Сейчас

+18˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+18˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 17

1 м/с, зап

768мм

53%

Подробнее

Пробки

2/10

Не оставили даже прожиточный минимум. Вдова с двумя детьми расплачивается за миллионные долги мужа

29411

Ирина — вдова с двумя детьми, счета которой заблокированы, а машина — арестована. Дело в том, что в наследство ей достались миллионные долги по бизнесу умершего супруга. Ни денег, ни акций компании-банкрота она не видела, но предъявлять имущественные требования к партнеру мужа по бизнесу кредиторы отказываются. «Фонтанка» разбиралась, какие действия кредиторы могут посчитать равнозначными вступлению в наследство и что делать, чтобы не выплачивать долги умерших родственников.

В октябре 2020 года в семье Ирины случилась трагедия: умер ее муж Василий, женщина осталась с двумя детьми. Отец семейства занимался бизнесом и числился бенефициарным владельцем небольшой фирмы. Ирина знала, что счета мужа были прокредитованы на небольшой лимит, поэтому на следующей день после его смерти перевела с телефона супруга деньги — чтобы защитить в том числе и личные сбережения и организовать похороны. В наследство она вступать не стала.

Незадолго до смерти Василий оформил потребительский кредит на сумму порядка 3 млн рублей — без поручителей и страхования. Деньги пошли в фирму — на выплату зарплат сотрудникам в период пандемии. Операция была оформлена сделкой как заем юрлицу и как привлеченные средства для пополнения оборота предприятия.

«Видимо, тогда было сложно с бизнесом, он взял кредит. Пока он был жив, фирма гасила этот кредит по договору займа, а потом сказала: «Простите, не будем». Нет тела — нет дела. Я о кредите не знала, он меня особо в свои дела не посвящал», — рассказала Ирина.

Банк дождался окончания процедуры вступления в наследство, установил, что наследники так и не объявились, и обратился в суд. Сначала — по незакрытой кредитке Василия на сто тысяч рублей. Тогда суд в рамках действующего законодательства постановил: раз нет ни наследников, ни имущества, то долги списываются на забалансовый счет.

Спустя время кредиторы узнали, что у Ирины есть машина, регистрация которой как раз пришлась на период брака. В банке заказали оценку рыночной стоимости автомобиля и в суде с иском к Ирине и ее несовершеннолетней дочери потребовали взыскать половину стоимости автомобиля на погашение долга по кредиту. При этом у вдовы на руках договор дарения — отец подарил ей на покупку автомобиля около миллиона рублей, остальная сумма — ее личные сбережения от продажи предыдущего авто.

Тем не менее суд постановил, что автомобиль — имущество общее и совместно нажитое, а коли уж Ирина после смерти мужа продолжила на нем ездить, значит, вступила в наследство. А раз приняла машину, то и долги надо бы: приставы машину арестовали.

Как объяснила «Фонтанке» юрист Ольга Екимова, по умолчанию предполагается, что все имущество, приобретенное в браке, считается общим имуществом супругов. По крайней мере, если иное не предусмотрено брачным договором. Так что и автомобиль, и деньги на счетах считаются имуществом общим.

«Доказать обратное должна была именно жена. Если она не обращалась в суд с требованиями об исключении автомобиля и денежных средств из состава наследственного имущества, то оно вошло в состав наследства. А получив его — используя автомобиль, переведя денежные средства со счета умершего, — жена тем самым подтвердила, что приняла, таким образом, наследство», — подчеркнула она.

В ходе разбирательства суд также обратил внимание на ту самую транзакцию после смерти мужа и заявил, что этим самым переводом вдова фактически вступила в наследство. При этом суд признал, что деньги были потрачены на похороны, что считается целевой тратой средств. «Но это действие все равно расценили как вступление в наследство. Грубо говоря, даже если бы я тысячу рублей сняла, это бы засчитали», — рассказывает Ирина.

«Фонтанка» обратилась к юристам, которые во мнениях сошлись: деньги на счете мужа — это часть наследственной массы, но перевод сам по себе нельзя приравнивать к вступлению в наследство. «Если юридически человек не вступил в наследство, то есть не получил через нотариуса все документы, он и не считается принявшим наследство», — подчеркнул юрист Андрей Овчинников. Он добавил, что решение суда можно и нужно обжаловать.

