«Невозможно все время чувствовать себя виноватым за массовые заражения». Петербургский ресторатор переезжает в Африку

В Кении даже деловой климат лучше, чем в Северной столице, считает Александр Затуливетров. Решение расстаться с культовым «МыЖеНаТы» и покорять африканский берег не поколебало даже нападение сомалийских грабителей.

54

«Фонтанка.ру»

Петербургский ресторатор Александр Затуливетров, прославившийся протестами против локдауна во время первой волны COVID-19, заявил, что хочет продать свой ресторан «МыЖеНаТы» и запустить бизнес в Кении, а в перспективе стать гражданином этой страны. «Скоро вы сможете с нашей помощью не только насладиться прелестями африканского сафари, но и купить апартаменты на лучшем в Кении побережье и поужинать в романтичной обстановке в ресторане TIKI. Такое многообразие направлений вынуждает меня распрощаться с кусочком души и сердца — моим любимым «МыЖеНаТы», — написал он в Facebook. «Фонтанка» спросила предпринимателя, чем милее ему оказался африканский берег и что подвигло расстаться с бизнесом, прибыльным даже в пандемию.

После того, как власти Петербурга ввели QR-коды для посещения ресторанов, вы написали, что вы против сегрегации. А сегодня объявили, что продаете бизнес и уезжаете в Кению. Решение связано с последними и ожидаемыми коронавирусными ограничениями?

— Решение зрело давно. После 50 лет надо где-то оседать и получать от бизнеса и работы удовольствие, а не только финансы.

В России это невозможно?

— Из-за погодных условий, как минимум. С точки зрения близости моря и остальных преимуществ я долгое время рассматривал Камбоджу, там был проект, но страна де факто стала частью Китая (Китай — лидер по числу инвестиций в Камбожду. — Прим. ред.), и оттуда пришлось уехать. Естественно, пандемия тоже подкосила все планы. Сейчас неожиданно появился вариант Кении. Партнеры, с которыми был бизнес в Камбодже, переехали туда. Полгода мы согласовывали юридические формальности. А что касается «МыЖеНаТы», то проект перерос меня, и для меня самого это не то, что было раньше. Надеюсь, что найдутся новые владельцы, которые вдохнут новую жизнь или поддержат старую.

То есть последние новости о введении QR—кодов и возможное повторение локдауна на решение продать бизнес в Петербурге не повлияли?

— Кения — ковид-фри страна. Если ты боишься заражения, ты носишь маску и сам себя защищаешь. Если нет, полагаешься на милость африканских богов. То есть там это абсолютно спокойно, а здесь ожидаемый декабрьский фальш-локдаун еще раз подтвердил правильность моего выбора. Мы полгода назад начали прививать персонал, а выясняется, что, что бы ты ни делал, сидишь на пороховой бочке. Когда-то это должно надоесть. Невозможно все время чувствовать себя виноватым за массовые заражения.

с партнером по бизнесу Владимиром Ильиным
с партнером по бизнесу Владимиром ИльинымФото: Из личного архива
ПоделитьсяПоделиться

В Кении вы будете развивать туристический бизнес? В ресторанном вы разочаровались?

— Нет, будет ресторан обязательно. Есть помещение, оно практически наше. Надеемся в ближайшее время запуститься.

А что будет в Кении кроме ресторана?

— Три направления. Одно — туризм, сафари разного уровня. Второе — мы взяли в аренду участок земли, строим там коттеджи для находящегося рядом гольф-клуба. Третье — кофейня-кондитерская на первом этапе и далее ресторан, надеюсь, со свиными ребрами (секретная рёберная — одна из «фишек» «МыЖеНаТы»). Правда, там есть одна сложность. На южном побережье Кении живут преимущественно мусульмане, найти свинину там сложнее, зато большое количество туристов из Англии, Италии.

Почему именно Кения? Это было спонтанное решение или просчитанное?

— Как я говорил, партнеры, с которыми был бизнес в Камбодже, уехали в Кению. Долго звали меня туда, я отказывался. В феврале поехал, и меня тут же ограбили в Найроби. Я шел по центральной улице, местному Невском проспекту, повернул направо, меня обступили шесть человек и отобрали телефон и деньги. В общем, ожидания были самые пессимистичные, я совершенно разочаровался в стране в первый же вечер. Партнеры, которым я пожаловался, сказали: «Да ты что, это же сомалийцы, ты что не можешь сомалийцев от кенийцев отличить?»

Не сочли это плохим предзнаменованием для нового начинания?

