13

Главный детский инфекционист Петербурга: «В третью волну у нас не было ни одного летального исхода»

Госпитализация детей в ковидный стационар достигла пика и идет на спад

Если в первую волну коронавируса около тысячи детей пролечили в ДГБ № 5 имени Филатова с марта до 1 сентября, то в третью столько же пролечено с мая по июль.

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Заболеваемость выросла — выросло число нуждающихся в госпитализации. Дети стали болеть тяжелее. Но при этом в профильных стационарах Петербурга говорят, что ситуация с заболеваемостью ковидом практически такая же, как и в предыдущие волны.

В Петербурге детей с ковидом или с подозрением на него госпитализируют в Городскую больницу № 5 им. Филатова и Петербургский педиатрический медицинский университет. В СПбГПМУ, в 40-коечное отделение, перепрофилированное для лечения детей с коронавирусом, с самого начала эпидемии направляли самых тяжелых — с мультисистемным воспалительным синдромом (МВС).

Мультисистемный воспалительный синдром у детей, или Кавасаки-подобный синдром — тяжелая форма ковида, обусловленная чрезмерной реакцией иммунитета, сопровождающаяся токсическим шоком. Самые яркие начальные проявления мультисистемного синдрома — высокая и длительная температура и боль в животе.

Как рассказали в университете «Фонтанке», в третью волну (июнь-июль) сюда поступили 97 пациентов с COVID-19. Но если с начала пандемии в клинике Педиатрического университета лечили 20 детей с МВС, то в июне-июле этого года — затишье, всего 2 таких пациента.

Это, правда, не говорит о том, что тяжелое детское осложнение ковида поражает меньше детей. Просто теперь, в отличие от первой волны, в Детской городской больнице № 5 им. Филатова уже справляются с ним самостоятельно. Как рассказал СМИ заведующий отделением анестезиологии и реанимации больницы Валентин Есиков, семь реанимационных коек в его отделении постоянно заняты тяжелыми пациентами, в отличие от предыдущих волн, когда бывало в реанимацию переводили детей с сопутствующими патологиями, чтобы не пропустить осложнение.

Как болеют петербургские дети в третью волну эпидемии, «Фонтанка» спросила у Елены Дондурей, главного детского инфекциониста Петербурга, заведующей отделением ДГБ № 5 им. Филатова. По ее словам, летом обращаемость в стационар достигла пика осени-зимы 2020–2021 года, но уже пошла на спад.

Елена Дондурей
Елена ДондурейФото: ДГБ №5 им. Филатова
ПоделитьсяПоделиться

Елена Александровна, правда ли, что сейчас, в отличие от предыдущей волны, когда чаще болели подростки, теперь госпитализируют детей всех возрастов?

— Со старта пандемии в стационар госпитализировались и госпитализируются дети всех возрастных групп (от рождения до 17 лет включительно). В начале пандемии в стационарном лечении чаще нуждались пациенты школьного возраста (более половины всех госпитализированных). В 2021 году, похоже, восстанавливается привычная для детского инфекциониста структура: снижается доля школьников, растет число детей раннего возраста (основная группа наших пациентов в «доковидные» времена), но по-прежнему минимальна доля стационарных пациентов с 4 до 6 лет — около 10%.

Сообщается, что дети стали болеть ковидом тяжелее, чем прежде, и выросло число нуждающихся в реанимации из-за обширного поражения легких. Сколько детей прошли через ковидную реанимацию больницы с мая 2021 года?

— С середины июня мы действительно наблюдали ощутимый, но кратковременный рост госпитализации детей с новой коронавирусной инфекцией, в том числе с тяжелым течением и обширным поражением легких. Однако пока мы не достигли пиковых показателей второй волны (осень-зима 2020 года). Например, за 2,5 месяца третьей волны через отделение реанимации и интенсивной терапии прошли 35 детей против 45 за такой же промежуток времени второй волны. Кроме того, главное отличие 3-й волны от предыдущих — у нас не было ни одного летального исхода.

— Сколько среди них было детей без серьезных хронических заболеваний — с большим поражением легких, сколько — с сопутствующей патологией?

Если до заболевания ковидом ребенок не был на диспансерном учёте у какого-либо специалиста, это, к сожалению, не означает, что у него нет сопутствующей патологии.

