12

Пейзаж с руинами. Чем жили и живут арендаторы сгоревшей «Невской мануфактуры»

Пожар на «Невской мануфактуре» и его неочевидные последствия оставили арендаторов без денег и работы. Впереди — суды, позади — несколько неуслышанных предупреждений.

ПоделитьсяПоделиться

Здания на Октябрьской набережной напоследок полыхнули сильно и, увы, с жертвами, но вообще-то не в первый раз. Арендаторы и без проверок МЧС видели, что не все в порядке, заблуждаться не позволяли периодические возгорания. Огонь и воду бизнес уже прошел, впереди суды и попытки доказать, что сами-то они все делали правильно. «Фонтанка» присмотрелась, как «Невская мануфактура» тихонько «тлела» годами, словно торфяной пожар под землей.

Мародеры

От исторической части «Невской мануфактуры» остались лишь стены и груда обломков. Арендаторов допустили на пепелище только после того, как пожар был полностью ликвидирован, а его тушение заняло долгие пять дней. Некоторые из тех, у кого сгорело все, даже не возвращались. Но другие судорожно искали новые помещения, чтобы выполнить срочные заказы или перевезти то, что уцелело. Третьи, которых пожар не затронул вообще или лишь задел по касательной (к примеру, цеха оказались залиты водой во время тушения), не могли скрыть своей радости. Однако на месте их ждал неприятный сюрприз.

Совладелец мастерской художественной ковки Anvil Александр Дьячков смог лично пройти на территорию «мануфактуры» в понедельник, 19 апреля, и от увиденного пришел в отчаяние. Дверь в кузницу была вскрыта, оттуда пропали ручные электроинструменты, три сварочных аппарата, газовые баллоны, бензиновый генератор, болгарки, дрели, «паркетные» пилы, а также его личный сноуборд со снаряжением и спортивный олимпийский лук. У входа мужчина обнаружил следы пребывания неизвестных. При этом, по словам охранников, на территорию никого не пускали кроме них самих и пожарных.

«Видно, что здесь ночевали, ели, здесь везде разбросаны ошметки еды какой-то, в большом количестве бутылки пустые. Какой-то костерочек разведен, типа мангала, сооружен из кирпичиков. Не знаю, грелись они или шашлыки жарили», — рассказал «Фонтанке» Дьячков. — Я допускаю, что есть умельцы, которые могут перелезть через забор с колючей проволокой, но тут явно следы машины, которая подъезжала и грузила, потому что на руках это все не унести, это все достаточно объемное».

Предоставил Александр Дьячков

Убытки от набега мародеров он оценил в 150 тыс. рублей. Предприниматель подал заявление в полицию, но сомневается в том, что украденное найдут. Сейчас ему нужно закрыть обязательства перед заказчиками, вернуть деньги за работу, которую не сможет выполнить, и идти искать новую. Кузнец решил закрыть бизнес, который четыре года назад основал вместе с коллегой на «Невской мануфактуре».

Через несколько дней кузницу вскрыли снова. «Ощущение, что пожар просто снимает с людей любую моральную составляющую», — написал предприниматель.

Погорельцы

Компания «Барфитс», арендующая на территории «Невской мануфактуры» более тысячи квадратных метров, оказалась одной из наиболее пострадавших в пожаре. Она с 2014 года производит и продает спортивные товары, специализируется на workout-площадках, шведских стенках, турниках и другом оборудовании. На Октябрьской набережной, 50 у нее размещались производство и главный склад. Пожар уничтожил оборудование, готовую продукцию, сырье и мебель. Вдобавок к этому на неделю была парализована работа офиса, в котором трудятся десятки сотрудников. Основатель проекта Александр Алексеев оценил убытки почти в 20 млн рублей.

«Сейчас мы экстренно пытаемся восстановить хотя бы продажи за счёт других поставщиков и как-то перекредитоваться, так как скоро нужно будет платить налоги, кредиты, да и зарплаты платить решительно нечем», — рассказал он «Фонтанке».

По словам Алексеева, договор аренды предусматривал возможность без подтверждения списывать любые средства со счёта арендатора, таким способом «Невская мануфактура» страховала себя от должников. Еще один пункт гласил, что арендатор несёт ответственность за пожарную безопасность.

«Не сочтите за хвастовство, но мы обеспечили её в первую очередь — огнетушитель в каждом помещении, отдельно оборудованное место для курения, пожарный щит и датчики дыма. Мы были уверены в себе, но эти средства никак не могли помочь защитится от пожара, который распространяется с соседнего корпуса», — говорит предприниматель.

