«Миллер был вне себя от гнева, узнав о продаже Быстрова». «Газпром» 15 лет в «Зените»

Ровно 15 лет назад история «Зенита», да и всего российского футбола изменилась навсегда. Отдел спорта «Фонтанки» вспоминает, как «Газпром» купил петербургский клуб.

33
автор фото Александр Петросян/«Коммерсантъ»
автор фото Александр Петросян/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Ради исторической справедливости отметим, что «Газпром» был с «Зенитом» и до 2005 года. Дочернее предприятие «Лентрансгаз» стало спонсором петербургского клуба еще в конце 90-х. Тот же Кубок России — 99 «Зенит» выиграл с логотипом «Газпром Газэнергофинанс» на футболках. Вот только вкладываться в футбол по-крупному еще было не время: газовый гигант вовсю помогал Борису Ельцину латать дыры в государственном бюджете. Все изменилось в начале XXI века, когда мировые цены на энергоресурсы пошли вверх и появилась возможность заняться чем-то поинтереснее, чем помощь правительству по выплате пенсий. Например, строительством футбольного клуба европейского уровня.

Помыться или поесть

К 2005 году «Лентрансгаз» владел 25 процентами акций «Зенита». Главным хозяином команды с 2003 года был «Банкирский дом «Санкт-Петербург» Владимира Когана и Давида Трактовенко. Должность генерального директора занимал Илья Черкасов — это было ответвление в его карьере между Мариинским театром и Филармонией. Он же рассказывает, что изначально Коган и Трактовенко рассчитывали вкладывать в команду около 5 млн долларов в год, однако реальная цифра оказалась в несколько раз выше. Это стало для них неприятным сюрпризом. Поэтому экономили, на чем только могли.

— На базе в то время была старая котельная, — вспоминал как-то бывший нападающий «Зенита» Александр Кержаков. — Когда нам готовили еду, нельзя было мыться: вода заканчивалась, и баня тоже выключалась. Поэтому мы ждали, пока повара закончат.

Порой стратегически важный вопрос о том, что было важнее в конкретный момент — хорошо поесть или погреться в бане, решался через тренерский штаб в зависимости от текущих задач команды. Снег с тренировочного поля убирали при помощи обычного трактора с ковшом. Деньги на трансферы практически не выделялись. Серебро 2003 года так и осталось единственной медалью при руководстве «Банкирского дома», хотя потенциал команды был заметен уже тогда. Но даже в условиях максимальной экономии бюджет команды к 2005 году достиг 45 млн долларов в то время, как спортивные результаты падали на глазах: четвертое место в 2004 году и шестое — в 2005. Коган и Трактовенко готовились продать команду.

Предпродажная подготовка

Главных претендентов на покупку было два — «Газпром» и ВТБ.

— Мы реализовали клич: «Отдадим щенка в хорошие руки», — рассказывал Черкасов. — Все было по-взрослому: прежде чем выкупить контрольный пакет, «Газпром» выдержал пусть недолгую, но достаточно серьезную конкуренцию со стороны ВТБ.

В декабре 2005-го президент ВТБ Андрей Костин был уверен в своей победе. Он уже договорился с Анатолием Бышовцем, который должен был заменить Властимила Петржелу на посту главного тренера. Но в последний момент инициативу перехватил «Газпром».

В совет директоров «Зенита» с 2003 года входил гендиректор «Лентрансгаза» Сергей Фурсенко, отвечавший за клуб перед высшим руководством «Газпрома».

— Компания все равно «лупила» в «Зенит» 10–12 млн долларов в год, — комментировал сделку в 2006-м году комментатор Геннадий Орлов. — Они просто поняли, что лучше отвечать за клуб целиком, чем выделять средства частями.

Про то, что же именно сподвигло «Газпром» окончательно забрать себе «Зенит», существуют две основные версии, каждая из которых замыкается на Алексее Миллере. Небольшая портретная зарисовка поможет больше понять логику дальнейших событий.

Влиятельный фанат

Если Коган, судя по всему, изначально рассматривал «Зенит» как политический проект, то Миллером управляли более лирические мотивы. К главе «Газпрома» можно относиться по-разному, но, кажется, он действительно с детства искренне болеет за сине-бело-голубых.

