«Они просто плохо представляют, с кем связались». Невзоров отправляется в «крестовый поход» против священников-педофилов

Роскомнадзор потребовал от «Эха Москвы» удалить один из выпусков авторской программы публициста Александра Невзорова. Его «Наповал», считает регулятор, возбуждает социальную рознь по отношению к христианским священнослужителям.

97
Фото: Огнев Михаил / «Фонтанка.ру» / Архив
ПоделитьсяПоделиться

Выпуск № 69 еженедельной программы «Наповал» вышел 11 октября. В нем Александр Невзоров комментирует события предшествовавших семи дней. Внимания создателя «600 секунд» удостоились, в частности, авария с участием автомобиля Ксении Собчак, актер Дмитрий Певцов в Госдуме и медаль Саратовской митрополии «Спас Нерукотворный» III степени, которой был награжден начальник местного УФСИН полковник Федотов. Тот самый Федотов, в тюремной больнице которого пытали заключенных. Известный своей нетерпимостью к религии Александр Невзоров подробнее остановился на теме педофилии и священнослужителей. Теперь ролик должен быть удален с сайта «Эха Москвы», но пока остается на YouTube-канале Невзорова, где на момент публикации его посмотрели 853 000 раз.

В кратком разговоре с «Фонтанкой» Александр Невзоров с удовлетворением отметил, что на этот раз его публицистическая стрела попала противнику в яблочко. С решением Роскомнадзора не согласен, на сегодняшнее предупреждение намерен ответить серией доказательных публикаций. «Коль скоро они сами развязали войну, то будут получать всё подробно и в красках», — сказал он.

— Александр Глебович, у меня, по сути, один вопрос. Почему только этот ролик, почему именно сейчас? Вы по три раза в неделю в разных ипостасях проходитесь по христианским ценностям.

— Там ничего не сказано о христианских ценностях, речь идет только о попах. Они, спасибо им огромное, наметили и рассказали, где у них находится самая больная точка. Знаете, что самое тяжкое в профессии снайпера? Ты никогда не уверен, попал или нет, потому что на больших расстояниях не слышно крика, а если убиваешь наповал, не слышно вообще ничего. А здесь раздался крик боли.

— Наповал.

— В материале было два важных момента. Первый: рассказ о том, что тому самому главному над пыточной колонией, где занимались этими шваберными забавами, церковь давала церковные ордена, по-моему, «Спас Нерукотворный» или что-то в этом духе. Второй момент: разговор о педофилии с его потенциалом на примере Франции. Маленькая Франция с ничтожным количеством приходов умудрилась обработать, по разным данным, от 200 до 330 тысяч мальчиков — с участием келейников, алтарников или без таковых. Эта тема для них больная, потому что они понимают, что это — действительно слабое место.

Обратите внимание, в постановлении удалить материал, направленном «Эху Москвы», нет ни слова о том, что эта информация недостоверная. Они знают, что она достоверная, есть даже видео в хронике, как … палача награждают церковными орденами. Есть абсолютно проверенные международные материалы по педофилии во Франции, есть абсолютно проверенные российские материалы по всем десяткам судебных процессов о педофилии и участии попов в этих скандалах и уголовных делах. Они не отрицают, а говорят: да, это так, но нам это очень не нравится. Следовательно, вообще никто не должен об этом знать.

— Они считают, что это разжигает рознь по религиозному признаку.

— Не по религиозному, а «к социальной группе священнослужителей».

— «Возбуждает социальную рознь по отношению к группе лиц, выделяемых по религиозному признаку, а именно к христианским священнослужителям» (цитата из предупреждения Роскомнадзора. — Прим. ред.).

— Совершенно верно. Здесь возникает вопрос: педофилия явление омерзительное, в определенных местах у ребенка риск быть «отпедофилированным» значительно выше, просто на основании материалов, которыми мы располагаем. И здесь, вероятно, моя профессия, как я ее понимаю, обязывает меня об этом сказать. Это всего-навсего профессиональная обязанность. До поры до времени я вел себя предельно деликатно. Если я чем-то занимаюсь, то основательно: мне удается доставать и материалы следствия, и материалы суда, и там настолько омерзительные красноречивые подробности. Это даже не та мерзкая бытовая педофилия, где нажрались и затащили в парадную девочку или мальчика. Нет, это педофилия идеологизированная, провонявшая ладаном и окутанная массой высоких словес. Эта педофилия — о полном использовании своего положения, это воздействие на детские мозги с помощью своего чина, сана, священных так называемых книжек. Это все пропахло елеем. Даже повидав много чего, поработав с криминальной хроникой, не блюя, пересказывать подробности этих следственных материалов невозможно.

Коль скоро они сами развязали войну, то будут получать всё подробно и в красках. Я преодолею отвращение и соберу всё, что у меня есть. Поднимаем знамя.

— Следующее предупреждение от РКН должно, по сути, прийти ещё и к вам.

— Подозреваю, что наш маленький сайтик их не очень волнует.

— Ничего себе маленький, у вас на YouTube больше миллиона подписчиков.

— Если придет, будем как-то бодаться. Это вот коллективное — закон они не нарушили, но нам это очень не нравится. И какой-то хрен решает судьбу материала, который, безусловно, должен быть известен, услышан и увиден. Его и так уже посмотрело порядка миллиона человек минимум, только у нас. Мы всю жизнь на этой войне, они просто плохо представляют, с кем связались.

— Должны бы понимать. Со своего канала вы этот ролик удалять, конечно, не будете?

— Нет, не буду.

— А если придет указание РКН?

— Значит, тогда буду судиться с РКН. То, что делает РКН, — это произвол, они существенно нарушают свои полномочия, выходят за границы того, что им позволяет делать закон. Просто на основании «знаете, нам не нравится» никто ничего никогда не удаляет.

— В начале нашего разговора вы справедливо отметили, что за окном беспросветная мгла…

— Беспросветная, и никого не волнует ни логика, ни справедливость, ни право. У нас нет прав, но есть зубы и когти.

— А еще есть практика возбуждать уголовные дела по таким поводам.

— Верно, но если тут начинать бояться, то лучше уж взять и самозакопаться где-нибудь на южном кладбище. Я не помню случаев, когда начинал бояться.

— А «Эхо Москвы» не начинает бояться?

— При всех пассажах и возможных недовольствах, это все равно мощный островок свободы. Именно поэтому они должны вести себя предельно аккуратно. Я, разумеется, на них не обижен.

Беседовала Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Фото: Огнев Михаил / «Фонтанка.ру» / Архив
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (97)

Походу Невзоров и Милонов - с одного поля, с "бурной" молодостью, "у кого, что болит"(с)!

Ударим Глебычем по педофильству и разгильдяйству!

Как Глебыч заизвивался, как подземный житель, которого на свет божий извлекли… Во всем его понимаю и почти во всем приемлю, но по отношению к рпц ведёт себя как подлец! Попал он в яблочко, но пукан подгорел у него самого…

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...