующееся на расследованиях, в том числе о сотрудниках российской разведки, и пятерых физических лиц. В их числе — сотрудники издания «Проект» и «Открытых медиа». Спустя несколько дней к главному редактору The Insider Роману Доброхотову пришли с обысками.

В пятницу 30 июля Роскомнадзор ограничил доступ к сайту расследовательского центра «Досье», созданного по инициативе бизнесмена Михаила Ходорковского. Сайт внесен в список запрещенных на основании решения Таганского районного суда. «Никаких требований или уведомлений нам не присылали, поэтому формальную причину блокировки мы не знаем. Но она и не важна: нас заблокировали не за какие-либо нарушения, а за то, что мы рассказываем правду о противоправных делах сотрудников ФСБ, и чиновников, а они — злопамятные ребята», — заявили в «Досье».

В реестре СМИ-иноагентов сейчас 34 организации и человека, половина из них оказались там в 2021 году.

Хронологию собирала Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов

По теме (10)

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (21)

Громкий плач Ротонды порадовал)))
На карандаше все, не расстраивайтесь - рЭволюционЭров без ссылки и каторги не случается))), гражданин Ходорковский пока живое подтверждение.

вот ни разу неинтересно, ибо 2/3 списка даже не слышал до сего дня. И не особо от этого огорчаюсь, потому как новостей-то особых нет, чтобы было зачем внимательно следить.
К тому, же опыт 90х показывает, что разнонаправленные информационные потоки не увеличивают количество денег в моём кармане, а потому - читай-не читай, слушай-не слушай, работать всё равно приходится...

Это их худые черти
Мутят воду во пруду
Это всё придумал Черчилль
В восемнадцатом году!
Мы про взрывы, про пожары
Сочинили ноту ТАСС
Но примчались санитары
И зафиксировали нас..
..как то актуально

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...