29

«Агитпроп будет, культуры нет». Что деятели культуры говорят о деле Серебренникова

Суд над фигурантами «Театрального дела» и озвученная 22 июня позиция прокурора о реальных сроках для всех участников процесса, включая 6 лет в колонии для Серебренникова, — вызвали массовое недовольство в культурной среде.

Справа налево: бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум и адвокат Дмитрий Харитонов во время заседания суда<br><br>автор фото&nbsp;Ирина Бужор/«Коммерсантъ»
Справа налево: бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум и адвокат Дмитрий Харитонов во время заседания суда

автор фото Ирина Бужор/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Руководители театров, артисты и даже те, чья деятельность напрямую не связана со сценой, объясняют, в чем ошибки следствия и чем это может грозить российской культуре. «Фонтанка» собрала мнения.

Чулпан Хаматова разместила фотографию с Кириллом Серебренниковым в Инстаграме https://www.instagram.com/p/CBv7FO2iODi/?utm_source=ig_web_copy_link и охарактеризовала происходящее как «Dead line надежды».

«Мы сегодня на "красной линии", — написала она. — Творчество невозможно без свободы. Свобода — есть его суть. Нет свободы — нет творчества. Каким будет пространство театра после вынесения приговора? Пространством, где каждый участник должен оглядываться, не вывалился ли он за рамки допустимого, согласованного высказывания? Это не театр, это агитпроп. Агитпроп будет, культуры нет».

Ее коллега Ксения Раппопорт в Инстаграме описала свои ощущения от процесса как «чувство бессилия перед творящийся у тебя на глазах очевидной несправедливостью».

«Никакие наши слова, призывы, поручительства, письма, посты не имеют никакого действия, — написала актриса. — У каждого, кто следил за этим процессом, была возможность видеть, как на протяжении этих почти трёх лет на наших глазах обвинение разваливается и показывает свою полную несостоятельность. Отрицание фактов, без всяких аргументов отброшенная предыдущая экспертиза и назначение новых непонятных экспертов. Свидетели, которые открыто объявляли в суде, что на них совершалось давление, что они давали свои показания под угрозами. Даже с суммой «хищения» они не смогли определиться. Но всё это было отвергнуто судьей. Опять же без каких-либо аргументов. Прекрасные честные талантливые и смелые люди — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин, так много сделавшие для развития культуры нашей страны. Так не должно, так не может быть! Это чудовищно несправедливо!»

Не остались в стороне и руководители театров — московских и петербургских. Открытое письмо опубликовал худрук Александринского театра Валерий Фокин, предупредив об опасности прецедента, когда художник оказывается незащищен, уязвим — что скажется на развитии культуры.

В свою очередь его коллега Константин Райкин в своем обращении, опубликованном театром «Сатирикон», выразил протест «против необъективности, тенденциозности и, в конце концов, вопиющей несправедливости выдвинутого обвинения». Он подчеркнул, что следил за ходом расследования. «Этот процесс сам содержит в себе множество нарушений закона. Бессовестное, сфабрикованное дело!» — высказался он.

Глава Театра Наций Евгений Миронов в своем «Инстаграме» рассказал о своей реакции на запрошенные прокурором сроки — возмущении и смятении.

«Всем, кто следил за ходом слушаний, совершенно очевидно, что следствие было проведено с огромным количеством нарушений и натяжек, что обвинение, что называется, шито белыми нитками, — написал он. — С другой стороны, во время процесса стало еще раз понятно, что проект «Платформа» был важнейшим творческим событием в культурной жизни страны, что люди, придумавшие и реализовавшие его, достойны благодарностей и наград, а не преследования и наказания».

Миронов упомянул, что наличия нарушений при ведении дел на «Платформе» никто не отрицает, но они, с его слов, «были вызваны не чьим-то злым умыслом, а недостатками законодательства в области культуры, запутанностью системы освоения бюджетных средств и отчетности».

«Деятели культуры уже много лет говорят о необходимости совершенствования этого законодательства — и находят понимание у руководителей органов законодательной и исполнительной власти страны, — рассказал он. — Почему в этих условиях прокуратура занимает такую необъективную, тенденциозную, я бы сказал — свирепую, позицию, остается только гадать».

Народный артист России напомнил, что в ходе заседания «не были приняты во внимание очевидные доказательства отсутствия сговора и злого умысла».

«Несправедливый, необъяснимо жестокий приговор по этому делу может нанести огромный, непоправимый ущерб культурной жизни России, всему будущему театра и искусства вообще, а значит — всему нашему обществу, — подытожил он. — Не желая и не имея права оказывать давление на суд, я хочу надеяться, что судья сумеет трезво взвесить все обстоятельства, беспристрастно оценить ситуацию и не допустить вопиющей несправедливости. Иначе будущее нашей культуры незавидно».

Директор Театра им. Вахтангова Кирилл Крок в интервью журналу «Театр» был более эмоционален.

«Я не понимаю, они что, кого-то убили? Искалечили? В результате их действий кто-то умер от голода? Что они сделали, чтобы требовать для них такие жесточайшие наказания?!» — удивился он.