— Миллер — ярый фанат «Зенита», и это, что называется, медицинский факт, который хорошо известен всем, кто с ним знаком, — цитирует бывшего вице-премьера Сергея Иванова журналист Игорь Рабинер в своей книге «Правда о "Зените"». — А я своего земляка знаю достаточно хорошо. Причем так относиться к команде он стал очень давно. «Зениту» повезло, что его старый болельщик дорос до такого поста и приложил руку к тому, чтобы «Зенит» в финансовом смысле чувствовал себя устойчиво.

В 2008 году журнал «Итоги» брал у Миллера интервью. В ходе беседы выяснилось, что глава газовой корпорации наизусть знает гимн петербургского клуба.

— А вы давно этот гимн знаете? — спросил журналист.

— С момента его написания, — заявил Миллер. — В 7 лет впервые посмотрел игру «Зенита» на стадионе. Это была встреча с «Кайратом» из Алма-Аты, завершившаяся вничью. Собирал футбольные справочники и хорошо знал, кто и где играл, кому и сколько забил. Мои родители — страстные болельщики, папы уже нет, а мама по-прежнему переживает за «Зенит», не пропускает ни одной его игры по телевизору.

Это Володька

Первую версию покупки «Зенита» в той же книге Рабинера рассказывал Сергей Фурсенко.

— После окончания сезона-2005 сидим мы с товарищем в японском ресторане «Киото» в Питере, и раздаётся звонок от раздраженного Алексея Миллера, — вспоминал Фурсенко. — Он восклицает: «Шестое место — это уже слишком!». А Алексей Борисович — давнишний болельщик «Зенита» и очень хорошо разбирается в футболе, помнит все матчи едва ли не с детства. Я тогда ответил ему так: «Не умею управлять машиной, не находясь за рулем автомобиля». Видимо, в этот момент и было принято предварительное решение — приобрести контрольный пакет акций клуба.

Однако теперь уже совсем очевидно, что чашу терпения давнего болельщика «Зенита», волею судеб оказавшегося во главе крупнейшей российской компании, переполнила продажа Владимира Быстрова в «Спартак». Хотя еще в середине 2005 года «Коммерсант» писал: «Не у всех акционеров одинаковые взгляды на пути развития «Зенита». В частности, как стало известно нашей газете, Алексей Миллер, председатель правления ОАО «Газпром», которому принадлежит 25 процентов акций ФК «Зенит», был буквально вне себя от гнева, узнав о продаже Владимира Быстрова».

Существует версия, что за продажей Быстрова стоял лично Трактовенко. Владелец команды якобы пошел на поводу у Петржелы, желавшего избавиться от конфликтного игрока. Однако Илья Черкасов еще в 2006 году в интервью «Невскому спорту» сделал признание: «Быстрова, вообще-то, продал я».

— Я бы сделал это еще раньше — тогда просто сумасшедших покупать его не было, — говорил бывший гендиректор «Зенита». — А тут приехал агент Быстрова и говорит: «Быстрова и Аршавина «Спартак» берет за 8 миллионов». «Знаете, ребята, — отвечаю, — Аршавин не продается, Быстрова можно обсуждать за половину этой суммы». Вот и обсудили. Ответственность за это решение, повторюсь, целиком лежит на мне. Когда мы встретились уже без агента Быстрова втроем в кабинете с Давидом и Петржелой, они отмолчались. Хотя до этого бухтели, что Быстрова надо продавать, что они с Денисовым и Аршавиным плохо влияют друг на друга. А сделка «горела». Тогда я взял решение на себя. Это потом уже пресса «раздула»: конфликт тренера и игрока.

В 2016 году окончательно развеял сомнения сам Миллер в документальном фильме «Полет над мечтой».

— Эта история (переход Быстрова. — Прим. ред.) действительно стала таким толчком (для покупки «Зенита. — Прим. ред.), — заявил глава «Газпрома». — Это решение принимали другие люди. Они принимали такие решения, с которыми мы категорически были не согласны. И, в частности, это касалось воспитанника нашего ленинградского футбола Владимира Быстрова, которого наши болельщики очень любили. Когда до нас эта информация дошла, первая реакция была такая: сделку надо остановить. Но оказалось, что сделать это было уже невозможно. Все было подписано.