Также в договоре прописано, что стороны не несут ответственности друг перед другом в случае наступления обстоятельств, возникших помимо воли и желания сторон, которые нельзя предвидеть или избежать (форс-мажор), включая «землетрясения, наводнения, пожары и другие стихийные бедствия, в том числе повреждения инженерных сетей, коммуникаций, вызванных их естественным износом». Можно ли считать произошедший пожар непредвиденным обстоятельством, учитывая, что руководство «Невской мануфактуры» знало о нарушениях пожарной безопасности, решит суд, если до него дойдет.

Хотя сначала среди арендаторов прошла молва о подаче коллективного иска, все быстро затихло, рассказал «Фонтанке» один из них. У него полностью сгорело мебельное производство вместе с оборудованием, материалами и готовой продукцией на общую сумму около 4,4 млн рублей. «Возмещать нам потерянное точно никто не будет», — уверен он.

ПоделитьсяПоделиться

Не было бы счастья

Есть и те, кто успел вовремя «соскочить», и не по своей воле. Как рассказала «Фонтанке» гендиректор компании «Золотая орда» Нуржан Осмонова, она приехала из Киргизии в Петербург реализовывать социальный проект по обучению и трудоустройству мигрантов из неблагополучных семей: пока они получали новую профессию, им нужно было где-то жить. Так родилась идея хостела, для которого компания арендовала у «Невской мануфактуры» несколько помещений на Тельмана, 8 и Октябрьской набережной, 50. Договор заключили в конце мая 2019 года.

Первые два месяца у нее были арендные каникулы на время ремонта, но этого времени не хватило, чтобы подготовить помещения к заезду гостей. «Июнь, июль, август, сентябрь, октябрь — мы не начинали работать. Только и занимались ремонтом. То пол упадет, то потолки гнилые рухнут», — вспоминает Осмонова. Всего, по ее подсчетам, в обустройство помещений пришлось вложить более 5 млн рублей. Как только дали отопление, случилась коммунальная авария, последствия которой пришлось ликвидировать за свой счет. Это, по ее словам, заняло еще месяц. В декабре хостел начал понемногу работать, а под новый год женщина попала в больницу и уже там узнала, что договор с компанией расторгнут без ее ведома. «На все готовое» приехал новый арендатор ООО «Мэрибель».

Осмонова рассказала, что после этого охрана не впустила ее в помещения, чтобы забрать оставленные документы и имущество — компьютеры, принтеры, кровати, кожаную мебель, подаренную консульством Киргизии. В «Невской мануфактуре» это опровергают.

«Ни по одному из договоров арендатор не соблюдал платежную дисциплину, систематически нарушая сроки внесения платежей, что привело к образованию задолженности. При арендной плате за помещения 300 тыс. рублей в месяц, долг арендатора составил около 2 млн рублей, — сообщили «Фонтанке» в компании. — ООО «Золотая Орда» съехало из помещений, не погасив задолженность. О расторжении договора арендатор был уведомлен. Никакое имущество и документы арендатора удержаны не были».

Сейчас в арбитраже идут суды, «Невская мануфактура» продолжает требовать с «Золотой орды» недоплаченное.

Фото: Андрей Бессонов/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

«Они не смогли его (хостел — Прим. ред.) запустить, не оплачивали платежи и коммунальные услуги, поэтому с ними договор аренды расторгли, а мы пришли нормально все организовали, вложили много денег», — прокомментировал ситуацию гендиректор «Мэрибель» Сергей Лебедев. Он сообщил, что ему неизвестно о суде «Невской мануфактуры» с бывшим арендатором и что арендодатель имеет право удерживать имущество должника, не заплатившего арендную плату. «В нашем договоре так написано. Это нормально, это и законом предусмотрено», — говорит он. Пожар серьезно повредил здание хостела, и будет ли он продолжать там работать, Сергей Лебедев сказать пока не берется.

«У меня дети, больной ребенок, я тоже свои кровные деньги вкладывала, — пожаловалась Осмонова. — На чужом горе никогда счастье не построишь».

Осторожно: пожароопасно

МЧС не раз выявляло нарушения пожарной безопасности на «Невской мануфактуре» в результате внеплановых проверок — практически каждый год, начиная с 2015-го, следует из данных СПАРК. До 2019 года включительно надзорные органы фиксировали отсутствие воды в пожарных гидрантах. И хотя в последних отчетах о проверках об этом ни слова, несколько сотрудников компаний, работавших на территории «Невской мануфактуры», рассказали «Фонтанке», что в первое время (интервалы называются разные) после прибытия пожарных на место 12 апреля в гидрантах не было воды или к ним было невозможно подсоединиться из-за технических проблем. В МЧС официально опровергли неисправность гидрантов.

Последняя проверка, произведенная в феврале-марте 2021 года, выявила 8 нарушений, в том числе неисправность или отсутствие автоматических установок пожаротушения, отсутствие в помещениях пожарной сигнализации, систем дымоудаления, оповещения и управления эвакуацией людей. Проверяемую организацию представляли действующий гендиректор АО «Невская мануфактура» Максим Макеев и его заместитель, бывший гендиректор Алексей Михневич. Кадровую перестановку они устроили примерно за неделю до проверки. До этого Михневич возглавлял компанию на протяжении 11 месяцев. Среди опрошенных «Фонтанкой» арендаторов, которые с ним контактировали, сложилось впечатление, что этот человек мало что решал на Октябрьской, 50.

После пожара Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье об оказании небезопасных услуг, повлекших по неосторожности смерть человека. Михневич и Макеев стали подозреваемыми по делу, сейчас они оба арестованы. Временно исполняющим обязанности гендиректора назначен Геннадий Приходько, бывший директор отеля «Ольгино» на берегу Финского залива. Отель, как и имущественный комплекс на Октябрьской набережной, принадлежит президенту банка «Викинг» Алексею Устаеву.

Пожары каждый год

МЧС пыталось приостановить работу «Невской мануфактуры» по итогам очередной проверки еще в 2020 году, но тогда, как сообщили в ведомстве, дело помешал рассмотреть коронавирус. Невский районный суд принял материалы 17 марта, заседание 14 апреля (во время локдауна) было отложено из-за неявки ключевого участника процесса, а 29 июля производство было прекращено — истек срок давности привлечения к административной ответственности.

Материалы последней проверки были переданы в судебный участок № 137 Невского района. Компания привлекалась за неисполнение предписания госпожнадзора. Мировой судья принял их 11 марта, 29 марта прошло первое заседание, второе было назначено на роковое 12 апреля, но представители «Невской мануфактуры» по понятным причинам не явились. Следующее заседание состоится 28 апреля.

Этому предшествовало решение судьи того же участка от 11 ноября 2019 года, когда юрлицо привлекли к ответственности за аналогичное нарушение, и еще два решения от ноября 2020-го. Тогда судья дважды назначила компании наказание уже по статье об уклонении от уплаты назначенных ранее штрафов.

Нынешние погорельцы, безусловно, тоже знали, что арендуют дешевые площади в опасном месте. В разговоре с «Фонтанкой» они вспомнили, что примерно за последние полгода на территории комплекса произошло два локальных пожара. Один, по их словам, случился ночью в столярной мастерской на четвертом этаже «другого крыла здания» (относительно сгоревшего 12 апреля), второй — в небольшом складе на первом этаже. По воспоминаниям, в обоих случаях обошлось минимальными потерями, все потушили своими силами.

В «Невской мануфактуре» «Фонтанке» сообщили, что у них нет информации об этих двух возгораниях. В ГУ МЧС по Петербургу подтвердили лишь вызовы на Октябрьскую 29 февраля 2020 года и 2 сентября 2019 года. Тогда горели помещения мебельных производств на площади около 50 кв. м.

Помимо этого, на сайте МЧС сообщается о пожаре 10 сентября 2019 года, который тушили по повышенному второму номеру на площади 60 кв. м. В 2019 году аналогичное случилось 29 января, а в 2016 году горело в производственном здании на площади 120 кв. м.

История викинга

Имущество «Комбината тонких и технических сукон им. Э. Тельмана» на Октябрьской, 50 было приватизировано в 1991 году. Закрытое акционерное общество «Невская мануфактура» появилось в марте 1992 года. Его учредителями стали члены трудового коллектива комбината и граждане Филиппович и Козлов, следует из материалов арбитражного суда. Преемником общества стало зарегистрированное в 1996 году ОАО «Невская мануфактура», которое является собственником площадки на Октябрьской, 50 по сей день. В совет директоров, помимо Устаева, который в 1999 году возглавлял правление банка «Викинг», вошел ректор Санкт-петербургского университета технологии и дизайна Виктор Романов. По открытым данным, в 2016 году в совете директоров их уже не было.

