«Главное не то, где ты, а то, кто ты, остался ли ты самим собой». Как оппозиционера Резника осудили на пять месяцев за баночки с травой и отпустили

9412

Октябрьский районный суд 20 апреля огласил приговор экс-депутату Максиму Резнику. Его признали виновным по статье 228 УК РФ. «Фонтанка» рассказывает, как проходило заседание и об этом уголовном деле.

Фото: Андрей Бок/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

— Как рука? — спросил Максим Резник у экс-депутата Финляндского округа Светланы Уткиной. Она вместе с ещё десятком активистов пришла поддержать его во время приговора. Уткина защищает парк Сахарова, где собираются строить спортивный комплекс. На последней акции во время задержания ей сломали ногу.

— Вообще-то, нога, — поправила Уткина Резника.

— Береги руку, Сеня, — отшутился он.

Помимо Уткиной в суд пришли глава 72-го муниципалитета Павел Швец, глава «Гавани» Нэлли Вавилина, политик Юлия Галямина, депутат Мосгордумы Михаил Тимонов и десяток активистов. Петербургские коллеги Резника — депутаты Заксобрания не пришли.

Суд рассматривал дело Резника почти полгода. Сам инцидент, который послужил началом уголовного преследования депутата, произошёл 9 марта 2021 года. Тогда к родственнику Резника художнику Ивану Дорофееву пришли с обыском силовики. На лестнице они встретили выходившего из квартиры депутата и попросили его вернуться обратно на время следственных действий. Позже стало понятно, что встреча была неслучайной. За Дорофеевым, у которого во время обыска нашли несколько кустиков марихуаны, следили с лета 2020 года. Прослушки телефонных разговоров с женой и друзьями зачитывали у него в суде.

Во время обыска Резник выложил из сумки две баночки из-под конфет «Ментос». Это засняли на камеру участники следственных действий. Уже после того, как политику разрешили покинуть место обыска, в них нашли нечто похожее на наркотик. Дорофеев, как видно на записях, сразу заявил, что «это не его, а Макса». Позже он отказался от таких показаний и заявил о давлении.

Как писала «Фонтанка», понятыми по делу проходили не случайные прохожие, хоть таковыми их и представили в уголовном деле. Андрей Невзоров и Игорь Мальцев — бывшие сотрудники правоохранительных органов. Сам обыск Невзоров снимал на две камеры нон-стоп. Хоть в деле и сказано, что оперуполномоченный Исаев встретил прогуливающихся мужчин и пригласил принять участие в следственных мероприятиях, из записи, оказавшейся у «Фонтанки», видно, что Невзоров дошёл до дома Дорофеева сам. Кроме того, посередине обыска он спустился в машину к кураторам: «Резник скинул банки с травой. Мы как бы их видели, но знаешь, я, может, особо сильно не заметил, вроде есть видео у оперов, но мы не засняли», — доложил им Невзоров и пожаловался, что после ухода депутата мероприятие стало не таким интересным.

Видео, на котором запечатлено, как Резник выкладывает те самые баночки, в итоге в деле, а затем и в суде появилось. Авторство его взял на себя оперуполномоченный Шевчук, однако из съёмок Невзорова видно, что снимал не он. Кроме того, на записях этого «случайного» понятого видно, что помимо тех людей, которые указаны в протоколе обыска, в квартире находились и другие лица, но о них все свидетели обвинения предпочли умолчать.

Видеозаписи с обыска в тот день оказались не только у сотрудников правоохранительных органов и бывших силовиков-понятых, но и в медиа, которые связывают с Евгением Пригожиным. Именно на этих ресурсах до этого появлялись кадры скрытой съёмки политика. Как он заявил в последнем слове на заседании суда, снимали тогда его даже в больнице, когда он лёг на операцию.

Экс-депутат связывает уголовное дело с конфликтом с губернатором Александром Бегловым, когда тот был еще врио главы города. «Пригожинские» ресурсы тогда активно поддерживали будущего кандидата в губернаторы. Одновременно с этим в стране начались репрессии в отношении оппозиции, отмечал Резник. «Я не думал, что те опасения, которые я высказывал с трибуны тогда, реализуются в самой худшей форме. Сегодня все мы в этом зале являемся заложниками этой системы. Мне бы хотелось все эти вещи говорить с трибуны парламента — места для дискуссий. Но в отношении меня и против людей с отличной от власти точки зрения используют репрессии», — говорил он на одном из последних заседаний, вспоминал события, которые начались 24 февраля, и сравнивал страну с «Титаником».

В суде экс-депутат виновным себя не признал, заявил, что его право на защиту было нарушено. Во время судебного следствия большинство его ходатайств были отклонены, в том числе и то, в котором он просил приобщить публикацию «Фонтанки» и видео Невзорова к делу. Суд счёл, что источник видеозаписи неизвестен, и отклонил просьбу. С десяток раз Резник объявлял отвод судье Елене Сергеевой, она же в свою очередь отвод отклоняла.

Как следует из приговора, оглашённого 20 апреля, суд счёл Резника виновным, но не в покупке, а в хранении наркотических веществ без цели сбыта — покупка следствием доказана не была. Показания сотрудника отряда «Гром», который указал на то, что оперативник, который в этот момент должен был искать понятых, привёз его и коллег на место проведения обыска, сочли несущественными, так как оперативник мог забыть действующих лиц. Свидетельства понятых признаны корректными — они согласуются с другими материалами дела. Что же до их работы в органах, то это никак не повлияло. Судья увидела отсутствие смягчающих и отягчающих обстоятельств в деле и пришла к выводу, что ввиду общественной опасности содеянного Резник должен понести наказание в виде реального срока лишения свободы. Прокуратура просила дать политику год в колонии-поселении, суд согласился на меньшее — 5 месяцев.

Отпустили экс-депутата в зале суда: 10 месяцев домашнего ареста учли в срок наказания.

ПоделитьсяПоделиться

«Чувствую себя — как все нормальные люди в момент битвы добра со злом. Я всегда относился к собственной биографии как к инструменту», — сказал Резник, выйдя из зала. На вопрос от журналистов, уедет ли теперь, добавил, что только на дачу — матери нужно помогать начинать дачный сезон.

«Я не вижу себя вне Петербурга и вне России, вне того контекста, в который меня погрузили жизненные обстоятельства. Несмотря на все сложности, я бы хотел остаться здесь. Сейчас главное не то, где ты, а то, кто ты, остался ли ты самим собой. Мне легче здесь, в этой Годриковой Впадине», — добавил он. Говоря о коллегах, которые не пришли его поддержать, он заметил, что жалеет их, ведь под домашним арестом ему не оставили выбора, а им теперь его надо делать: выходить на трибуну и говорить о свободе или нет. «Депутаты — это часть пожирателей смерти, но необязательно те, кто находится внутри системы, должны быть тёмными волшебниками».

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Фото: Андрей Бок/«Фонтанка.ру»

ЛАЙК1
СМЕХ1
УДИВЛЕНИЕ1
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

close
close