В итоге Костину, как рассказывают, объяснили, что «Зенит» уходит «Газпрому». Впрочем, ВТБ в накладе не остался, получив от «Банкирского дома» Промстройбанк.

Сколько банкиры заработали

Что касается «Зенита», то официально сумма продажи никогда не называлась, хотя разные источники озвучивают примерно одну и ту же цифру.

— Точно не знаю, — отвечал на вопрос о стоимости «Зенита» Черкасов. — Но, по моим представлениям, из примерно 90 миллионов долларов, которые «Банкирский дом» за три года вложил в «Зенит», половину Коган и Трактовенко достали из своего кармана. Эти-то деньги «Газпром» им и вернул.

«Ведомости» называли более точный ценник — 36,247 млн долларов.

Председателем совета директоров, а позже и президентом «Зенита» стал Сергей Фурсенко. Тогда же он озвучил свой знаменитый план: три Кубка УЕФА за ближайшие 10 лет. Получилось взять только один, плюс Суперкубок УЕФА, но это уже совсем другая история.

Постскриптум от Федора Погорелова

Так вышло, что зимой 2005–2006 я оказался вовлечен в события, которые спустя 15 лет можно назвать «петербургский клуб меняет владельца». Канву вы знаете: предыдущие хозяева «Зенита» продали Владимира Быстрова в «Спартак», не посоветовавшись с совладельцами из газовой группы, Алексей Миллер был задет, и было принято решение. Мне рассказывали, что Миллер — из поколения ленинградских любителей футбола, которые были фраппированы переходом Сергея Швецова из «Зенита» в «Спартак» в конце 1980 года. Тогда даже появилась кричалка на стадионе имени Кирова: «В Союзе много подлецов, один из них Сергей Швецов». В декабре сделка была оформлена, Андрею Костину, который тоже собирался приобрести «Зенит» и уже договорился с Анатолием Бышовцем о возвращении в клуб, намекнули «ша», и начался новый этап в истории клуба.

Я тогда вел на 5 канале спортивное ток-шоу «Клуб болельщиков 12 игрок», меня вызвали на собеседование в «Лентрансгаз» (как и всех ведущих спортивных телепередач города, насколько я знаю), и в январе 2006 года я — страстный болельщик — вышел на работу в «Зенит» на позицию директора по связям с общественностью. Занятная деталь: этот трансфер в тот момент похоронил мою телевизионную карьеру. Как оказалось, руководители городского канала были в контрах с Сергеем Фурсенко еще с 90-х, и, согласившись на официальную должность в «Зените», я моментально стал сифой-неотводой на улице Чапыгина. Передачу закрыли, мне за глаза предъявляли за большую зарплату и машину с водителем, а я в свои 23 года вообще не понимал, что происходит.

Перестройка шла в режиме кораблекрушения. Властимил Петржела достаточно быстро начал гражданскую войну с руководством клуба, я не успевал тушить пиар-пожары, городским боссам не понравилось количество внимания, которое вызывал «Зенит», и в мае у меня на послематчевой пресс-конференции подрались журналисты. Один из них теперь работает в Смольном, а второй руководит спортивным сайтом. Перед потасовкой прозвучала фраза «Ты у Мутко сосал».

Надо сказать, что уволили из директоров меня достаточно быстро, я перешел на работу на клубное радио, но успел познакомиться с Диком Адвокатом, подружиться с ним и на многое посмотреть изнутри. Спустя пару лет я написал документальную книжку с пошловатым названием «Как возрождали «Зенит», которая триумфально сгнила на складе разорившегося издательства. В этой книжке подробно было описано, как менялись стандарты жизни клуба. Пьяных болельщиков и спортивных журналистов перестали брать в чартер с командой. Из гостиницы «Орленок» с казино, где пропадали игроки с Петржелой, переехали в «Мариотт» на Тверской. В 2005 году я летел с «Зенитом» из Стамбула в ноябре после игры с «Бешикташем» самолетом, в котором можно было пройти в грузовой отсек и покурить (да, тогда еще были курящие футболисты). В 2006 клуб пересел на «боинги» не старше 10 лет. Звучит, конечно, смешно, но если вы откинете пролетарский гнев, то вы поймете, что одно дело — лететь в условный Томск на самолете без кондиционера (а летали и такими) много часов с посадкой 6 человек в ряд. Другое — когда есть возможность прилечь на 3 сиденья. У футболиста так-то главный инструмент — ноги.