«В данном случае главная ошибка, которую допустила вдова, — перевела деньги. Она этого делать не должна была, это наследственная масса. Но в любом случае — она могла их вернуть, и это не значит, что она наследство приняла. Кассация должна это решение отменить», — подчеркнул юрист Сергей Мяченков.

В судебной практике взыскания долгов с родственников умершего также действует правило, по которому долги не должны превышать сумму наследства. То есть наследники не должны уйти в минус, рассказали «Фонтанке» юристы. Однако в истории Ирины есть нюанс: суд при подсчете наследства учел не только средства на счетах погибшего и ее личные, но и автомобиль и оценочную долю участия мужа в фирме.

Активы предприятия оценили на момент трехлетней давности, когда у нее еще были неплохие обороты и крутились в том числе и деньги, полученные Василием в кредит. Уже в 2021 году, судя по данным СПАРК, выручка компании едва превышала 2 млн, а убытков у фирмы было больше, чем на миллион рублей.

«Суд оценил акции чуть ли не в 6 млн рублей, из которых 3 млн — право требования по долгу, за кредит, который взял мой муж. То есть я могу пойти в фирму и потребовать эти три миллиона. Но предприятие ликвидируется, а кредиторы постановили, что у компании огромные обороты, и 51% акций оценили в огромную сумму», — рассказывает Ирина.

В совокупности насчитали порядка пяти миллионов. «Итого наследственная масса превышает стоимость кредита, но то, что она по сути из воздуха состоит, никого не волнует», — подчеркивает юрист. Единственное, что сделала апелляционная инстанция, — исключила из ответчиков малолетнюю дочь Ирины.

«Оказывается, я очень богатая девушка, поэтому обязана выплатить банку этот кредит. А по факту у меня нет ничего. У меня нет этих акций, потому что в наследство я не вступала, но даже если бы и были — цена им копеечная. Да и взыскать с предприятия нечего — оно уже банкротится», — рассказывает она.

Закономерный вопрос — почему банк пошел к родственникам, а не к фирме. Юрист и сама Ирина встречались с партнером Василия по бизнесу, который сначала заявил, что не оставит вдову один на один с кредиторами и заплатит долг, раз уж деньги пошли на цели предприятия. «Но обещания так и остались обещаниями, а суд требует взыскать долги не с фирмы, а со вдовы с двумя детьми», — рассказывает Дмитрий Фирсов.

На вопрос о том, мог ли банк предъявить имущественные притязания к фирме, а не к наследникам, юрист ответил: зависит от того, кем был покойник — поручителем или созаемщиком. «Одно могу сказать — банк пойдет по пути наименьшего сопротивления, туда, где ближе деньги», — подчеркнул он. Дмитрий Фирсов рассказал, что кредитор не лишен такой возможности, но случаи, когда за долгами идут к компании и ее акционерам, имеют очень мало юридической практики.

Юрист Сергей Мяченков еще раз подчеркнул: наследство открывается у нотариуса по факту написанного заявления. Ведомство обязано запросить информацию и об имуществе умершего, и о его кредитных обязательствах. «И дальше уже наследники принимают решение, нужно ли им наследовать это имущество, если там, например, машина и двести тысяч рублей, а долгов на десять миллионов. Это право — отказаться от наследства», — подчеркнул Сергей Мяченков.

На вопрос, как в таком случае себя обезопасить, Фирсов ответил: вести себя активно. Если у человека есть понимание, что у его умершего родственника много кредитов, нужно подробно кредиторам объяснить, что в наследство вступать никто не планирует. «Если не информировать кредиторов о своих намерениях, то они начинают заблуждаться и на свой лад трактовать те или иные действия», — подчеркнул он.

Современные подходы кредиторов таковы, что долги должны кем-то закрываться и не должны повиснуть на банке, объяснил он. Но если все же складывается такая ситуация, что в наследство никто не вступил, то банк списывает безнадежную задолженность на забалансовый счет. То есть этот долг не влияет на динамику и показатели финансовой деятельности банка. По нормативам Центрального банка на забалансовом счете задолженность «томится» пять лет, после чего списывается окончательно, рассказал «Фонтанке» Дмитрий Фирсов.

Милена Солдатенко, «Фонтанка.ру»

ЛАЙК4
СМЕХ6
УДИВЛЕНИЕ5
ГНЕВ27
ПЕЧАЛЬ3

Комментарии 65

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close