Снова нужен Владимир Путин. Почему не удалось сдержать цены на сахар и масло

За год государственного регулирования цены на сахар и подсолнечное масло все равно вышли за рамки инфляции. По сути, чиновники смогли лишь закрепить на верхней точке экстремальный рост.

79
Фото: Пелагия Тихонова/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

Конец рабочего четверга, 9 декабря 2020 года, выдался жарким для президента и его подчиненных. Владимир Путин отчитывал их за несвоевременное реагирование на рост потребительских цен.

«А вот рост на базовые продукты питания — это пандемией не объяснишь. При чём здесь пандемия? Сахарный песок — министр сельского хозяйства сейчас докладывал — внутреннего производства достаточно для того, чтобы покрыть внутренние потребности. Но почему цены-то выросли на 71,5 %? Слава богу, здесь, как мне докладывают, стабилизация происходит определенная. А подсолнечное масло — 23,8 %, и продолжает расти; мука — 12,9 %, макаронные изделия — 10,5 %; хлеб и хлебобулочные изделия на 6,3 % — это-то почему? — строго вопрошал он. — А объяснение есть, есть, конечно. Это динамика цен на мировых рынках и попытка подогнать внутренние цены под мировые, а также использовать экспортные возможности».

После этого понеслось: правительство ввело стабилизационные меры, заключило соглашение с производителями и торговыми сетями об установлении максимальных оптовых и розничных цен на эти продукты. Килограмм сахара должен был резко подешеветь до 36 оптовых рублей и 45 розничных, а литр масла — до 95 и 110 рублей соответственно. Как следует из данных Росстата, такие сказочные цены местами, может, и держали отдельные компании в отдельных регионах, но «средняя температура по больнице» не опускалась до их уровня.

К примеру, если взять цены на сахар, они резко «провалились» в середине декабря и падали до конца февраля. При этом с начала года до этого момента производство песка на фоне ограничений сократилось в 2,4 раза. Минимальная средняя розничная цена по стране, которую рынок смог выжать, а статистика зафиксировать, — 48,5 рубля. «Масляный» минимум достиг 124,8 рубля за литр, что лишь немногим ниже тех 125 рублей, которые привлекли внимание президента.

С марта цены на социально значимую пару снова начинают идти вверх, и к концу месяца становится известно, что правительство планирует продлевать действие сдерживающих соглашений: по сахару — до 1 июня, по маслу — до 1 октября. И после этого цены, разумеется, снижаться не стали — их же сдерживали.

В середине мая Минсельхоз заявил, что продлевать соглашения не планирует, но другие механизмы поддержки останутся, в том числе субсидии производителям на килограмм сахара и литр масла. Цены после этого, казалось бы, и вовсе ушли в свободное плавание. «Сахарные» ускорили рост в апреле-мае, «масляные» — в мае-июне. К тому моменту Путину и всем остальным стало понятно, что дорожающие продукты — это всемирная тенденция, а не жадность предпринимателей.

С июня цены росли плавно, но в октябре снова случился скачок. Сейчас средние цены на сахар в России находятся на отметке 54,6 рубля за килограмм, что на 10,2 % больше по сравнению с началом года. Литр масла подорожал с начала года на 8,14 %, до 135,2 рубля, что чуть выше официального показателя годовой инфляции (8,1 %). При этом масло вообще не задержалось на показателях декабрьского совещания Путина, а сахар вернули с небес на землю практически сразу. Он превысил планку знаменательного совещания только в середине октября.

Если подходить формально, зафиксировать цены на уровне 9 декабря 2020 года у чиновников не получилось, снизить — лишь на короткое время, сдержать рост — смотря как понимать задачу. Если опять же в лоб, с маслом все получилось, сахар все же прибавил лишние 2,1 % к официальной инфляции.

Предприниматели еще оценивают последствия применения нерыночных механизмов. По крайней мере, эксперты считают, что рост посевных площадей сахарной свеклы в этом году мог бы быть больше, если бы государство не сделало производство менее выгодным.

Как говорил «Фонтанке» исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев, ценовые соглашения помогли избежать резкого скачка цен на подсолнечное масло на внутреннем рынке, экспортная пошлина — отвязать внутренние цены от мировых, а за счет субсидий производители смогли компенсировать часть затрат.

Тем не менее, по его мнению, действенной мерой будет адресная поддержка пострадавших потребителей («путинские» выплаты на детей и подготовку к школе — это тоже вариант адресной поддержки), а сокращение пошлины или отказ от нее будет стимулировать предприятия производить больше, инвестировать в новые проекты и создавать новые рабочие места.

Евгения Горбунова, «Фонтанка.ру»

Фото: Пелагия Тихонова/Коммерсантъ
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (79)

Вы бы не задавали таких вопросов, если бы вовремя маркировали сообщения. Вот так:
"Владимир Путин отчитывал их за несвоевременное реагирование на рост потребительских цен." ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ОБЕЩАНИЯ НЕ ПОВЫШАТЬ ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ, ПОКА ОН ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО.

"Почему не удалось сдержать цены на сахар и масло?"

Как почему? Понятно же, что это опять Обамка проклятый во всём виноват и евоные иностранные агенты.

В тоталитарном советском союзе цены не менялись по 20 лет. Теперь - магнитовское масло - с буквой М - 82,5% год назад стоило около 90 рублей, сегодня под 140.
Обнаружил свой старый зарплатный квиток за 2015 год, там заплата практически такая же, как сегодня. Предприятие тоже самое.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...