Я хорошо помню, как тяжело было болельщикам привыкать к новым тучным годам — это как раз были мои первые сезоны на клубном радио. Десятилетиями же привыкли жить в скромности и радоваться редкой победе над «Спартаком». А тут — дорогие трансферы, пресс-конференции на весь мир, Адвокату, живущему в «Кемпински», стенку снесли между двумя люксами. По меркам скромности провинции у моря — непозволительная роскошь. Мне кажется, я прочувствовал, когда изменилось мировоззрение петербургских любителей футбола: за год с ноября 2007 по ноябрь 2008. Первое российское золото — второе за 23 года, люди в заливе купались 11 ноября от счастья, а такого количества слез радости я не видел больше никогда. Кубок УЕФА, про который пели 30 лет в регистре «русские народные сказки». Суперкубок — я видел, как невесело в Монако было на пресс-конференции сэру Алексу Фергюссону после поражения. Первая Лига чемпионов в истории — да, без удач, но с победами и ярким футболом. Мы перестали стыдиться нового статуса и начали кайфовать от системных побед.

Я знаю многих болельщиков, которые за последние 15 лет регулярно произносили филиппики в адрес «Газпрома». Мол, раньше нас любили по всей стране, трава была зеленее, играли собственные воспитанники. Быстров — свинья. Кто-то ушел со стадиона. Легендарный фанат Е2 отказался от пожизненного абонемента. Это понятная позиция. В свое время многолетний болельщик «Зенита» Женя Читатель поделился со мной понятным статистическим фактом: на матче против киевского «Динамо» на стадионе имени Кирова в 1988 году присутствовала 61 тысяча болельщиков. Через 3 года 13 сентября 1990 года на игре против «Нистру» из Кишинева — 150 болельщиков. Пустая арена, жухлая трава, билеты никто не покупает, потому что их никто не проверяет. Как катарсис — победа грозных гостей со счетом 1:2.

Тут простой выбор. Можно не любить некогда крупнейшую газовую монополию. Можно гордиться собственной самостью. Можно морально сопереживать ребятам из Манчестера, которые в знак протеста против захода семьи американских миллиардеров Глейзеров в «Манчестер Юнайтед» скинулись, организовали свой клуб «Юнайтед оф Манчестер» и поддерживают его в низших лигах Англии (это уровень 6–7 лиги). У меня как болельщика очень много вопросов к системе принятия глобальных решений в клубе в последние 15 лет, мне тоже было неблизко возвращение Владимира Быстрова в «Зенит» в августе 2009 года, сезон в исполнении Роберто Манчини для меня — издевательство над здравым смыслом. Кадровые решения, которые принимались в тот год, — просто неприличные.

В то же время я прекрасно понимаю, что до 2006 года у моей любимой команды был один комплект золотых медалей, после завоевания которого команда перегрызлась, сожрала тренера, и все в итоге закончилось тотальной деградацией футбола в городе; 2 кубка страны; 2 бронзы; одно серебро. А, еще был легендарный кубок РПЛ-2003 с голом автомеханика Лукаша Гартига. За последние 15 лет список клубных достижений в некотором роде пополнился. Да, Вираж иногда скандирует «идеи дороже трофеев», что тоже, несомненно, правда. Но этот тезис куда приятней скандировать в статусе многократного чемпиона страны, обладателя двух еврокубков и в компании 45 тысяч товарищей. В современном футболе большие победы возможны только при больших бюджетах: ни одну из топ-лиг в последние годы не выигрывали гордые бедные выскочки с парой сотен принципиальных фанатов. Сейчас это работает иначе. Я, увы, знаю: и на моей памяти как болельщика будут непростые времена. Но пока они не настали — я продолжаю получать удовольствие от происходящего и поддерживать команду по мере сил.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

автор фото Александр Петросян/«Коммерсантъ»
автор фото Александр Петросян/«Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (33)

Как была деревня, так и осталась. Одна мечта - у москвичей очки отобрать

61 тысяча болельщиков...
Это когда машину разыгрывали?;)

Люби контору отститующевых деньги хороших мальчиков.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...