Очевидно, что АО «Невская мануфактура» понесла в результате пожара огромные убытки. Компания лишилась части доходов по аренде, в то время как ей придется потратить значительные средства, если суд обяжет ее воссоздать исторический комплекс построек (сама она, впрочем, уже уверила губернатора, что готова). По данным СПАРК, чистые активы фирмы оцениваются в 333,8 млн рублей. Хватит ли у нее денег, чтобы расплатиться со всеми желающими — вопрос. Но арендаторы могут попросить суд обратить взыскание на другие активы собственника компании.

Основной владелец «Невской мануфактуры» Алексей Устаев возглавляет первый коммерческий банк современной России «Викинг», основанный в 1988 году. Также ему принадлежит гостиница «Октябрьская», отели «Ольгино» и «Санкт-Петербург», доли в ТЦ «Большой Гостиный двор» и «Владимирские ряды», в «Санкт-Петербургском городском ломбарде». Также он владелец земель Монастырского острова, склада с индивидуальными боксами «ПриватСклад» на той же Октябрьской, 50 и многого другого.

Кроме того, «Невская мануфактура» выступает истцом в банкротном иске к еще одному активу Устаева — Выборгскому комбинату хлебопродуктов. Компания в июле 2020 года предъявила требование на 12 млн рублей.

Форс-мажор или не форс-мажор

Практика аккуратного перекладывания ответственности за пожарную безопасность на арендатора часто встречается в больших бизнес-центрах, где арендодатель, как правило, обладает лучшими договорными позициями и ему проще найти нового клиента, чем изменить условия. Но закон о пожарной безопасности не освобождает его от административной ответственности за нарушения.

«Если произошел какой-то крупный резонансный пожар, для административной ответственности это не несет какого-то определяющего значения. Арендодатель не может сказать: «Я по договору все обязанности делегировал арендатору и поэтому ни за что не отвечаю». Пожнадзор все равно будет разбираться, кто своими действиями допустил это все, — объясняет старший юрист международной юридической компании Eversheds Sutherland в Петербурге Андрей Шубин. — В договоре можно ограничить ответственность за какие-либо действия, но за виновные действия снять ответственность нельзя».

Что касается пункта о форс-мажоре, эксперт отмечает, что непреодолимая сила должна обладать двумя свойствами: непредвидимостью и непредотвратимостью. Этими признаками как раз обладает наводнение или другое стихийное бедствие. Судебная практика обычно не рассматривает как непреодолимую силу пожары, в частности, потому что есть конкретные правила безопасности, которые нужно соблюдать, чтобы предотвратить возгорание.

Первое, о чем стоит задуматься добросовестным арендаторам, потерявшим в пожаре имущество, это подача иска против арендодателя о возмещении вреда, вызванного пожаром, считает Андрей Шубин. В суде им нужно будет доказать, что они предприняли все доступные меры, чтобы не допустить этого происшествия. Это единственный способ получить компенсацию, если имущество не было застраховано. В России это не распространенная практика. На вопрос «Фонтанки» было ли застраховано само сгоревшее здание, в АО «Невская мануфактура» сообщили, что «пока такой информации нет».

Евгения Горбунова, «Фонтанка.ру»

Фото: Андрей Бессонов/«Фонтанка.ру»

Пожар на территории «Невской мануфактуры» вспыхнул около полудня 12 апреля. Ему был присвоен самый высокий ранг — №5. Борьба с огнём продолжалась почти пять дней. К ней привлекли около 350 пожарных, три вертолёта сбросили 240 тонн воды. При тушении погиб спасатель Илья Белецкий, 15 апреля его похоронили на Серафимовском кладбище. Ещё трое его сослуживцев пострадали. Одному обожгло руки, его уже выписали из больницы. Двое других — Борис Старковский и Антон Соколов — остаются в стабильно тяжёлом состоянии.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье о причинении смерти по неосторожности. В оказании небезопасных услуг, повлекших по неосторожности смерть человека, заподозрили генерального директора владеющего зданием АО «Невская мануфактура» и его заместителя. Они оба арестованы.

Комплекс сгоревших зданий на Октябрьской набережной является объектом культурного наследия и подлежит восстановлению, заявили в Смольном. КГИОП через арбитраж потребовал от АО «Невская мануфактура» восстановить памятник за четыре года.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (12)

Я правильно понял, что менты посадили двух зиц председателей, а Алексей Устаев как бы ни причём?

На наших глазах подготовка территории к застройке жильём, методы разные, а результат будет, можно не сомневаться.

как говорил Шурик: "птичку жалко"... =)

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...