В то же время он объяснил механизм работы театров, в соответствии с которым Софья Апфельбаум не может быть виновной в преступлении. Во-первых, первичных документов у нее не могло быть, потому что практика в то время была другой и приказ Владимира Мединского только в середине 2014 года установил необходимость подавать в министерство «первичные документы — копии договоров, счетов, счетов-фактур, накладных, актов выполненных работ». До этого отчитывались только актами исполнения и творческими отчетами. А во-вторых, деньги на целевые программы, гастроли и покупку оборудования было принято обсуждать не с департаментом господдержки искусства, где работала Апфельбаум, а с департаментом экономики и финансов.

Высказалась о процессе даже Нюта Федермессер — человек не из театрального мира, общественный деятель, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера».

«Я внимательно следила за процессом по «театральному делу», — написала она. — Была на одном из десятков заседаний. Читала публикации. Да и спектакли «Гоголь-центра» я знаю и очень люблю. Прокурор сегодня снова требует для невиновного Кирилла и его коллег наказания в виде длительных сроков заключения. Нет, это не неуважение и не непонимание. Это беззаконие и несправедливость. Мимо этого нельзя пройти с закрытым ртом».

«Театральное дело» — это позор для системы, — сформулировала она. — Полностью сфабрикованное, развалившееся в суде после проведения реальной экспертизы, это дело снова вытащили на свет божий. Зачем? Кому Серебренников не угодил настолько, что можно издеваться над правосудием и людьми ради сведения личных счётов? Ну, ведь другой причины нет, нет, — это всему миру очевидно!»

Федермессер экстраполирует «театральное дело» на всю государственную систему.

«Без независимой судебной системы и прокуратуры, без правоохранительных органов, занятых расследованием реальных преступлений, в России не получится развивать ни медицину, ни социальную сферу, ни уважение к правам личности», — написала она.

А писатель Евгений Водолазкин в своем открытом письме к министру Любимовой обратился к вечным ценностям.

«То, что мне удалось понять в этой истории, не свидетельствует об умысле режиссера обогатиться, — написал он. — Мы с Вами, люди, причастные к отечественной культуре, знаем, что она ни в коей мере не является источником обогащения. Те, кому интересна эта сторона жизни, не ставят спектаклей и не пишут книг. Им хорошо известно, что к финансовому благополучию есть более короткие пути».

Он пояснил, что «не всякое нарушение правил является осознанным преступлением»: «Есть случаи, когда ненадлежащее оформление финансовых документов — следствие сосредоточения на решении художественных задач, а именно об этом, как мне кажется, сейчас идет речь».

«Главное, на мой взгляд, состоит в том, что милость выше справедливости, — заключил он. — Этому нас учит русская культура. Хотел бы попросить Вас, Ольга Борисовна, и возглавляемое Вами Министерство оказать Кириллу Серебренникову поддержку. Все мы должны строить нашу жизнь на каких-то иных, более человеколюбивых основаниях, тем более что жизнь, как известно, короткая такая».

Напомним, ранее руководители театров страны, отвечая на вопросы журналистов, указали на несостоятельность последней экспертизы, исходя из которой был подсчитан ущерб для государства.

Так, гендиректор Большого театра Владимир Урин отметил, что эксперт не применила разработанные Минкультом коэффициенты к спектаклям, взяв за основу только один — «самый низкий, предназначенный для малой формы» (цит. по «Коммерсантъ»). Это привело к занижению расходов в 2,75 раза. Кроме того, не учтены 77 мероприятий — лекций, мастер-классов, конференций. Сходное мнение выразили и другие эксперты.

Оглашение приговора фигурантам дела «Седьмой студии» назначено на 11 утра 26 июня. По версии правоохранительных органов, подсудимые нанесли Минкульту ущерб в 128,9 миллиона рублей, выделенных государством на спектакли проекта «Платформа». Прокурор просит приговорить Серебренникова к 6 годам в колонии и штрафу в 800 тысяч рублей. Бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского — к 5 годам колонии и штрафу 300 тысяч рублей, экс-директора «Седьмой студии» Юрия Итина и директора РАМТ Софью Апфельбаум — к 4 годам колонии и штрафу 200 тысяч рублей.

«Фонтанка.ру»

Справа налево: бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум и адвокат Дмитрий Харитонов во время заседания суда<br><br>автор фото&nbsp;Ирина Бужор/«Коммерсантъ»
Справа налево: бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум и адвокат Дмитрий Харитонов во время заседания суда

автор фото Ирина Бужор/«Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (29)

Я полностью с Вами согласен. Только за этот балет *Нуреев* нужно сажать. Представьте себе, что бабушка привела внука или внучку, в первый раз, приобщиться к культуре, вкусить светлого и доброго. И...... Как будет ошеломлен и напуган ребенок, увидев этот кошмар.

Мозгов себе купи.

А почему бы Чулпан Хаматовой и другим актерам, которые участвовали в спектаклях, не сделать запрос в налоговую и пенсионный фонд? У них есть сведения о доходах и налогах, которые платили за участие в постановках. Дружно посчитать расходы на зарплату и налоги, доказать что деньги не украли. Связаться с поставщиками - у них собрать данные.
Почему так не поступают? Или налоги не платили? И Чулпан саму надо судить за неуплату налогов, сокрытие доходов?

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...