Среди пациентов с тяжелым течением новой коронавирусной инфекции лишь в 13% случаев не было какой-либо сопутствующей патологии (острой или хронической). И ни один из них не был переведен на ИВЛ.

— Какое хроническое заболевание создает самые большие риски для развития цитокинового шторма, детского мультисистемного воспалительного синдрома?

— Самое тяжелое течение болезни мы видим у детей с метаболическим синдромом (ожирение) и органическим поражением центральной нервной системы. Это характерно для новой коронавирусной инфекции во всем мире.

— Почему реаниматологи говорят, что детей «снимают с ИВЛ» реже, чем взрослых? Если среди взрослых после ИВЛ выздоравливает 25% пациентов, то сколько удается спасти детей? Или это совсем не возможно?

— В педиатрии намного реже пользуются ИВЛ. Такого огромного потока тяжелых пациентов, как во «взрослых» стационарах, у нас нет, поэтому мы можем сильно потянуть с интубацией, часто стали пользоваться неинвазивной (вспомогательной) вентиляцией. На ИВЛ в подавляющем большинстве случаев попадают очень тяжелые пациенты с множественной коморбидной патологией (одновременное обострение нескольких заболеваний), которая и становится основной причиной невозможности снятия с аппарата. В нашей больнице нуждались в ИВЛ лишь 0,7% детей от всех госпитализированных с новой коронавирусной инфекцией и лишь каждый пятый переведенный в ОРИТ — отделение реанимации и интенсивной терапии. В 60% случаев дети были переведены на самостоятельное дыхание. И с детским мультисистемным воспалительным синдромом мы уже чаще справляемся сами и не переводим своих пациентов в СПбГПМУ.

— Какие симптомы должны насторожить родителей заболевшего ребенка, когда вызывать врача и что делать до его прибытия?

— В первую очередь это симптомы дыхательной недостаточности: частое и/или затрудненное дыхание в покое или при беспокойстве ребенка; западание межреберий и надключичной ямки при дыхании; раздувание крыльев носа при дыхании; кряхтящее или стонущее дыхание; эпизоды прекращения дыхания; кивательные движения головой, синхронные со вдохом; хрипы, слышные на расстоянии; невозможность сосать/пить из-за дыхательных нарушений; изменение цвета кожи и слизистых (синева, бледность).

Во вторую очередь это выраженная, продолжительная и плохо переносимая лихорадка.

Кроме того, экстренного вызова скорой требуют неотложные состояния: судороги, обезвоживание.

Во время ожидания врача следует выполнять рекомендации врача или диспетчера, которые зависят от ситуации.

— В прошлом году в июле летние каникулы и разобщение детей привели к спаду заболеваемости, а в августе она совсем снизилась. И как всякая респираторная инфекция, коронавирус начал активно распространяться в детских коллективах уже в сентябре. Вы можете прогнозировать, как он поведет себя сейчас?

— Вероятнее всего, мы увидим прежний сценарий. Мы и ощутимых различий в характере течения COVID-19 у детей не видим. За исключением изменения возраста.

— Еще год назад вы говорили, что тяжелое течение при гриппе у детей встречается чаще, чем при ковиде. Сейчас можете сравнить течение этих заболеваний?

— Моё мнение никак не изменилось.

— Когда врачи говорят, что сейчас дети болеют очень тяжело, особенно если сравнивать с предыдущими волнами, что они имеют в виду?

— Скорее всего, они забывают, как тяжело было работать в предыдущие волны после передышки этой весной.

Ирина Багликова, «Фонтанка.ру»

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС
Елена Дондурей
Елена ДондурейФото: ДГБ №5 им. Филатова
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (13)

Еще год назад вы говорили, что тяжелое течение при гриппе у детей встречается чаще, чем при ковиде. Сейчас можете сравнить течение этих заболеваний?

— Моё мнение никак не изменилось.(c)

Самое тяжелое течение болезни мы видим у детей с метаболическим синдромом (ожирение) и органическим поражением центральной нервной системы. Это характерно для новой коронавирусной инфекции во всем мире.(c)

Ну вот - ни больше, ни тяжелее...
Значит, господин Тимаков, по-видимому, не зря цифрами не оперировал.
А лишь эмоциями.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...