— Я практически взял билет назад, но потом поехал на побережье, чтобы закрыть гештальт, как это модно говорить. И поразился царящим там радушию и свободе, уже утерянной нами, даже в плане бизнеса.

Ваш новый бизнес будет рассчитан на туристов. Почему стоит поехать в Кению?

— На мой взгляд, нужно издать указ, что каждая семья должна хоть раз в жизни посетить национальные парки Кении. Мне 50 лет, но когда я увидел льва и жирафа на расстоянии вытянутой руки, я понял, как много я потерял в жизни, потому что я не увидел это в 10 лет. Никакие Турция, Египет и даже Таиланд не сравнятся. Может быть, качество отдыха чуть хуже и дороже, но лишать детей возможности увидеть зверей в естественной среде мы не имеем права. С августа по ноябрь здесь происходит великое переселение, когда звери с юга бегут на север. Когда ты видишь сотни тысяч антилоп и зебр, которые несутся по земле, это ни с чем не сравнимое ощущение.

В России у вас останется бизнес? Помимо «МыЖеНаТы» у вас еще есть «Бутербродский».

— Там у меня меньшая доля, есть старшие партнеры. Он достаточно прибыльный, мы только завершаем реновацию. И потом всегда что-то должно остаться дома. Как у меня украли 100 долларов, могут украсть все остальное. Куда-то надо вернуться.

«МыЖеНаТы» сейчас тоже приносит прибыль?

— Да. Я уже говорил раньше, что таких оборотов, как с ноября прошлого года, у нас не было никогда. Хотя мои коллеги меня не поддержат. В Петербурге не принято раскрывать выручку ресторанов, принято плакать.

Откуда мог взяться такой рост финансовых показателей? Неужели пандемия и связанные с ней ограничения не подкосили бизнес?

— Думаю, дело в отсутствии возможности поехать за границу для наших граждан. Количество внутренних туристов увеличилось на порядок. Все едут на летний отдых в Сочи или Крым, но заезжают в Петербург. Наши гости тоже перестали ездить за границу и все чаще используют ресторан как место для ужина. Здесь мы сравниваемся с Москвой. В рестораны стали ходить, потому что лень готовить.

Если проект такой прибыльный, как вы говорите, почему решили с ним расстаться?

— Даже когда я уезжал на три месяца, возвращаясь, я оказывался если не у разбитого корыта, то у заметно потрескавшегося. Ресторанный бизнес — это бизнес мелочей. Пока ты на месте, ты замечаешь мелкие детали, шероховатости, пробуешь кухню, постоянно контролируешь и корректируешь. Оставить на год — это значит потерять бизнес как таковой. Лучше продать сейчас. И может, он попадет в хорошие руки, и они смогут выжать из него еще больше.

Фото: Из личного архива
ПоделитьсяПоделиться

Есть уже претенденты?

— Пока это, скорее, спортивный интерес. Люди, которые действительно будут покупать, обычно не светятся.

А за какую сумму вы готовы расстаться с бизнесом?

— Не буду говорить. Если говорить о покупке готового бизнеса, в среднем считается, что она должна отбиваться за два-три года. По результатам последнего года я могу смело сказать, что полутора лет хватит, чтобы отбить деньги, потраченные на покупку ресторана.

Реалистично ли продать бизнес, учитывая ожидания нового локдауна?

— Я думаю, что нереалистично. Но самые удивительные покупки или продажи у меня происходили совершенно неожиданно. Все говорит о том, что сейчас покупать бизнес нельзя и рестораны вообще открывать нельзя. Но в последние три месяца по количеству открытий мы вернулись в доковидное время. Много проектов запускают бизнесмены, приехавшие из-за Урала, Сибири. Это не массовая, но уже серьезная экспансия и конкуренция для доморощенных бизнесменов. Это как продавать редкую машину: покупателей мало, но все они заинтересованные люди.

Когда вы уезжаете в Кению?

— До конца ноября.

Если не успеете продать к этому времени, будете закрывать бизнес?

— Конечно, нет. Будем работать.

Беседовала Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

с партнером по бизнесу Владимиром Ильиным
с партнером по бизнесу Владимиром ИльинымФото: Из личного архива
Фото: Из личного архива
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (54)

"таких оборотов, как с ноября прошлого года, у нас не было никогда. Хотя мои коллеги меня не поддержат. В Петербурге не принято раскрывать выручку ресторанов, принято плакать." - что-то мне кажется, что тут он чисто случайно правдой проговорился :-)

Всегда есть идиоты которые думаю, что в чужих краях и х....толще.

Дауншифтинг

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1