18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:15 17.11.2018

Почему «Единая Россия» начала проигрывать регионы

В четырех регионах стал реальностью второй тур на выборах губернатора. Почему - «Фонтанка» пыталась понять вместе с политологами.

Почему «Единая Россия» начала проигрывать регионы

Александр Николаев/Интерпресс

9 сентября в 80 российских регионах прошел единый день голосования. В 22 субъектах выбирали губернаторов, в 16 — депутатов законодательных собраний, в 12 — городских дум областных центров. Главный сюрприз – сразу в четырех регионах назрел второй тур губернаторских выборов, потому что действующие главы регионов не сумели набрать положенные для выборов в один тур 50% плюс один голос.

К главе Хабаровского края Вячеславу Шпорту особых претензий у федерального центра никогда не было. Правда, весной всевозможные авторы рейтингов и прогнозов отправляли его в отставку, но по уважительным причинам: сидит в своем кресле с 2009 года, оттарабанил два срока, явно созрел для повышения, да и возраст солидный — 64 года, а администрация президента берет курс на омоложение кадров. Но отставки не случилось. А теперь по итогам обработки более 97% бюллетеней Вячеслав Шпорт отстал от соперника, депутата Госдумы от ЛДПР Сергея Фургала, набрав 35,62% против 35,81% у жириновца.

В Приморском крае тоже ожидается второй тур. Там врио губернатора Андрей Тарасенко по итогам подсчета 100% протоколов получил 46,57% голосов, а главный его соперник, кандидат от КПРФ Андрей Ищенко, — 24,64%.

Тарасенко не пробыл в должности врио и года — его предшественника, Владимира Миклушевского, президент Владимир Путин отставил в октябре 2017-го. Произошедшее было признано политологами «закономерным», назначение гендиректора ФГУП «Росморпорт» Андрея Тарасенко, прежде в регионе неизвестного, приняли ровно. Как оказалось, расслабляться было рано.

А вот главу Хакасии Виктора Зимина «провожали» в отставку настойчиво и давно. «Источники, близкие к Кремлю», делились с местными СМИ сомнениями насчет уровня поддержки главы в его же собственном регионе. В начале 2017 года в Хакасии разразился коррупционный скандал. Глава администрации правительства региона Владимир Бызов получил уголовное дело о мошенничестве и взятке по итогам закупки медицинского оборудования и лекарств в 2015–2016 годах. В октябре 2017 года Верховный совет Хакасии признался в бюджетной несостоятельности и попросил премьер-министра Дмитрия Медведева о вспомоществовании на сумму 28,2 млрд руб. Хакасия в долгах, как в шелках, — хуже в этом плане ситуация только в Мордовии. В 2018 году губернатора Хакасии обскакал молодой депутат горсовета Абакана Валентин Коновалов от КПРФ. Он набрал 44,81% голосов, а Зимин — только 32,42%.

скриншот с сайта facebook.com

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Губернатор Владимирской области Светлана Орлова запомнилась эпическим выступлением во время «Прямой линии» Владимира Путина. Жители города Струнино в прямом эфире и в присутствии президента обвинили губернатора региона во лжи. Они пожаловались Путину, что в городе закрыли почти все отделения в местной больнице, и теперь за медпомощью приходится ездить на электричке в соседний населенный пункт. Орлова попыталась объяснить, что все не так уж и плохо, но потерпела фиаско. Это было не первое столкновение с электоратом — еще раньше жители региона протестовали против нового мусоросжигательного завода в Киржаче, спугнув тем самым ключевого инвестора и фактически вынудив главу поселения, подписавшего распоряжение о строительстве завода, уйти в отставку. По итогам обработки 100% бюллетеней Орлова получила 36,42% голосов избирателей и пойдет во второй тур с кандидатом от ЛДПР Владимиром Сипягиным, за которого проголосовали 31,19% избирателей.

А в Якутске (столица Республики Саха) без всякого второго тура на выборах главы города победила кандидат от «Партии возрождения России» Сардана Авксентьева. Она опередила выдвиженца «Единой России» Александра Саввинова почти на 10% голосов.

Автоматизм, с которым все предыдущие годы избиратели исправно выбирали из всех возможных вариантов действующего главу региона, дал сбой. Но в этом нет ничего неожиданного, считает политолог Екатерина Шульман.

"Если бы кто-нибудь следил за динамикой общественных настроений, можно было бы предвидеть, что недовольство, которое не находит себе выхода, поскольку любые способы протестного политического действия чрезвычайно дорого обходятся участникам, будет стараться найти любой относительно безопасный способ выразить себя. Такой способ — голосование за любую партию или кандидатуру, кроме провластной", – сказала «Фонтанке» Шульман. 

«Оценивая устойчивость созданных политических механизмов, забетонированность политического пространства, степень контроля над информационным полем, я предполагала, что кампания 9 сентября еще успеет пройти на силе инерции по традиционному сценарию «действующий губернатор переизбирается». Первое воскресенье сентября, хорошая летняя погода, административно зависимый электорат приходит в первой половине дня, голосует, обеспечивает результат. Но этот сценарий сбылся только в Москве. Во многих других местах реализовалось протестное голосование во всей его красе. Дальневосточные регионы всегда были к нему склонны. Владимирская область удивила. Я знала, благодаря некоторым своим контактам в области, насколько там не любят губернатора. Но предполагала, что все равно будут голосовать за действующую власть. Это очень сильный навык, такая выученная беспомощность. Тем не менее дело дошло до второго тура, и есть не нулевая вероятность, что во втором туре губернатора прокатят», – признается Шульман.

Политолог Александр Кынев отмечает, что пенсионная реформа стала ключевым, но не единственным фактором, обеспечившим такие результаты единого дня голосования. «В системе накопились большие внутренние противоречия, резко усугубленные пенсионной реформой, которая ударила по базовой для власти социальной группе, – говорит Кынев. – Это люди старших возрастов. Вся символическая политика власти начиная с нулевых годов была направлена именно на эту возрастную группу: возвращение советского гимна, политика в стиле «ностальжи» в музыке и в кино, внешняя политика. Эта группа маломобильна, может быть, не очень образованна, плохо знает окружающий мир и смотрит в экран телевизора, а не в Интернет. Но были и дополнительные факторы: рост цен, девальвация рубля, конфликты в самих регионах. И получилось, что даже в условиях отсутствия сильных конкурентов, которые в большинстве регионов не были допущены до выборов, люди все равно пошли и проголосовали назло. И в такой ситуации кандидатам-соперникам действующих губернаторов достаточно было просто начать вести избирательную кампанию по-человечески. Практически все оппозиционеры выступили на выборах выше прогнозов. Это говорит о том, что есть серьезный запрос на обновление, который долго сдерживался, да еще и на фоне массы кризисных явлений».

Екатерина Шульман отмечает, что имитационные механизмы, изображающие демократию, работают только при определенных условиях: благоприятной экономической ситуации, внутриполитической стабильности и отсутствии значимых поводов для общественного недовольства. «Партии, которые наливаются живой электоральной кровью, начинают вести переговоры и торговлю со своими кураторами из федерального политического менеджмента с совершенно иных позиций, – говорит Екатерина Шульман. – В политологии этот процесс изучен достаточно хорошо. Он называется "пробуждение спящих институтов"».

 Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор